Политологическая школа

Основы политологической школы МГИМО начали закладываться уже вскоре после создания института. В условиях жестких идеологических ограничений тех лет, вопреки им, возникали очаги и даже целые «заповедники» современных политических исследований и современного образования. МГИМО стал одним из них. Профиль института, его практическая ориентация предполагали изучение реальной международной политики и ее внутриполитического контекста, способствовали становлению политологических исследований. Это позволило создать своего рода площадку для развертывания, если угодно, вначале «криптополитологии» (или «де факто политологии») – «потаенной» политической науки, которая часто выступала под маркой иных дисциплин – истории, юриспруденции, философии.

В ту пору политологическая проблематика разрабатывалась в МГИМО в значительной мере в рамках философско-социологической школы, а также в русле изучении политической истории зарубежных стран. В этой связи нужно упомянуть ставших академиками Г.А. Арбатова и Г.В. Осипова, профессоров Э.А. Араб-оглы, И.В. Бестужева-Ладу, Д.М. Гвишиани, Д.В. Ермоленко, Ю.А. Замошкина, А.А. Злобина, Н.Н. Разумовича, Ю.Н. Семенова, В.С. Семенова, М.А. Хрусталева.

В условиях оттепели 1960-х годов и последовавшего интеллектуального оживления в советской общественной науке происходило фактическое утверждение политологии. Эти процессы самым непосредственным образом затронули МГИМО. Относительная свобода научной работы, помноженная на надежды и дерзость нового поколения исследователей, позволила наметить первые направления политологической школы. Особая роль в этом принадлежала Ю.А. Замошкину, Д.В. Ермоленко и Н.Н. Разумовичу.

В 1979 году ученые МГИМО приняли активное участие в подготовке и проведении Всемирного конгресса Международной ассоциации политических наук (IPSA) в Москве, в тот период ставшего апогеем развития «де факто» отечественной политологии. Конгресс дал мощный толчок дальнейшим и качественно новым политологическим исследованиям в нашей стране в целом и в МГИМО в частности. Именно после него начался постепенный процесс официального признания политической науки в СССР.

Во второй половине 1980-х и в 1990-е годы ученые и выпускники МГИМО приняли активное участие в научных и общеполитических дискуссиях, развернувшихся в связи с перестройкой и радикальными переменами во внутренней и внешней политике страны. (В 1990-е годы А.М. Мигранян и А.М. Салмин стали членами Президентского совета России.) Мгимовцы были инициаторами ряда общесоюзных и международных конференций, организованных, в частности, Советской ассоциацией политической науки и секцией философии политики и международных отношений Философского общества СССР, на которых по-новому ставились многие актуальные проблемы развития современной политической науки.

Новый период в развитии политологической школы МГИМО был обусловлен важным событием – образованием в 1989 году самостоятельной кафедры политологии (а затем и Отделения политологии) на Факультете международных отношений. Формальным основанием для этого послужило принятое в 1989 году решение ВАК, давшее толчок для создания в стране ученых советов и кафедр политологии. Одним из важнейших следствий данного решения стали новые возможности для развития отечественной политологии.

С первых лет существования кафедры ее сотрудники сконцентрировали свои усилия на разработке и внедрении учебных курсов по политической науке, которые прежде нигде не преподавались. Так, был создан ряд альтернативных программ по основам политологии (Э.Я. Баталов, М.В. Ильин, А.Ю. Мельвиль, А.И. Соловьев, Ю.Е. Федоров), которые читались на различных факультетах МГИМО. Были также разработаны новаторские курсы по истории политических идей (А.А. Чанышев), политической социологии (В.И. Пантин), политической системе современной России (Л.Ф. Шевцова), современной политической мысли (И.Г. Тюлин), политической психологии (Н.А. Косолапов, Д.В. Ольшанский). Отчетливо мгимовский, со значительной международной составляющей, характер получили курсы по сравнительной политологии (М.В. Ильин), прикладной политологии (А.А. Дегтярев), проблемам международной безопасности (А.И. Никитин, Ю.Е. Федоров), основам изучения демократических преобразований, или транзитологии (А.Ю. Мельвиль).

Несмотря на то что кафедре политологии пришлось львиную долю своих усилий сосредоточить на разработке и внедрении учебных курсов, она быстро стала центром инновационных политических исследований. Уже в первой половине 1990-х годов работы сотрудников кафедры по сравнительному изучению демократических преобразований (Л.Ф. Шевцова, А.Ю. Мельвиль, А.М. Мигранян, О.Г. Харитонова), по международной безопасности (А.И. Никитин, Ю.Е. Федоров), по дискурс-анализу (М.В. Ильин) получили признание в отечественной и мировой политологии.

Практически одновременно с кафедрой в МГИМО был образован специализированный совет по присуждению ученых степеней по политологии. Его председателем стал И.Г. Тюлин, заместителем председателя – А.В. Шестопал. Обладателями первых дипломов докторов политических наук среди мгимовцев стали Н.В. Жданов и И.Г. Тюлин, а также М.А. Хрусталев, М.М. Лебедева, А.В. Торкунов, Т.В. Зонова, Ю.И. Лавров, Р.Ф. Матвеев, А.Н. Панов, Э.Я. Баталов, Ю.С. Пивоваров и др.

