К.Петров: «Китайский язык повлиял на мою дипломатическую карьеру»

15.04.19

К.Петров: «Китайский язык повлиял на мою дипломатическую карьеру»

К.Петров: «Китайский язык повлиял на мою дипломатическую карьеру»

В рамках рубрики «Говорят выпускники»на странице кафедры китайского, вьетнамского, лаосского и тайского языков известные дипломаты, выпускники рассказывают о том, как они изучали китайский язык в своей alma mater и о том, какую роль язык сыграл в их жизни. Сегодня гость рубрики — второй секретарь Департамента по вопросам новых вызовов и угроз МИД России Кирилл Петров (МО 2010).

Я могу считать себя счастливым человеком, потому что выбор в пользу китайского языка был для меня осознанным. Впервые об изучении именно этого языка я задумался, еще когда учился в школе, мне тогда было 15 лет. Помню, как в 2001 году в одном из книжных магазинов Москвы наткнулся на самоучитель китайского, который и стал «первым шагом на пути в десять тысяч ли» в познании этого удивительного и уникального восточного языка.

В то же время, когда меня спрашивают, почему выбрал именно китайский, дать однозначный ответ мне все же не просто. Наверное, тогда мной двигало желание изучать именно редкий иностранный язык, не настолько распространенный, как английский, французский, испанский или немецкий. И действительно, в те годы китайский в Москве был во всех смыслах редким языком. Тогда у большинства из нас не было ни электронных словарей, ни различных интерактивных программ и мобильных приложений по китайскому, которые сегодня доступны каждому. Например, прекрасно помню, как любой новый незнакомый иероглиф нужно было искать в большом бумажном словаре по несколько минут.

В моей семье мои «устремления на Восток» восприняли с пониманием, хотя и не без удивления, так как среди родных никто с Китаем каким-либо образом связан не был. Из всех возможных вариантов для начала изучения китайского выбор в итоге был сделан в пользу курсов редких языков в МГИМО. Оглядываясь в прошлое, сейчас я понимаю, насколько сильно мне тогда повезло, ведь в тот год одним из предложенных на выбор редких языков оказался именно китайский, а не японский, корейский или вьетнамский, например. Я всегда буду помнить те два года своей жизни, в течение которых происходило мое знакомство со ставшей впоследствии родной alma mater. Именно в то время для меня был задан тот мгимовский «стандарт» по китайскому языку, которого я придерживаюсь и по сей день. Моим первым преподавателем была О. Н. Маслакова, которой я очень признателен за ее «школу», благодаря которой к вступительному экзамену по китайскому языку я подошел во всеоружии.

Среди сложностей в изучении китайского для себя я бы выделил следующие. Во-первых, это задача привыкнуть к достаточно высокому темпу речи носителей языка. Во-вторых, работа с традиционной иероглификой. В-третьих, освоение базовых навыков синхронного перевода. Кроме того, китайская иероглифика сама по себе требует очень много времени. Прописывание каждого нового иероглифа и слова по две строчки, а также в прописях по каллиграфии, занимало у меня не один час. Но на самом деле, в преодолении всех трудностей китайского языка мне всегда помогали мои мудрые учителя и наставники, к которым я всегда буду испытывать чувство глубочайшего уважения и искренней благодарности за их труд. Это А.Н.Алексахин, И.В.Войцехович, А.А.Войцехович, А.Ф.Кондрашевский, Ю.В.Магдалинская, О.Н.Маслакова, Л.Д.Мусабекова, Е.Ф.Тихонова. Также я искренне признателен столь выдающимся востоковедам МГИМО, как А.Д.Воскресенский, В.А.Корсун, Н.Н.Котляров, за их неоценимый вклад в мою профессиональную подготовку в качестве китаиста и восточника-международника.

Если посчитать, в общей сложности мое обучение в МГИМО растянулось на долгие девять лет — это курсы редких языков, бакалавриат, стажировка во Втором пекинском институте иностранных языков, магистратура. И, конечно, за почти десятилетний период у меня накопилось очень много приятных воспоминаний. Наверное, одним из самых ярких из них была новость о том, что мне выпала возможность после третьего курса поехать на год в Пекин в качестве студента по обмену. Помню, с каким рвением тогда я летел в первый для себя раз в Поднебесную, как повторял все заученные на тот момент материалы, как стремился к тому, чтобы достойно «нести знамя» нашего института, применяя на практике все, что мы учили, и совершенствуя дальше уровень своих знаний в языковой среде.

Китайский язык вряд ли можно осилить, если к нему нет никакой симпатии или по крайней мере интереса. Думаю, что китайский не из тех иностранных языков, которые сразу же легко поддаются учащемуся. И поэтому помимо каждодневного упорного труда очень важно также себя увлечь, заинтересовать тем или иным аспектом языка, культурой и историей его страны и народа, которые с ним неразрывно связаны. Только тогда постигать «великого немого» будет проще и, главное, интереснее.

Китайский язык непосредственным образом повлиял на мою дипломатическую карьеру. В свою первую длительную загранкомандировку я был направлен в Генеральное консульство Российской Федерации в Шанхае, где впоследствии проработал четыре года. И именно в это время я как никогда осознал, что такое «школа» МГИМО. Но там уровень твоего китайского уже не подлежит «оценке», там нет зачетов и экзаменов, лучшим же критерием становится успешное выполнение поставленных задач. Помимо исполнения своих непосредственных должностных обязанностей, которые просто невозможны без китайского, от руководства мне не единожды поступали поручения выступить в роли переводчика на том или ином мероприятии. Так, например, обеспечивал двусторонний перевод для российской делегации Минкомсвязи России, принимавшей участие в переговорах с китайскими коллегами. В другой раз был переводчиком в ходе встречи профильных департаментов внешнеполитических ведомств России и Китая. В итоге, к завершению своей первой командировки один китайский собеседник по телефону мне просто отказывался верить, что он говорит с «лаоваем» (иностранцем). Не это ли лучшее признание эффективности преподавания китайского в МГИМО?

На самом деле никогда не знаешь, где и при каких обстоятельствах тебе могут понадобиться знания китайского языка. Так, например, в прошлом году, прибыв в составе российской делегации на двусторонние консультации с китайской стороной на полях заседания Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке, мне неожиданно поступило указание руководителя обеспечить двусторонний перевод. Тот день стал для меня бесценным, незабываемым опытом использования китайского языка, когда в привычном для всех англоговорящем формате нашей работы мне представилась возможность продемонстрировать свой уровень китайского языка, приобретенного в родном МГИМО.

Интервью подготовила старший преподаватель кафедры китайского,
вьетнамского, лаосского и тайского языков Анастасия ВОЙЦЕХОВИЧ


Распечатать страницу