Андрей Завадский

О ПРОЕКТЕ

19 августа 1991 года в Советском Союзе было объявлено чрезвычайное положение. События, которые за этим последовали, вошли в историю под именем «Августовский путч».

подробнее


Алексей Подберезкин

ВЛАСТЬ НЕ ДОЛЖНА БЫТЬ БЕЗВЛАСТНОЙ

К августу 1991 года Горбачев довел страну до такого состояния, когда социально-экономическое положение народа было совершенно неудовлетворительным. Власть доказала свою недееспособность — и в том, что касается сохранения государства, и в обеспечении национальных интересов во внешней политике.

подробнее


Андрей Мельвиль

О «СТРАННОМ ПУТЧЕ». ТРИ СЮЖЕТА

20 лет спустя, несмотря на обилие мемуарной литературы, у нас практически не прибавилось критически важной фактологической информации о событиях 19-21 августа 1991 года, которые продолжают именовать то «номенклатурным путчем», то «августовской революцией». Тем не менее, их общую политическую логику и, говоря на языке сравнительной политологии, «контрфактические» альтернативы мы вполне в состоянии выстроить. Вот, как минимум, три сюжета: сам «странный путч», его последствия и альтернативные сценарии.

подробнее


Андраник Мигранян

ДАЖЕ ЕСЛИ БЫ ПУТЧ УДАЛСЯ, ТО, СКОРЕЕ ВСЕГО, НЕЛЬЗЯ БЫЛО БЫ УДЕРЖАТЬ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ ОТ РАСПАДА

Попытка государственного переворота и августовские события 1991 года резко ускорили распад Советского Союза. И до этого уже многие республики бывшего СССР де-факто рассматривали себя самостоятельными и считали собственные законы выше федеральных. Переход союзных структур, особенно силовых, из союзного центра под контроль Ельцина и Российской Федерации и запрет КПСС фактически создали в стране принципиально иную ситуацию. Для всех стало очевидно, что дни Советского Союза уже сочтены, т.к. ядро Советского Союза — Россия — сама выходила из состава этого образования, лишив тем самым союзное руководство рычагов воздействия, как на Россию, так и на другие союзные республики. Беловежские соглашения лишь подвели черту под хаотичным распадом бывшей великой державы.

подробнее


Николай Косолапов

С ЧЕГО МЫ ВЗЯЛИ, БУДТО ПУТЧ НЕ УДАЛСЯ?!

События в Москве в августе 1991 г. не были путчем. Президент СССР был временно изолирован, но не был отстранен от должности. Участники ГКЧП — высшие должностные лица СССР (кроме Президента). Ни один из них в период путча не сменил свою должность на более высокую; а все они, вместе взятые, показали свою полную несостоятельность не только как путчисты, но и как члены руководства СССР: чиновники такого уровня могли бы без всякого путча саботировать курс Горбачева, знай они сами, чего хотят. Это была конвульсия прежней системы, вызванная ее абсолютной неспособностью реформироваться.

подробнее


Кирилл Коктыш

ЗАСТОЙ В ПОЛУСОБРАННОМ-ПОЛУРАЗВАЛИВШЕМСЯ ВИДЕ БЫЛ БЫ НЕПРЕМЕННОЙ И ЕДИНСТВЕННО ВОЗМОЖНОЙ РЕАЛЬНОСТЬЮ В СЛУЧАЕ УСПЕХА ТОЙ АВГУСТОВСКОЙ ПОПЫТКИ

Главным и бесспорным следствием попытки путча 1991 года был тот факт, что она инициировала распад СССР. Именно в августе произошел перелом в массовом общественном сознании, после которого сохранение Советского Союза перестало быть возможным, и вопрос его распада стал исключительно вопросом времени.

подробнее


Ярослав Скворцов

ГКЧП — ЭТО НЕ НАШ ПРОЕКТ

Август 1991 года, положенный на уже перестроившееся сознание наших с вами сограждан, стал своего рода экзаменом. Для общества — экзаменом на право именоваться гражданским; для власти — на право считаться мудрой и рачительной, пекущейся об общественном благополучии и четко понимающей, в чём благополучие это заключается, где безопасность национальная, а где — личная... А для каждого человека — экзаменом на право называться гражданином отечества своего... Или не называться.

подробнее