Накопленные кафедрой политологии преподавательский опыт и научный потенциал позволили уже в середине 1990-х годов поставить несколько серьезных задач. Все они, так или иначе, были обусловлены необходимостью выведения отечественной политической науки на новый качественный уровень. В педагогической области это были создание специализации по политическим наукам (существовавшее Отделение политологии работало в рамках Факультета международных отношений и вполне естественно фокусировало внимание на страноведческой проблематике), разработка единого стандарта общего политологического образования на непрофильных специализациях с учетом их особенностей и др. В результате была выработана концепция политологической специализации в МГИМО, позволившая к концу 1990-х годов завершить подготовку к созданию нового факультета. Политологи МГИМО приступили к созданию учебно-методического комплекса «Категории политической науки».

В исследовательской сфере были предприняты усилия по освоению новой для отечественной науки проблематики и разработке новых методологических подходов. Центр внимания ученые кафедры сфокусировали на проблематике демократических преобразований и типологии современных политических режимов. Концепция многовариантного демократического транзита и его отличия от «векторно» предопределенной демократической трансформации была обоснована А.Ю. Мельвилем. Он же в сотрудничестве с норвежскими и американскими коллегами предложил использовать «воронку причинности» как инструмент изучения ключевых моментов демократических транзитов.

Принципиально новый методологический подход к изучению эволюционной морфологии политики был предложен и разработан М.В. Ильиным в докторской диссертации, защищенной в МГИМО в 1995 году. Он обосновал хронополитику как особую отрасль политической науки, показал, что хронополитика в широком смысле позволяет осуществлять сравнения всех типов политической организации, а в узком смысле служит инструментом изучения мировой политики – феномена развитого Модерна, возникающего в результате интеграции цивилизационных и национальных традиций, которые в преобразованном виде сохраняются в мировой политике и обретают новые морфологические характеристики.

В условиях значительного расширения диапазона исследований и увеличения разнообразия предлагаемых подходов на первый план вышли задачи интеграции научной деятельности, поскольку специальные интересы политологов МГИМО были весьма разнообразны: М.В. Ильин – дискурс-анализ, эволюционная морфология политики, сравнительная политология, история политических понятий, Ю.Е. Федоров и А.И. Никитин – международная и региональная безопасность, проблемы СНГ, Л.Ф. Шевцова – переходные политические режимы, политические процессы в России, А.М. Мигранян – политическая модернизация и политические процессы в России, А.В. Малашенко – ислам и политика, А.Г. Володин – процессы модернизации в развивающихся странах, А.Ю. Мельвиль – сравнительная политология, транзитология, В.Н. Миронов – современная социал-демократия, А.А. Дегтярев – прикладные политологические исследования, Н.А. Косолапов – политическая психология.

Решение было найдено благодаря выделению единого смыслового фокуса исследований. Им стала проблема внешних и внутренних факторов политических изменений. Изучение данной проблематики вполне отвечало как традициям МГИМО, так и новым вызовам политической практики. Более того, работа над данной проблематикой позволяла сотрудникам кафедры органично вписываться в общий поток научных исследований, проводившихся в МГИМО, а также подключать к научной работе коллег с других кафедр, занимавшихся политологическими исследованиями.

В середине 1990-х годов на кафедре политологии было начато независимое исследование политических процессов глобализации. С самого начала в ядро группы МГИМО входили А.Д. Богатуров, А.Г. Володин, А.Д. Воскресенский, М.В. Ильин, М.М. Лебедева, А.Ю. Мельвиль, В.М. Сергеев, И.Г. Тюлин, А.В. Шестопал. По их инициативе были открыты научные дискуссии, посвященные глобализации, что привлекло к этой теме внимание российских политологов.

В 1996 году политологи МГИМО организовали в Москве совместный российско-американский семинар по вопросам глобальных политических и социальных изменений. Его материалы были опубликованы в начале следующего года. Следующим изданием, представившим некоторые результаты работы политологической школы МГИМО, стал ежегодник «Космополис 99». Опубликованные в нем статьи стимулировали дальнейшие исследования глобализации.

В начале 2000 года по инициативе политологов МГИМО под Москвой был организован двухдневный семинар, который собрал вместе представителей различных центров исследований глобализации. Ряд членов группы позднее подготовил книгу, которая обозначила некоторые методологические точки соприкосновения или, скорее, взаимопонимания в исследованиях проблем глобализации.

