Историко-деловая игра «Русская мысль в XIX веке»

25.11.15

Историко-деловая игра «Русская мысль в XIX веке»

Историко-деловая игра «Русская мысль в XIX веке»

Сегодня уже не увидишь, как схлестываются в непримиримой борьбе марксисты с народниками или славянофилы с западниками, ведь времена этих течений общественной мысли давно прошли. Но не для исторического клуба «Кассиодор»: 21 ноября клуб провел историко-деловую игру «Русская мысль в XIX веке» и свел в битве самые различные взгляды и идеологии.

Еще до начала игры было видно, что участники тщательно готовились: в коридоре репетировала свое выступление одна команда, другие листали тетради, кто-то распределял роли. В аудитории царил веселый гул, и будущие идеологические противники непринужденно разговаривали между собой, обмениваясь шутками и ожиданиями по поводу игры. Вот, наконец, появилось жюри, и после небольшого инструктажа и прочих технических деталей в виде жеребьевки настало время игры.

Первыми презентуют себя революционеры-народники. «Кто виноват? Что делать?» — звучат в самом начале выступления извечные вопросы, которые и были девизом игры. На эти вопросы народники отвечают так: виновато во всем государство, угнетающее самое многочисленное сословие России — крестьянство, и делать нужно следующее: разрушить государство на корню и организовать новое, здоровое общество, строящееся на самоуправлении социалистических общин. «Долой самодержавие, долой капитализм!» — вот он, лозунг революционера-народника.

Надо сказать, ребята подошли к своему выступлению творчески: вот Бакунин выдвигает свои анархические лозунги, вот последователи пропагандистских идей Лаврова «идут в народ», вот появляется Ткачев и предлагает свергнуть власть, объединившись в небольшую группу интеллигенции. После выступления группу революционеров атакуют соперники коварными вопросами. Кто-то хочет услышать развернутый план существования России после разрушения государства, кто-то сомневается в истинных причинах желания «открыть народу глаза на правду русскую», а кто-то и вовсе гневно восклицает: «Так чем же вы отличаетесь от убийц, если цель ваша — убить государя?». Сейчас в аудитории нет студентов и студенток, есть только горящие идеей революционеры, консерваторы и либералы, каждый из которых хочет доказать правдивость своих мыслей и чувств.

Но время для вопросов заканчивается, и теперь панславистам предстоит сказать свое слово. Их идеи не замыкаются только на нашем государстве, они обращаются ко всем славянам, которые должны объединиться под предводительством России, потому что Россия — особая страна, отличающаяся и от западных, и от восточных стран, и она достойна вести за собой все славянские государства. «Мы — русский человек, мы — те, кто были благословлены самой Византией, новым Римом. Мы — третий Рим! Мы несем знамя православия, мы несем знамя новой идеи. Панславизм — это та матрица, тот ключ, который позволит России действительно объединить всех нас, всех славян», — провозглашает торжественно один из панславистов, и отзываются в душе эти слова, полные гордости за Родину. Невозможно определить, играет ли сейчас он роль или действительно верит в это, так горячо были произнесены эти слова.

«Мы поведем весь народ, все славянские народы к светлому будущему!» — звучит заключительный лозунг, и снова сыплются вопросы: какая стратегия, как не ущемить права других народов, как не поссориться с другими странами. И ответы уже начинают вызывать запрещенные регламентом дискуссии: какая разница, что там за регламент, если хочется доказать свою идею?

Следующими убеждать всех в своей правоте берутся западники, люди, которые верят в то, что Россия, отстающая в развитии от Запада на добрую сотню лет, должна, следуя тем же принципам, догнать Запад, а затем его и перегнать. А для этого нужно: «Во-первых, цивилизованно, сверху, отменить крепостное право, во-вторых, путем Его Величества парламентской реформы ввести в России представительный орган власти, и самое главное, наконец-то привести Россию к настоящему положению капитализма».

Неизбежные вопросы после выступления снова заставляют западников озадаченно морщить лбы и спешно совещаться, чтобы дать блестящие ответы на сложные и коварные вопросы.
И вот от западников переходит «знамя» выступления к их одновременным собратьям по идеологии и соперникам по направленности — славянофилам. Об их основных идеях каждый знает еще со школьной скамьи: они считают, что Россия — особая страна со своим индивидуальным путем развития, и равняться на Запад нам ни в коем случае не стоит. Но что же они предлагают нам на настоящий момент (а настоящий момент сейчас для нас, я напомню — XIX век во всем своем величии)? А предлагают славянофилы следующее: «Первое — полностью отменить выкупные платежи с возможной компенсацией денег крестьянину без развала общины, пересмотреть земельный вопрос в пользу крестьян. Второе — дать возможность высказаться нереволюционным движениям и ослабить цензуру, но не давать воли революционерам, которые создают дестабилизацию и волнения. Основная задача — заручиться поддержкой простого русского народа, только это поможет России выжить в будущем».

