Албанский язык

В самой первой группе албанского языка, созданной в нашем институте в те далекие годы, работал албанец Мерсин Сейхитай, в то время студент III курса факультета международных отношений. Довести группу до выпускного экзамена Мерсин Сейхитай не смог: помешал разрыв отношений между Албанией и СССР. Все албанцы спешно выехали из СССР. В октябре 1961 г. преподавать албанский язык пригласили Шигину Нину Николаевну, выпускницу филологического факультета МГУ. К этому времени у Шигиной Н.Н. вышел сборник рассказов албанских писателей (М.: Изд-во ин. лит-ры, 1960), в котором она принимала участие не только как составитель сборника, но и как один из переводчиков. По этому сборнику ее нашли и пригласили на работу в МГИМО. В 1975 г. Шигина Н.Н. защитила кандидатскую диссертацию («Выражение прошедшего времени в современном албанском литературном языке: аорист, имперфект, перфект»). Необходимость проанализировать эту проблему возникла в процессе преподавания языка. Для иностранца, рассматривающего албанский язык с позиции русского, этот вопрос представляется одним из самых запутанных и трудных. Сложность усугублялась тем, что ни в отечественной лингвистической литературе, ни в иностранных исследованиях категория прошедшего времени в современном албанском языке фактически не освещалась, но лишь кратко сообщалось об образовании форм прошедшего времени без каких-либо указаний на их значение и употребление. В собственно албанских школьных грамматиках прошедшее время характеризуется в свете албанского восприятия. Иностранцам достаточно «ощутимых» признаков для овладения данным вопросом эти работы не дают. Во всяком случае опыт преподавания показывает, что опорные вехи, представленные в них, недостаточны для иностранцев, изучающих албанский язык вне языковой среды и желающих овладеть им активно.

Шигина Н.Н. вела группу Мерсина Сейхитая на V курсе факультета МО до конца учебного года и в конце его, в мае-июне 1962 г. приняла у студентов этой группы выпускной (государственный) экзамен. Годом раньше, осенью 1961 г. на первом курсе этого же факультета была открыта новая группа албанского (основного) языка, в которой учились представители трех союзных республик бывшего СССР — Литвы, Туркмении и Узбекистана. Занятия у первокурсников вела также Шигина Н. Н. Эта группа была полностью в ее ведении, и через пять лет она принимала государственный экзамен и у выпускников этой, уже второй ее группы. В 1966 г. начали открываться группы основного албанского языка по заказам министерств иностранных дел народно-демократических и социалистических стран. К моменту распада СССР в МГИМО учились и были выпущены 15 групп албанского языка: 13 групп изучали его по программе основного языка, а 2 группы — по программе второго языка. Работать в этих группах было и очень ответственно, и удивительно приятно. Поступали в Институт очень способные, умные и очень работоспособные молодые люди. Нередко студенты-иностранцы обязаны были уже после второго курса проводить в Албании летние месяцы и работать в посольствах своих стран. Никто не ожидал, что разрыв между СССР и Албанией затянется на долгие годы, на целых тридцать лет. В 1967 г., а затем в 1971 и 1978 гг. на факультете международных экономических отношений (МЭО) были открыты три группы албанского языка как основного. Там было несколько очень сильных студентов. После завершения учебы в МГИМО их пригласили на работу Академию наук СССР и во Всесоюзный комитет по телевидению и радиовещанию. Но работать по специальности никому из них не пришлось — не дали разрешения. «Нам самим нужны отличники», — сказали в Комиссии по распределению на работу и забрали всех в свою систему. В 1984 г. на факультете международной журналистики (МЖ) уже по специальному заказу Всесоюзного комитета по телевидению и радиовещанию также была открыта группа основного албанского языка. Группа работала по специальной программе, рассчитанной на четыре года обучения, т.е. на 8 семестров, включая государственный экзамен.

Из воспоминаний доцента Н.Н. Шигиной