Активизации научной деятельности на направлении сравнительной политологии способствовало участие М.В. Ильина, А.Ю. Мельвиля, Ю.Е. Федорова и ряда других членов кафедры в серии семинаров «Вызовы теории» (Москва, июнь 1996; Вена, ноябрь 1996), а затем в семинарах в Институте сравнительной политологии Университета Бергена (Норвегия), хранителя традиции выдающего компаративиста Стейна Роккана. В ходе дискуссий, в частности, стали формироваться российская и норвежская «школы» применения методологии так называемой «воронки причинности» (впервые использованной американскими исследователями во главе с Д. Кэмпбелом). Как уже отмечалось, существенной новацией стало использование «воронки причинности» в транзитологических исследованиях, однако ученые МГИМО не ограничились этим, а предприняли попытки использования данного методологического инструмента для анализа электоральных процессов (Е.Ю. Мелешкина и Н.В. Анохина), мировой политики (М.М. Лебедева), процессов принятия решений (А.А. Дегтярев), а также осуществили разработку методологического потенциала «воронки причинности» (М.В. Ильин, А.Ю. Мельвиль, В.М. Сергеев). Результаты этих исследований были опубликованы в научных журналах и монографиях и могут рассматриваться как определенный научный вклад политологов МГИМО в мировую политическую науку.

Нельзя не отметить и существенный вклад политологов МГИМО в развитие политологического сообщества России. Они были в числе наиболее активных коллег, группировавшихся вокруг основного российского профессионального журнала политологов «Полис», которые поставили в конце 1997 года задачу перестроить Российскую ассоциацию политической науки в соответствии с требованиями времени. По их инициативе в МГИМО 20 декабря 1997 года состоялось общее собрание РАПН. В его работе приняли участие около двухсот индивидуальных членов ассоциации, представители 7 ее региональных отделений и 18 научных и университетских центров страны. Политологи МГИМО фактически возглавили обновляющуюся ассоциацию. Президентом РАПН стал профессор МГИМО М.В. Ильин, вице-президентами – А.Ю. Мельвиль, А.И. Никитин, В.В. Смирнов и А.И. Соловьев. В Совет вошли А.В. Торкунов, В.Б. Кувалдин, А.М. Салмин и Л.Ф. Шевцова. По завершению работы общего собрания его участники провели научную конференцию «Состояние политической науки в России», организованную кафедрой политологии МГИМО в сотрудничестве с редакцией журнала «Полис».

Общее собрание РАПН стало поворотным моментом в консолидации отечественного политологического сообщества. Уже в начале следующего года был проведен Первый Всероссийский конгресс политологов. Несколько десятков представителей МГИМО приняли участие в его работе. Вполне логичным и закономерным стало проведение Второго конгресса уже в МГИМО. Он состоялся в апреле 2000 года. В его работе приняли участие свыше пятисот ученых и преподавателей политологии, аналитиков и политических консультантов из 46 регионов России, а также из стран дальнего и ближнего зарубежья. Состоялись заседания 11 секций, 4 «круглых столов», а также исследовательской группы по геополитике.

В феврале 2001 года в Москве состоялась конференция представителей региональных отделений Российской ассоциации политической науки, которая в соответствии с уставом ассоциации является ее высшим руководящим органом. К конференции были подготовлены новая редакция устава и предложения по структуре и составу руководящих органов ассоциации, программы научных сессий и специального заседания, посвященного 40-летию РАПН.

На конференции было избрано новое руководство РАПН. Президентом стал выпускник МГИМО, член-корреспондент РАН, директор ИНИОН РАН, профессор Ю.С. Пивоваров. Профессор А.И. Никитин стал первым вице-президентом, профессор А.И. Соловьев возглавил Научный совет.

При самом активном участии политологов МГИМО проходили подготовка и проведение Третьего Всероссийского конгресса политологов, который состоялся в апреле 2003 года в Москве. Как и на предыдущих конгрессах, политологи МГИМО организовали и вели многие секции – по методологии политической науки (В.М. Сергеев), политической философии (Т.А. Алексеева), дискурс-анализу (М.В. Ильин), гражданскому обществу (Г.Г. Водолазов), международной безопасности (А.И. Никитин), принятию решений (А.М. Салмин, А.А. Дегтярев), мировым политическим процессам (М.М. Лебедева, П.А. Цыганков), политическому управлению (Е.В. Охотский), политической регионалистике (П.А. Федосов).

Во время работы конгресса состоялись также ежегодное собрание РАПН и собрание Академии политических наук, на котором А.Ю. Мельвиль был избран новым президентом академии.

Развитию политологической школы в немалой степени содействовал начавший работать с 1998 года под руководством И.Г. Тюлина общеинститутский проблемный семинар по внешним и внутренним факторам политических изменений. Семинар действовал на базе кафедры политологии и при участии Центра международных исследований МГИМО (проф. В.М. Сергеев), а также Российской ассоциации политической науки и журнала «Полис» (проф. М.В. Ильин и Т.В. Шмачкова). Создание этого общеинститутского семинара было обусловлено тем, что в изучение проблематики политических изменений так или иначе были вовлечены многие кафедры и подразделения института. Семинар, с одной стороны, был нацелен на то, чтобы обобщить наработки ученых различных кафедр и подразделений (политологии, философии, социологии, международных отношений, регионоведческих кафедр, Центра международных исследований и др.), а с другой – выйти на новый уровень знаний о многообразии политических трансформаций, которые дает мировая практика, а в тенденции – и на новые теоретические модели и концепции политических преобразований, происходящих в современном мире.

