К.Шнайдер: «К концу учебы я полюбила немецкий»

29.11.16

К.Шнайдер: «К концу учебы я полюбила немецкий»

К.Шнайдер: «К концу учебы я полюбила немецкий»

В рамках проекта кафедры немецкого языка, посвященного личным воспоминаниям бывших студентов-международников о годах, проведенных в МГИМО, мы публикуем отзыв выпускницы факультета МЖ'12, студентки магистратуры университета г. Лейпцига, сотрудницы отдела по связям с общественностью компании Verbundnetzgas в Германии (Лейпциг) Киры Шнайдер (Свинцицкой).

— Я и немецкий… Попробую подобрать метафору. Вот представьте: родной дедушка дарит вам абсолютно ненужную «Чайку» и при этом говорит, что вы еще должны за ней ухаживать, ремонтировать и пылинки с нее сдувать. А вы думаете: «Вот сдалась мне твоя „Чайка“, я „Порше“ хочу». Но деда обидеть нельзя, и вы носитесь с этой «Чайкой» пять лет, пока вдруг однажды не оказывается, что советские раритетные автомобили в тренде и стоит она теперь целое состояние. Только вы ее уже не продадите, потому что вокруг этой «Чайки» крутится теперь вся ваша жизнь. Вы, скажем, не думали не гадали, а открыли магазин олдтаймеров.

Я хотела испанский, он простой и звучит так красиво. И еще его все хотят. Но дали мне почему-то сербский. Про Сербию я на тот момент знала только, что ее бомбили, и решила, что поменять язык — дело жизни и смерти. Путем изощренных дипломатических ходов мне удалось его поменять хоть на что-то, а именно — на немецкий.

Пять лет в университете у меня ассоциируются в основном с немецким языком. Его было много, он был разный, менялись оценки, и менялось мое к нему отношение. Сначала мне казалось, что однообразию не будет конца — с утра до вечера лексика сменялась грамматикой, а саму страну изучаемого языка мы видели только на занятиях в ЛУРе, да и то в учебных фильмах. На третьем курсе я съездила в Германию, Швейцарию, и у меня стал просыпаться интерес. Ну и концерт Rammstein, конечно. Неожиданно для себя к концу учебы я полюбила немецкий и разлюбила журналистику. А тем временем нужно было решать, что делать, и что еще интереснее, где жить. Так мои документы оказались в отделе кадров МИД. Ну и по закону жанра мне предложили место в консульстве в Лейпциге.

Я пробыла в мидовской командировке год, это был интересный опыт. Сначала я боялась подходить на работе к телефону, когда звонили немцы. Но где-то спустя месяц ко мне пришло понимание, что пять лет не прошли даром. Я занималась связями с общественностью, ходила на приемы, встречалась с журналистами. В общем, у меня были все шансы строить дипломатическую карьеру. Но я встретила свою любовь и вышла замуж. И вот Лейпциг стал моим домом!

Мой муж — восточный немец, он ходил с пионерским галстуком и пел в школе на уроках русского «От улыбки станет всем светлей». Кроме того, он еще и врач, который спас мне жизнь. Мне очень повезло, а особенно в тот момент, когда Ярослав Скворцов, декан МЖ, пририсовал к моей фамилии стрелочку, ведущую в группу немецкого.

Вот такая история. Сейчас я учусь в Лейпцигском университете в магистратуре по связям с общественностью. Я единственная иностранка на курсе, мне приходится читать много научной литературы на немецком и выступать на семинарах с презентациями. И я справляюсь! И все это благодаря таким преподавателям, как О.Орехова, Н.Мелихова, М.Чигашева, В.Журавлева, Т.Спасова… Всех перечислять не буду, но спасибо всем педагогам за те знания, которые так внезапно и так кстати оказались в моей голове!

Ну что, студент, ты еще думаешь, учить ли немецкий? Не думай — учи. А зачем — поймешь позже. И тебе понравится!

Кафедра немецкого языка,
Кира ШНАЙДЕР



Распечатать страницу