В.Зубцов: «От „Бременских музыкантов“ до сборной Германии»

02.10.18

В.Зубцов: «От „Бременских музыкантов“ до сборной Германии»

В.Зубцов: «От „Бременских музыкантов“ до сборной Германии»

В рамках проекта кафедры немецкого языка, посвященного личным воспоминаниям бывших студентов-международников о годах, проведенных в Университете, мы публикуем отзыв выпускника бакалавриата факультета Международной журналистики и магистратуры Борнмутского университета, PR-менеджера в компании Puma по направлению Teamsport Виталия Зубцова.

— Отчетливо помню первую мысль, когда искал свою фамилию в списке распределения первокурсников по языковым группам. Немецкий учить отчаянно не хотелось. Он казался неблагозвучным, сложным и не очень романтичным. То ли дело испанский или французский... Думаю, вы уже поняли, что я попал именно в немецкую группу.

Новый язык не давался мне совершенно. Я добросовестно просиживал часы над «От простого к сложному», но никак не мог запомнить, чем Dativ отличается от Akkusativ, какие в разных падежах нужно ставить окончания, и какого рода слово Tisch. Одним словом, путь от простого к сложному для меня заканчивался, даже не успевая начаться. Мой первый преподаватель Оксана Евгеньевна Орехова, к ее чести, не сдавалась и упорно пыталась мне объяснить правила грамматики, используя разные приемы, но нет. И, разумеется, вся моя группа на первой зимней сессии по немецкому получила «автоматы», а я гордо отправился на рандеву (то есть на Termin) с Оксаной Евгеньевной и Татьяной Васильевной Спасовой — на свой первый в жизни зачет. Сдал я его каким-то чудом.

С предубеждениями насчет красоты и неблагозвучности я расстался довольно скоро. В рамках апрельского фонетического концерта среди первокурсников, изучающих немецкий, наша группа ставила сценку из «Бременских музыкантов». Мы даже перевели песню «Ничего не свете лучше нету» на немецкий — звучало отлично, а слова я помню до сих пор.

В общем, огромное спасибо Оксане Евгеньевне и всем другим блестящим преподавателям аспектов. Если бы не они, я бы не дошел до третьего курса. Вклад каждого из них в меня лично переоценить невозможно. Но отдельно я хотел бы сказать о Нонне Васильевне Мелиховой, которая вела у нас на третьем курсе. «Стране нужны Ломоносовы», — начинала занятие Нонна Васильевна и решительно переходила к проверке домашней работы. И поверьте, не сделать ее было нельзя, но не из-за страха, хотя, что греха таить, он тоже сыграл роль, а из-за потрясающей любви Нонны Васильевны к немецкому языку, которой она заразила всех нас. Мы читали Ремарка в оригинале, переводили политические статьи, учились вежливо говорить по телефону и анализировали статьи из Deutsche Welle. Она сделала, как мне тогда казалось, практически невозможное — своим примером заставила относиться к немецкому с трепетом и чуть ли не с благоговением.

Так вышло, что немецкий язык помог мне в моем стремлении начать работать в футбольной индустрии. Я работал переводчиком и сопровождающим для немецкой делегации, которая приезжала в Санкт-Петербург на церемонию предварительной жеребьевки Чемпионата мира по футболу в России. Несколько месяцев спустя я выполнял те же функции, но уже для юниорской сборной Германии, приглашенной в Москву на начало обратного отсчета дней до старта турнира. Я проходил стажировку в кельнской газете Koelnishe Rundshau, где писал короткие заметки про спорт, а позже стажировался в одном из ведущих футбольных агентств мира — Sport Total. Потом работал в компании Adidas, теперь же занимаюсь связями с общественностью для другой немецкой фирмы — Puma. Сегодня стало известно, что Германия примет Чемпионат Европы в 2024 году, и я уверен, у меня получится попасть и туда.

В этом году исполняется пять лет нашему выпуску — и вот уже пять лет мы не сидим до полуночи, переводя статьи про визиты турецкого премьер-министра в Германию, в ходе которого состоялись двусторонние переговоры, прошедшие в дружественной, но деловой атмосфере. То время, когда мы занимались этим переводом, я могу с уверенностью назвать лучшим в своей жизни. Преподаватели МГИМО заложили в нас настолько прочную базу немецкого языка, что она дала каждому возможность работать в любимой сфере — театр, спорт, журналистика, юриспруденция, политика. Своим отношением к нам и языку они показывали, каким ценным является знание немецкого. И нам хотелось его учить. Они говорили, с ним можно пойти куда угодно — и это правда. И даже сейчас, когда далеко не всегда получается практиковаться, голова еще помнит, какое окончание нужно поставить к прилагательному в Dativ в единственном числе. И даже во множественном.

Виталий ЗУБЦОВ,
Кафедра немецкого языка


Распечатать страницу