Наработки кафедры и Отделения политологии, а также проблемного семинара по внешним и внутренним факторам политических изменений стали основой для создания в 1998 году Факультета политологии под руководством декана А.Ю. Мельвиля. В составе факультета были образованы три специализированные кафедры: политической теории, мировых политических процессов, сравнительной политологии.

Создание Факультета политологии стало важной вехой в становлении политологической школы МГИМО. Оно, в частности, позволило полнее выявить специфику преподавания и изучения политики, точнее и четче разграничить и соединить соответствующие предметные сферы, сконцентрировать межфакультетские профессиональные взаимосвязи в области политологических исследований.

После создания Факультета политологии и образования трех специализированных кафедр дальнейшее развитие политологической школы в институте приобрело более структурированную предметную определенность. В настоящее время можно говорить о трех основных и перспективных направлениях развития политологической школы МГИМО, на которых уже достигнуты немалые научные результаты: политической компаративистике, политической теории и мировой политике.

Развивающееся в МГИМО направление политической компаративистики (сравнительных политологических исследований) ориентировано прежде всего на изучение ключевых тенденций и закономерностей мирового политического развития на основе сравнительного анализа формирующих их внешнеполитических и внутриполитических факторов. Это научное направление опирается на исследовательские традиции МГИМО 1960–1970-х годов, в первую очередь – на школу системного анализа внешней политики Д.В. Ермоленко и на школу изучения тенденций развития политического сознания и политической идеологии Ю.А. Замошкина.

Развитие специфического компаративистского подхода в русле общей политологической школы МГИМО основывалось в первую очередь на выработке общего научного языка, методологических подходов, совместных исследовательских приоритетов в условиях осмысления драматических политических изменений, охвативших в 1990-х годах Россию и весь мир. При этом одна часть политологов-компаративистов стремилась выявить структурные аспекты политических трансформаций, а другая – фокусировала свое внимание на предпочтениях и действиях самих участников политических процессов. Эти специфические различия двух исследовательских ориентаций в значительной мере отражали противостояние двух основных подходов в мировой политической науке и обществоведении в целом к изучению проблемы причинности в политических изменениях и трансформациях – системного, акцентирующего роль структурных факторов (structure), и деятельностного, ставящего во главу угла самих участников политических процессов (agency). Политологи-компаративисты начали активный поиск общей теоретико-методологической рамки исследований.

Еще в 1993 году с идеей учета различных масштабов структур и действий в политическом процессе выступил М.В. Ильин. Он исходил из того, что действительное противоречие возникает между агентами и структурами принципиально разных, например, крупных и мелких масштабов, а не между структурами и агентами как таковыми. При таком подходе у крупномасштабных явлений мировой политики, например, у модернизации, были как свои структуры (система суверенитета, конституционный порядок, международное право и др.), так и свои действующие агенты (нации, корпорации, международные организации и т.п.). Точно так же и у мелкомасштабных агентов (отдельных группировок или индивидуальных политиков и граждан) есть отвечающие им структуры (наборы «фреймов» и схем поведения, личные идентичности и т.п.).

Несколько иной, но по сути весьма близкий подход стал разрабатывать с середины 1990-х годов А.Ю. Мельвиль. Он также предложил способ учета масштаба политических явлений (прежде всего в аспекте политических изменений), однако в его концепции значимые структуры и значимые агенты действия рассматриваются как взаимодополняющие, но при этом все же подчиненные определенной иерархии элементы единой аналитической логики, которые в соответствии с концепцией «воронки причинности» интегрируют структурный и процедурный подходы к сравнению политических явлений и процессов. Этот интегральный подход был применен к сравнительному анализу процессов демократизации в разных странах и регионах мира, что, в конечном счете, позволило выйти на эскиз методологической схемы исследования и типологизации разнонаправленных политических изменений и трансформаций в современном мире.

Разнообразные научные интересы и занятия В.М. Сергеева (сетевое взаимодействие, расчет эффекта и издержек взаимодействий, моделирование политических процессов, модернизация, глобализация, взаимодействие политических, культурных, экономических и прочих аспектов политического развития и т.п.) позволили уточнить и усовершенствовать ряд методологических подходов, использующихся в компаративистике, в частности типологический анализ национальных и международных систем с включением параметров развития.

Научные работы М.В. Ильина, А.Ю. Мельвиля и В.М. Сергеева, осуществляющиеся, разумеется, в тесном сотрудничестве с коллегами по кафедре, факультету, университету и другим научным центрам, позволили обогатить изучение темпоральных аспектов политики в целом, а мировой политики – в особенности. Это, однако, ни в коей мере не привело к ослаблению внимания к пространственным аспектам политической организации. Лидером данного направления является И.М. Бусыгина, в работах которой были обоснованы и развиты новые подходы в политической регионологии. Разработкой методологических аспектов геополитики занимается М.В. Ильин.

