А.Л.Просвиркин: «Знание китайского языка повлияло на мою карьеру»

09.03.17

А.Л.Просвиркин: «Знание китайского языка повлияло на мою карьеру»

А.Л.Просвиркин: «Знание китайского языка повлияло на мою карьеру»

В рамках рубрики «Говорят выпускники» на странице кафедры китайского, вьетнамского, лаосского и тайского языков известные дипломаты рассказывают о том, как они изучали язык Поднебесной в своей alma mater, и о том, какую роль язык сыграл в их жизни. Сегодня гость рубрики — Генеральный консул Российской Федерации в Гуанчжоу Александр Львович Просвиркин.

В 1977 г. окончил МГИМО МИД СССР. Владеет китайским, английским и французским языками. Имеет дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного Посланника 2 класса, присвоенный в феврале 2003 г.

На дипломатической службе с 1977 г. Работал на различных должностях в центральном аппарате МИД России и за рубежом.

В 2003–2006 гг. — Генеральный консул России в Салониках, Греция.

В 2006–2010 гг. — заместитель директора Первого департамента стран СНГ.

В 2010–2015 гг. — заместитель директора Консульского департамента.

— После поступления в институт я был готов к изучению любого второго из иностранных языков, но, честно говоря, не китайского. Выбор насчет моего зачисления в группу китайского языка был сделан администрацией, но после двух недель занятий я понял, что выучить такой язык не смогу, тем более что моими одногруппниками были студенты, учившиеся в школе-интернате с китайским языком, либо уже побывавшие с родителями в командировках в Китае. Поэтому я обратился в деканат с просьбой о перемене языка и очутился в группе арабского, который я изучал целый месяц.

Когда я рассказал об этом одному из преподавателей военной кафедры, он настоятельно рекомендовал мне вернуться к изучению китайского. Его логика была проста — у нас подготовлено много арабистов, не за горами ухудшение отношений с Египтом (это был, кстати, 1972 год) и ослабление позиции СССР в арабском мире, сокращение масштабов советско-арабского сотрудничества. Он сказал, что мои знания арабского вряд ли будут востребованы в должной мере, а китаисты будут нужны всегда, какими бы ни были отношения с Пекином. И, хотя предположения преподавателя насчет проблем с трудоустройством арабистов не сбылись, я после этого разговора вернулся в прежнюю группу, но уже в качестве аутсайдера. Мне стоило огромного труда догнать и даже на последующих курсах перегнать коллег по уровню языковой подготовки. Я не жалею о сделанном за меня выборе и благодарен уже ушедшему из жизни преподавателю военной кафедры.

Увидев первый раз китайскую газету, а было это на собеседовании, которое проводил перед вступительными экзаменами студент-китаист 4 курса, я проникся глубоким уважением к человеку, который может разобраться в этих невиданных значках-иероглифах. А вот когда я непосредственно столкнулся с иероглификой, было очень трудно запоминать написание иероглифов и выработать похожий на китайский почерк, то есть написать иероглиф красиво. Другая сложность — четыре тона произношения, когда один и тот же звук может иметь разное значение. Грамматика проблем не представляла. А главной трудностью было то, что на один китайский уходило больше половины времени, чем на изучение других дисциплин.

На тему приятных воспоминаний, связанных с годами обучения в МГИМО, можно говорить без остановки. Главное — обстановка студенческого братства и взаимопомощи, ощущение будущей причастности к работе, которая непосредственно связана с защитой интересов нашей страны в любых уголках планеты. Поездки в стройотряды, капустники, неприятие т.н. «мажоров», которые тогда были, но не идут ни в какое сравнение с нынешними. Неизгладимые приятные воспоминания связаны с преддипломной практикой в 1 ДВО МИДа, которым руководил М.С.Капица, тогда я увидел и ощутил, что такое на самом деле китаистическое братство.

Главное для студента-китаиста — проникнуться интересом к языку, испытывать удовлетворение после прочитанной и сразу понятой фразы, особенно когда в предложении присутствуют идиомы или сленг, который часто употребляется китайскими СМИ. Рекомендую вести рукописный словарь как слов, так и выражений, причем каждое слово желательно прописать раз 20–30, а выражение раз пять. Практикуйте разговоры с согруппниками на китайском языке, в том числе по телефону. Не делайте перерывов в изучении языка даже во время каникул, особенно летних. Развивайте навыки восприятия устной речи, особенно бытовой, это пригодится при налаживании тесных связей с китайскими партнерами. У меня трудности в изучении языка прекратились тогда, когда мне начали сниться сны на китайском языке.

Знание китайского языка самым прямым образом повлияло на мою карьеру. Так, с подачи М.С.Капицы я досрочно стал третьим секретарем и получил в придачу ранг третьего секретаря, когда сумел правильно перевести на китайский язык довольно редкий гастрономический термин на очень важном с точки зрения выработки подходов к нормализации советско-китайских отношений ужине в Москве в честь китайской делегации во главе с замминистра иностранных дел КНР. Разговор не очень клеился и, чтобы разрядить обстановку, М.С.Капица предложил опрокинуть до дна по рюмке водки и закусить волованом с черной икрой. Оба штатных переводчика замялись с переводом слова «волован», и глава китайской делегации даже съязвил по этому поводу. А когда я поднял руку и перевел это слово, китаец засмеялся и сказал, что такие, как этот молодой дипломат, помогут нам договориться.

Благодаря китайскому языку я познакомился с Ближним Востоком и Африкой, где я работал на точках китаистов в посольствах в рамках существовавшей во времена СССР практики направления китаистов в те страны, где осуществлялось заметное влияние и присутствие Китая. Эти командировки также способствовали служебному росту, первым секретарем я стал в 33 года. В целом, китайский язык прививает такие качества, как собранность, упорство, трудолюбие, целеустремленность, которые очень помогают в работе и успешной карьере.

Интервью подготовили преподаватели кафедры
китайского и др.языков А.А.Войцехович и М.М.Самсонов


Распечатать страницу