Заседание секции российского и зарубежного гражданского права клуба «Казус»

06.04.17

Заседание секции российского и зарубежного гражданского права клуба «Казус»

6 апреля состоялось очередное заседание секции российского и зарубежного гражданского права клуба «Казус». Темой заседаний стала проблема изменения и расторжения договора при существенном изменении обстоятельств (ст. 451 ГК).

В частности, в поле зрения участников дискуссии оказались проблемы т.н. «валютных ипотечников» — граждан, которые заключили кредитные договоры в иностранной валюте, столкнулись с серьезными финансовыми трудностями из-за изменения курса российского рубля и пытаются в судебном порядке изменить «валютные оговорки» в кредитных договорах. В ходе заседания студенты обсудили как формально-юридические, так и политико-правовые соображения, имеющие отношение к этой проблеме.

Первый доклад сделала студентка 2 курса А.Васильченко. Ее сообщение основано на фундаментальной презумпции того, что физические лица-заемщики нуждаются в особой защите, поскольку с учетом их квалификации не могли предвидеть резких колебаний российского рубля. Она обратила внимание на то, что многим заемщикам кредит в валюте был навязан. При этом страхование валютных рисков для заемщиков недоступно. Кроме того, по мнению докладчика, одной из причин возникновения финансовых трудностей у «валютных ипотечников» стало решение Банка России о переходе на плавающий курс рубля, которое заемщики предвидеть не могли.

А.Васильченко отметила, что существующая судебная практика, при которой суды отказывают в изменении и расторжении кредитных договоров, приводит к тому, что ст. 451 ГК фактически не работает. По ее мнению, судам можно было бы рекомендовать активнее применять гражданско-правовые механизмы защиты интересов заемщиков. Кроме того, необходимо сделать процесс реструктуризации задолженности в таких случаях обязательным для банков.

В докладе студентки 2 курса А.Роговой прозвучали аргументы как в пользу более активного применения ст. 451 ГК, так и против такого решения. Она обратила внимание на то, что ст. 451 ГК предполагает одновременное наличие нескольких условий для того, чтобы договор мог быть изменен или расторгнут. Одним из этих условий является невозможность «преодолеть» изменившиеся обстоятельства. По мнению А.Роговой, этот термин не очень удачен. Более корректный термин — «вне контроля» стороны — использован в Принципах УНИДРУА. Заемщики не могли контролировать решение Банка России об отказе от т.н. валютного коридора. В то же время суды исходят из того, что они могут «преодолеть» возникшие последствия, например, путем заключения другого кредитного договора.

Кроме того, условием расторжения или изменения договора по ст. 451 ГК является то, что из существа договора или из обычаев не вытекает, что риск несет заинтересованная сторона. По мнению докладчика, сам факт включения в договор валютной оговорки показывает, что заемщик принял риск на себя, поскольку курс иностранной валюты колеблется относительно российского рубля.

Таким образом, по мнению А.Роговой, в ст. 451 ГК слишком много одновременных условий, а также оценочных критериев. Это приводит к тому, что ее применение становится фактически невозможным. Докладчику удалось отыскать в судебной практике 65 дел, в которых суды применяли ст. 451 ГК; однако ни один из этих случаев не связан с валютной ипотекой. Анализ судебной практики показывает, что обстоятельствами, при которых суды иногда готовы применять ст. 451, являются, например, принятие нормативных правовых актов или судебных решений, изменение технологии, банкротство. Таким образом, суды в некоторых случаях применяют ст. 451, когда речь идет о вмешательстве государства в отношения сторон или об объективных процессах. При этом они не готовы применять ст. 451 при изменении экономических условий (изменения курсов, дефолт и пр.).

А.Рогова отметила, что против более широкого применения ст. 451 ГК может быть выдвинут ряд серьезных аргументов. В то же время все они опровержимы. В частности, аргументом «против» может быть опасение возрастания судебной нагрузки, а также риски непредсказуемости, связанные с усмотрением суда. Однако, по мнению докладчика, финансовые кризисы в любом случае увеличивают нагрузку (дела о взыскании задолженности, о банкротстве и т. д.). Довод об усмотрении суда также не является решающим, так этот фактор присутствует при рассмотрении любых споров.

Еще одним доводом против ст. 451 ГК является идея о необоснованности вторжения в частные, рыночные отношения сторон. Однако, по мнению докладчика, суд может мягко вмешиваться в эти отношения, что позволяет сгладить возможные отрицательные последствия. А.Рогова опровергла и аргумент о том, что на ст. 451 ГК могут ссылаться недобросовестные участники оборота, чтобы избежать необходимости исполнять договоры. По ее мнению, наличие некоторого количества недобросовестных истцов не является основанием для лишения защиты всех добросовестных участников оборота.

Студент 2 курса Д.Костомаров выступил в поддержку принципа pacta sunt servanda и осторожного применения ст. 451 ГК. Он предложил уточнить перечень обстоятельств, при наступлении которых договор может быть изменен или расторгнут. По мнению Д.Костомарова, к таким обстоятельствам должны относиться, в частности, девальвация, дефолт, принятие законов и нормативных правовых актов.

В ходе состоявшейся дискуссии был предложен целый ряд аргументов как «за», так и «против» более активного применения ст. 451 ГК. По словам Н.Галкиной, изменение и расторжение договоров по этой статье означает перекладывание рисков на другую сторону (в частности, банки). Однако это тоже может привести к весьма тяжелым последствиям. Н.Галкина не поддержала предложение Д.Костомарова о создании закрытого перечня обстоятельств, при которых должна «работать» ст. 451 ГК: по ее мнению, это противоречит самой идее, закрепленной в этой статье. Она также отметила, что по ст. 451 могут приниматься во внимание только «индивидуальные» обстоятельства, затрагивающие конкретную сторону договора. Ссылка на «общественные» обстоятельства (девальвация, кризис и т. п.) по этой статье недопустима.

М.Попова отметила, что «общественные» изменения могут приводить к катастрофическим последствиям для конкретного участника оборота, и это следует учитывать. Она поддержала предложение Д.Костомарова о том, что судам необходимо ссылаться на ст. 451 ГК, в частности, для того, чтобы повысить готовность сторон к ведению переговоров.

Несмотря на полярность высказанных мнений, участникам дискуссии удалось найти точки соприкосновения. Они согласились в том, что ст. 451 ГК может по-разному применяться к предпринимателям и потребителям. Для участников предпринимательской деятельности этот инструмент должен остаться практически недоступным. При этом для граждан его можно применять активнее. Кроме того, выступавшие обратили внимание на то, что судам следует отдавать предпочтение изменению (адаптации) договора, а не его расторжению.

Мария АНДРИАНОВА,
Анна АРХИПОВА,

доценты кафедры МЧГП


Распечатать страницу