Изучением пространственных аспектов политической организации в той или иной мере занимаются и другие политологи МГИМО. В первую очередь это касается исследования политики отдельных стран и регионов. Так, Е.Г. Пономарева изучает Балканы и, шире, политику посткоммунистического пространства, И.В. Кудряшова исследует политику Ближнего Востока и исламского цивилизационного пространства, А.В. Лукин – Дальнего Востока, А.Г. Володин – Южной Азии и примыкающих к ней регионов, С.М. Хенкин – иберийские и иберо-американские регионы.

Не менее результативным стало изучение отечественной политики. На наиболее актуальных ее аспектах, на изучении текущих политических процессов в сравнительной перспективе сосредоточивают свои усилия многие исследователи. Наиболее яркие и заметные результаты получены Л.Ф. Шевцовой, А.Ю. Мельвилем, А.М. Миграняном, Е.Г. Пономаревой, А.В. Лукиным и др. Существенно обогатилось научное понимание российской электоральной проблематики и развития партийной системы в результате компаративных исследований Е.Ю. Мелешкиной и Н.В. Анохиной.

Компаративному изучению отечественной политической традиции немало сил отдают Ю.С. Пивоваров, М.В. Ильин и В.М. Сергеев. Разработанные ими альтернативные концепции развития России получили признание в политической науке.

Содержательно научно-исследовательская и педагогическая деятельность по направлению политической компаративистики организована в виде трех концентрических кругов, позволяющих фокусировать или расширять интересы преподавателей и студентов в рамках единого поля изучения внешних и внутренних факторов политических изменений различных масштабов. В центре всей конструкции лежит наиболее компактный круг. Он связан с так называемой транзитологией – одной из ведущих отраслей сравнительной политологии. Это зона, где так или иначе пересекаются интересы всех членов кафедры политологии.

Более широкий круг образуют изучение политической модернизации и сравнительный анализ различных вариантов связанных с модернизацией политических трансформаций, включая и процессы глобализации. Соответствующая проблематика находится в сфере научных интересов А.Г. Володина, М.В. Ильина, И.В. Кудряшовой, С.М. Хенкина.

Самый широкий круг научных интересов составляет проблематика политического развития в широком историческом и эволюционном диапазоне. Данными вопросами занимаются М.В. Ильин, В.М. Сергеев, А.Ю. Мельвиль и, отчасти, И.М. Бусыгина и М.Г. Миронюк.

В настоящее время ученые МГИМО прилагают усилия для разработки нового направления в политической компаративистике – сравнительной мировой политики. Данное направление является специфичным для Факультета политологии и МГИМО в целом, способно стать интегратором научных и педагогических усилий политологов нашего университета.

Мировая политика является специфическим предметом исследования, который отнюдь не сводится к чисто международным явлениям. В первом приближении можно определить мировую политику как такую политику, которая в достаточной мере становится современной благодаря своему интенсивному развитию в интегрированном модернизацией мировом политическом пространстве. Она осуществляется на всех уровнях от глобального до локального, строится на сложном интерфейсе внешних и внутренних политик государств. В то же время ее ткань образует деятельность всего комплекса современных политических акторов. Новые качественные характеристики мировой политики, в отличие от комплекса национальных политик и систем международных отношений прежних времен, создаются мощным глобальным импульсом становления политического единства человечества – конфликтного, противоречивого, построенного на антиномиях и даже антагонизмах, но все же единого в своем фактическом функционировании.

Изучение таким образом понятой мировой политики немыслимо без компаративистики. Более того, без компаративистики изучение мировой политики попросту невозможно, поскольку соотношение различных и подобных друг другу частей, частей и целого невозможно изучать без систематических и строгих сравнений.

Компаративистика и, шире, эмпирическая политология вообще созвучна традициям МГИМО и характерному для него углу зрения. Специфика института в целом и Факультета политологии требует интенсивного развития эмпирических дисциплин, в частности сравнительной политологии и сравнительной мировой политики.

Изучение проблем политической теории традиционно занимало в рамках МГИМО одно из важных мест, однако вычленить политико-теоретическую проблематику как одно из магистральных направлений научных исследований удалось в полной мере лишь после создания самостоятельной кафедры политической теории. Приход на Факультет политологии целого ряда видных специалистов в области политической теории (Т.А. Алексеевой, Г.Г. Водолазова, В.И. Пантина, позднее А.М. Салмина, Б.Г. Капустина и др.) ознаменовал собой новый импульс к разработке проблем политической теории и философии.

Направление изучения политической теории в рамках политологической школы МГИМО привело к складыванию эпистемологического комплекса, включающего в себя три уровня познания политического: политико-философский, политико-теоретический и, наконец, эмпирический, или прикладной. Такая направленность научных исследований представляется вполне логичной и позволяет избежать двух основных «опасностей», нередко мешающих развитию отечественной политологии, – тенденций к излишней абстракции, схоластике, с одной стороны, и к увлечению фактологией и первичным уровнем обобщений, не позволяющему подняться до необходимого теоретического осмысления политических процессов и явлений. Одновременно была поставлена задача выхода на уровень междисциплинарных исследований.