Стоит ли повторять, что за выступлением последовали вопросы? И они снова вызвали оживленные дискуссии и негодование возмущенных ответами противников. Каждый пытался найти самое уязвимое место в идеологии соперника и задать именно такой вопрос, который попадет в эту больную точку. И поэтому дискуссии становятся все жарче и оживленнее, и участники все больше пренебрегают регламентом, движимые желанием одержать победу над соперниками.

Чаадаевцы, выступившие следом, представили совсем другую мысль: они видят проблему не в том, что Россия пойдет по неправильному пути, но в том, что она уже давно, тысячу лет назад, выбрала этот путь, и теперь страдает от сделанного выбора. Тогда, в далеком 988 году, Русь избрала своей верой православие, и, по мнению Чаадаева и его последователей, это было роковой ошибкой. Если бы Россия стала страной католической, то совсем иной была бы ее история, и она смогла бы «явить миру то, что должна была явить тысячу лет назад». Такое заявление не могло не вызвать бурю обсуждений. Ведь как может Россия вдруг принять католичество, если всегда она была страной православной? Но у чаадаевцев есть ответ: «Мы уверены, что народ наш — это чистый лист. У России фактически не было истории, мы не дали миру ни одной новой идеи, и поэтому мы на данном этапе, в наш просвещенный XIX век, можем спокойно, не будучи обремененными грузом веков, грузом разномастной истории, принять эти изменения, можем сделать решающий шаг к католической церкви, к глубинной модернизации нашего общества».

После этих смелых заявлений настает очередь консерваторов представить на суд общественности свою идеологию. Заключается она в следующем: зачем кардинально менять сложившееся устройство общества и государства, если существующее функционирует вполне себе сносно? «У вас есть теории, а у нас есть уже построенное сильное государство с сильной армией, с сильной властью и сильной духовностью в виде православия», — гордо говорят консерваторы. Они ни в коем случае не отрицают развитие и прогресс, но выступают за эволюцию, а не революцию. Большинство собравшихся в аудитории — представители течений, которые предполагают изменения в обществе, и они всем скопом набрасываются на единственных консерваторов на этом собрании.

Последними берут слово марксисты. И с их идеологией мы знакомы, кажется, лучше всего, ведь именно эти идеи были все-таки претворены в жизнь и кардинально поменяли путь развития нашей страны. Но пока на дворе XIX век, и они только строят планы: «Что мы сделаем? Путем революции мы установим диктатуру пролетариата и таким образом мы вырвем из рук всех буржуев весь капитал. Мы централизуем все орудия и средства труда и производства в руках государства, будем наращивать производственные силы и постепенно придем к обществу, которое будет называться „Ассоциация индивидов“».

Последний шквал каверзных вопросов и громких дискуссий, и мероприятие подходит к концу. Каждый сказал, что хотел, упорно защищая свои идеи и не давая противнику сбить себя с толку. Жюри, которое принимало участие в обсуждениях и тоже задавало группам свои сложные вопросы, удаляется для обсуждения и вынесения окончательного решения. И снова в аудитории веселый шум: участники благодарят друг друга за игру и обсуждают особенно яркие моменты. Кто-то уходит по делам, не дождавшись результатов, кто-то решает быть верным игре и остаться.

Жюри совещалось недолго и вскоре вернулось в аудиторию. Конечно, объявлять результаты сразу члены жюри не стали и решили потомить участников речами и поздравлениями. Приглашенный член жюри, профессор МГУ А.Шевырев высоко оценил мероприятие: «Прежде всего, я должен сказать, что это действительно блестяще: все прошло очень организованно и произвело впечатление блестящего вечера. Некоторые команды явно провели хорошую, глубокую подготовку, некоторые проявили артистизм и креативность. Я впервые участвую в таком мероприятии, и мне очень понравилось. И хотелось бы увидеть это еще раз, и еще много-много раз».

Теперь остается последний завершающий штрих игры — долгожданное объявление результатов. Дополнительный приз за самое творческое выступление достается команде революционеров-народников, а победителями игры становятся западники, набравшие 98 баллов в сумме. Но, кажется, именно эта игра — та самая, в которой важна не победа, а участие, и поэтому либералы, консерваторы и революционеры превращаются в довольных проведенным вечером студентов и отправляются домой, полные впечатлений.

Игра закончилась, история продолжается. А это значит, что новые игры ждут студентов совсем скоро. Приходите, оживляйте историю и творите свой собственный исход исторических событий!

Мария КРЕЧЕТОВА,
студентка 2 курса факультета МЖ





Распечатать страницу

Фотогалереи

Фотограф: Елизавета СМИРНОВА 10