Студентам очень нужна возможность приобщиться к Богу

07.03.16

Студентам очень нужна возможность приобщиться к Богу

Студентам очень нужна возможность приобщиться к Богу

Университетский храм МГИМО был вчера освящен патриархом Московским и всея Руси Кириллом. О том, кто давал деньги на строительство церкви, почему она могла так и остаться на бумаге и как религиозные убеждения дипломатов влияют на политику, рассказал в эксклюзивном интервью РИА Новости ректор МГИМО Анатолий Торкунов.

Университетский храм МГИМО, появившийся по инициативе преподавателей и студентов вуза, был вчера освящен патриархом Московским и всея Руси Кириллом. О том, кто давал деньги на строительство церкви, почему она могла так и остаться на бумаге и как религиозные убеждения дипломатов влияют на политику, рассказал в эксклюзивном интервью РИА Новости ректор МГИМО Анатолий Торкунов. Беседовал Антон Скрипунов.

—Анатолий Васильевич, почему идея строительства храма при вузе появилась уже в 2000-х, а не раньше, как, например, в случае с МГУ?

— Идея возникла, когда вуз стоял на ногах — в переходный период он физически рассыпался из-за нехваткой средств и просто не мог взяться за такую большую задачу как строительство храма. Но когда вуз окреп, она была поставлена, естественно, не за счет вуза: храм строился полностью за счет друзей вуза — крупных бизнесменов, студентов и преподавателей. В общем, за сравнительно короткое время удалось построить церковь, которая, на мой взгляд, будет украшением Москвы.

— Какой этап строительства храма был самым сложным для вас как ректора вуза?

— Нас сразу поддержал патриарх Алексий: он принял нашу общину и прямо при нас подписал указ о создании патриаршего подворья. А дальше началась работа — рутинная, тяжелая, связанная с оформлением участка и всех положенных разрешений. Но самым трудным испытанием стало, когда церковь была наполовину или даже больше построена, а средства полностью закончились: те, кто помогали строить, сами оказались в непростой экономической ситуации.

Помогли наши выпускники и Владимир Иосифович Ресин, который отвечает в Москве за строительство храмов. И когда удавалось собрать деньги, работа продолжалась, благодаря лояльной к университету и уважительной к церкви позиции строительных организаций — ведь то и дело приходилось залезать в долги.

Мне кажется, то, что получилось в результате — очень интересно: и трапезная, и иконостас — такой современный. И то, что на службе всегда много народа. Ну и сегодня, естественно, я видел много преподавателей и студентов, которые пришли сегодня на освящение храма, который, надеюсь, для многих из нас станет домом, куда приходишь не только совершить какие-то обряды, но и поговорить с самим собой и с Господом.

— Как бы вы охарактеризовали взаимодействие РПЦ с академическим сообществом?

— Везде все по-разному. Кстати говоря, этот храм построен на месте Свято-Никольской церкви, которая духовно окормляла ближайшие деревни, но после революции ее разрушили и об этом мало кто вспоминал. Но мы нашли все документы, и когда ставили вопрос о том, что церковь должна быть именно здесь, мы привели немало веских исторических доказательств.

Я думаю, что открытие храма святой Татианы при МГУ, открытие часовен в вузах — это хорошее, достойное дело: возможность приобщиться к Богу студентам очень нужна. Часто просто есть потребность остаться один на один с Тем, в кого ты веришь. Мне кажется, все это очень органично.

Говорят, мол, вот, Церковь проводит чуть ли не агрессивную политику в вузах и в школах. Но это абсолютно не так! Все делается по взаимному согласию. Зачастую у Церкви и сил, и времени нет, а она все равно идет в школы, в вузы, проводит занятия, лекции, встречается с ребятами.

Патриарх Кирилл, еще будучи митрополитом, неоднократно бывал у нас с лекциями — собирал огромное количество слушателей. Речь шла о гуманизме, о современной культуре, о вызовах цивилизации. И, насколько я помню, завершалось всегда массой вопросов. Он и став патриархом бывал на наших мероприятиях: к примеру, освятил памятный знак благоверному князю Александру Невскому — он у нас в новом здании на видном месте в память об этом выдающемся государственном деятеле, который считается покровителем и попечителем русских дипломатов.

— Должна ли религиозность дипломата влиять на принимаемые им решения?

— Нет, не должна. Но если ты, например, христианин, то многие установки, оставленные нам Иисусом Христом, так или иначе должны иметься в виду при принятии решений. Это не значит, что дипломат ими руководствуется. У каждого человека есть духовный мир, определяющий подходы и жизненные оценки. Но это не должно не только препятствовать, но и задавать другие условия во время общения с дипломатами других конфессий. Ни в коем случае.

— А как вы лично воспринимаете Церковь и ее деятельность?

— Если говорить о личном восприятии, то я был крещен в детстве, когда это еще не приветствовалось. Наш дом не был особо религиозным, но всегда все православные праздники так или иначе отмечались. А сам ходить в церковь я начал с середины 80-х. Потом и внуков крестил. И здесь в церкви самый большой колокол — подарок нашей семьи.

Так что, я считаю, Церковь играет большую роль в жизни каждого из нас. И не будучи человеком фанатичным, я вместе с тем полагаю, что православная церковь со своей традицией и разумным подходом во всем может сыграть большую роль в продвижении нашей страны дальше.

РИА Новости


Распечатать страницу