Одним из важнейших направлений в данной области стала разработка проблем истории политической мысли, как отечественной, так и зарубежной. Член-корреспондент РАН Ю.С. Пивоваров является не только президентом Российской ассоциации политических наук, но и создателем оригинальной школы историко-политических исследований. А.А. Чанышев выступил в роли научного редактора собрания сочинений А. Шопенгауэра в шести томах, он также автор популярного в стране учебника «История политических учений». Логичным развитием этой же линии стал учебник Т.А. Алексеевой «Современные политические теории». Научная и преподавательская общественность России дала высокую оценку этим работам, отметив их профессиональный и научно-теоретический уровень.

Вместе с тем, очевидно, что знание новейших тенденций в политической теории за рубежом отнюдь не означает автоматического переноса выводов и заключений, полученных на ином, зачастую чуждом российскому менталитету и традициям, материале. Отсюда следует важный методологический принцип политологической школы МГИМО – конструктивно и одновременно критически подходить к выводам зарубежной политической науки, обогащать знание российских реалий за счет основательной проработки зарубежного опыта, опираться на богатейшую российскую традицию политической мысли, сочетая преемственность и инновации.

Одно из наиболее важных мест в исследовательских программах направления политической теории в рамках политологической школы МГИМО занимает разработка методологических проблем. Исследователи школы придают важное значение и разработке методологических принципов политической философии как самостоятельной области познания политического. Выяснению предметной области политической философии как сферы политологического знания был посвящен ряд статей Т.А. Алексеевой, Г.Г. Водолазова и др. Т.А. Алексеева подготовила учебник «Введение в политическую философию. От концепций к теориям», построенный на основе уникальных авторских методик.

Через Виртуальную мастерскую журнала «Полис», со-руководителями которой являются Т.А. Алексеева и Б.Г. Капустин (фактически – вокруг политологической школы МГИМО), удалось создать группу увлеченных, преимущественно молодых политических философов из разных городов России (около 30 человек). Было проведено несколько «мозговых штурмов» по таким проблемам, как «Свобода и справедливость в современном мире», «Политическое насилие», «Власть и авторитет», «“Публичное” и “частное”: где граница политического?». Статьи и эссе участников «мастерской» систематически публикуются на страницах журнала «Полис». Тем самым был внесен вклад в формирование отечественного научного сообщества в области политической философии и теории.

В этом контексте получило свое развитие исследование политических идеологий. Г.Г. Водолазов разработал авторский курс по современным политическим идеологиям, опубликовал целый ряд научно значимых статей. Несколько монографий, посвященных проблемам современного ислама и фундаменталистских политических идеологий, было издано А.В. Малашенко.

Отдельным направлением стало изучение циклической истории, где бесспорным авторитетом является В.И. Пантин.

Наконец, еще один методологический принцип, которым руководствуются исследователи политической теории в МГИМО, это преодоление разрыва между изучением внутренней и внешней политики. В этом смысле исследователи работают на стыке политической теории и политической теории международных отношений (нормативной теории международных отношений). Речь, разумеется, не идет об автоматическом переносе эпистемологических принципов политической теории и философии на международную сферу, а скорее о попытке выработки нового инструментария анализа и понимания международно-политических процессов, опирающейся на более сильную, чем это принято в широко распространенном социологическом подходе, политико-теоретическую основу. Этот подход получил свое обоснование в статьях, аналитических записках и других материалах, подготовленных профессорами Т.А. Алексеевой, Ю.Е. Федоровым, А.И. Никитиным, Н.А. Косолаповым и др. Следует отметить такие монографии, как «Очерки теории и политического анализа международных отношений» и «Демократический контроль над военной сферой в России и странах СНГ».

Еще одним элементом в развитии школы стало исследование и построение на прочном политико-теоретическом фундаменте проблематики, связанной с политическим анализом, политическим менеджментом и принятием политических решений. Так, А.А. Дегтярев подготовил учебно-методический комплекс «Принятие политических решений», разработал программу по методам политического анализа (М.: МГИМО, 2003).

О признании исследований ученых МГИМО в области политической теории говорит большое число статей и книг, опубликованных за рубежом, систематическое приглашение на ведущие научные форумы, для чтения лекций в наиболее престижных университетах за рубежом и в России. На сегодня МГИМО стал одним из ведущих научных центров страны в области политической теории, объединил в своих стенах уникальный коллектив ученых, успешно передающих свои знания молодому поколению.

Третье важное и перспективное направление развития политологической школы МГИМО связано с изучением мировой политики. Особенностью данного направления является его концептуальная и дисциплинарная инновационность, а также научная работа «в перекрестии» политологии и международных отношений.

Мировая политика – научная и учебная дисциплина, которая возникла относительно недавно, в последней четверти ХХ столетия. Она, в частности, занимается изучением складывающейся в современных условиях новой политической системы мира, в значительной мере в результате активного выхода на мировую арену негосударственных акторов (ТНК, внутригосударственных регионов, неправительственных организаций и т.д.), деятельность которых на транснациональном уровне стала возможной, прежде всего, благодаря развитию новых информационных и коммуникативных технологий. При этом государство как ключевой участник современного международного взаимодействия остается в центре внимания мировой политики, хотя внешняя политика отдельных стран, двусторонние межгосударственные отношения в большей степени рассматриваются специалистами по «классическим» международным отношениям.

Возникнув на стыке сравнительной политологии, международных отношений, политической теории и других дисциплин, мировая политика продолжает «взаимодействовать» с ними, следя за новыми идеями, фактами и гипотезами, которые появляются в смежных областях. В свою очередь, политическая компаративистика (как отмечалось выше) начинает осваивать область сравнительной мировой политики.

В России МГИМО оказался одним из ведущих (если не ведущим) центром формирования мировой политики как научной и учебной дисциплины, становление которой в отечественной науке относится к 1990-м годам. Особая роль МГИМО в исследованиях мировой политики обусловлена рядом обстоятельств. Во-первых, институт занимается подготовкой кадров для внешнеполитических ведомств, прежде всего Министерства иностранных дел. Во-вторых, мировая политика – во многом междисциплинарная область, а в МГИМО образовательная и научно-исследовательские стратегии всегда включали значительные междисциплинарные компоненты. В этом смысле проблематика и исследовательские подходы в области мировой политики закладывались в МГИМО в том числе и предшествующими усилиями таких исследователей-международников, как В.М. Кулагин, А.Д. Богатуров, А.Д. Воскресенский, А.В. Загорский, А.А. Злобин, В.Б. Кувалдин, М.М. Лебедева, В.М. Сергеев, И.Г. Тюлин, М.А. Хрусталев, П.А. Цыганков и др. Тем не менее, теоретико-методологическим фокусом мировой политики остается политология, и потому формирование и развертывание мирополитических исследований явилось одним из закономерных результатов развития политологической школы.

Одним из первых исследований по проблематике мировой политики в отечественной научной литературе стала опубликованная в журнале «Полис» в 1999 года статья М.М. Лебедевой и А.Ю. Мельвиля «Сравнительная политология, мировая политика, международные отношения: развитие предметных областей», в которой впервые в России обозначено предметное поле этой дисциплины, показано, что если международные отношения концентрируются на анализе межгосударственных отношений, то в фокусе внимания мировой политики, при учете государств как ведущих акторов на мировой арене, на первый план выходят вопросы, связанные с тенденциями развития современного мира (такими как глобализация и регионализация, демократизация, интеграция), формированием его новой политической системы. При этом в мировой политике политологический ракурс исследования и сравнительный метод оказываются центральными.

Проблематика мировой политики концентрируется в исследованиях кафедры мировых политических процессов (хотя, разумеется, исследования мировой политики существенно шире кафедральных рамок). В этой области работают такие известные исследователи, как профессора В.М. Кулагин, М.М. Лебедева, В.Е. Петровский, В.М. Сергеев, Д.М. Фельдман, П.А. Цыганков, доценты С.А. Афонцев, О.Н. Барабанов, К.П. Боришполец и др. На этой кафедре была также разработана программа курса по мировой политике, которая получила одобрение Министерства образования России в качестве базовой. На основе этой программы М.М. Лебедевой был выпущен первый в России учебник «Мировая политика» (М.: Аспект Пресс, 2002), рекомендованный Министерством образования в этом качестве для студентов, обучающихся по направлениям и специальностям «Международные отношения» и «Регионоведение». В МГИМО разработаны учебные планы бакалаврской и магистерской подготовки по мировой политике, а также составлены программы курсов, читаемых в рамках мировой политики, которые используются и в других вузах страны.

Мировая политика охватывает множество проблем современного развития мира. Среди них одной из важнейших является проблема глобализации. На этом направлении работают В.Б. Кувалдин, В.М. Кулагин, М.В. Ильин и др. В.Б. Кувалдин разрабатывает идею об объединении человечества в современных условиях в единое целое и формировании мегаобщества. В 1999 году в журнале «Международная жизнь» вышла статья М.М. Лебедевой и А.Ю. Мельвиля «“Переходный возраст” современного мира», в которой глобализация рассматривается в мирополитическом фокусе – как противоречивый процесс трансформации политической структуры мира. В.М. Кулагин в своем разделе доклада «Человеческое развитие», подготовленного в рамках Программы развития ООН, обращает внимание на то, что в современных условиях процесс глобализации оказывается многомерным и охватывает разные сферы. Идея увязки процесса глобализации с другими тенденциями мирового развития находит отражение и в книге, подготовленной под редакцией М.В. Ильина и В.Л. Иноземцева, «Мегатренды мирового развития» (М.: Экономика, 2001).

В 2002 году вышло в свет подготовленное в МГИМО учебное пособие «Глобализация: человеческое измерение». В нем появляются новые ракурсы рассмотрения проблем глобализации, такие как глобализация и образование (О.Н. Барабанов, М.М. Лебедева), разрыв между «Севером» и «Югом» в условиях глобализации (К.П. Боришполец), глобальное управление и глобальное сотрудничество (О.Н. Барабанов).

В фокусе внимания В.М. Кулагина оказалась также гипотеза демократического мира, согласно которой развитые демократии не воюют друг с другом. В отечественной науке ему принадлежит наиболее подробный анализ этой гипотезы. Не будет преувеличением сказать, что российский читатель знаком с гипотезой демократического мира во многом благодаря работам В.М. Кулагина.

Традиционные для международных исследований проблемы безопасности в контексте мировой политики приобретают специфическое звучание. На первый план вышли проблемы изменения повестки дня в области безопасности, появления новых вызовов и угроз, взаимосвязи процессов безопасности и сотрудничества, формирования режимов безопасности, по-новому зазвучала проблема нераспространения ядерного оружия в связи с террористическими актами. Эти вопросы освещаются в трудах В.М. Кулагина, Т.В. Юрьевой, И.А. Ахтамзяна, В.Е. Петровского. Проблемами терроризма занимается И.В. Кудряшова.

Пограничная с безопасностью проблематика – конфликты и их урегулирование в современном мире – также в центре внимания исследователей мировой политики. Анализируются различные аспекты конфликтов – соотношение силовых и политических методов их разрешения (Д.М. Фельдман), посреднические и переговорные процедуры урегулирования конфликтов (М.М. Лебедева), особенности и возможности современного миротворчества (А.И. Никитин), вопросы гуманитарной интервенции (О.Н. Барабанов, А.В. Худайкулова), роль национализма (А.В. Малашенко, К.П. Боришполец).

Ученые, работающие по направлению мировой политики, уделяют внимание также международной политической экономии (С.А. Афонцев). Другая область мировой политики связана с изучением новых коммуникационных и информационных технологий (А.В. Крутских, Д.Н. Песков). Относительно новой для российской науки о мировой политике темой является глобальное управление. Проблемы управления в современном мире находят отражение в работах О.Н. Барабанова, М.В. Сафонова, а также в исследованиях М.М. Лебедевой.

Таким образом, мировая политика – это новое, интенсивно развивающееся научное направление, охватывающее едва ли не весь спектр политической проблематики развития современного мира. Политологическая школа МГИМО вносит значительный вклад в осмысление данной проблематики и занимает лидирующие в России позиции в этой научной области.

Сноски

Духовные основы мирового сообщества и международных отношений: Учебное пособие. М.: МГИМО, 2000.

Элитное образование: мировой опыт и модель МГИМО / Под ред. Г.К. Ашина и С.А. Кравченко. М.: МГИМО, 2002.

Глобальные социальные и политические перемены в мире: Материалы российско-американского семинара (Москва, 23–24 октября 1996 г.) / Ред.: А.Ю. Мельвиль, Н.П. Микешин; МГИМО МИД РФ, Федерация мира и согласия, Университет Айовы (США). М., 1997.

Мегатренды мирового развития / Под ред. М.В. Ильина, В.Л. Иноземцева; Центр исследований постиндустриального общества. М.: Экономика, 2001.

Пивоваров Ю.С. Политическая культура пореформенной России. М.: ИНИОН, 1994; Пивоваров Ю.С. Очерки истории русской общественно-политической мысли XIX – первой трети ХХ столетия. М.: ИНИОН, 1997; Россия: опыт революций и современность / Гл. ред. Ю.С. Пивоваров. М., 1998; Пивоваров Ю.С., Фурсов А.И. «Русская Система» как попытка понимания русской истории // Полис. 2001. № 4.

Чанышев А.А. История политических учений. Классическая западная традиция (античность – первая треть ХIХ века). М.: РОССПЭН, 2000.

Алексеева Т.А. Современные политические теории. М.: РОССПЭН, 2000.

См., напр.: Салмин А.М. Современная демократия: очерки становления. М.: Аd Marginem, 1997; Дегтярев А.А. Основы политической теории. М.: Высшая школа, 1998; Соловьев А.И. Политология: политическая теория, политические технологии. М.: Аспект Пресс, 2000; Алексеева Т.А. Справедливость как политическая концепция. М.: МОНФ, 2001.

Малашенко А.В. Исламские ориентиры Северного Кавказа. М.: Гендальф, 2001; Ислам на постсоветском пространстве: взгляд изнутри / Под ред. А. Малашенко, М.Б. Олкотт. М.: Арт-Бизнес-Центр, 2001.

Пантин В.И. Циклы и ритмы истории. Рязань, 1996; Пантин В.И. Циклы и волны глобальной истории. Глобализация в историческом измерении. М.: Новый век, 2002.

Богатуров А.Д., Косолапов Н.А., Хрусталев М.А. Очерки теории и политического анализа международных отношений / Научно-образовательный форум по международным отношениям. М., 2002; Демократический контроль над военной сферой в России и странах СНГ / Под общ. ред. А.И. Никитина; Центр политических и международных исследований; Женевский Центр по демократическому контролю над вооруженными силами. М.: Эслан, 2002.