Об избрании нового Патриарха и работе Поместного собора

29.01.09

Об избрании нового Патриарха и работе Поместного собора

Эксперты МГИМО: Легойда Владимир Романович, к.полит.н.

Владимир Романович Легойда, заведующий кафедрой Международной журналистики МГИМО (У) МИД России, ответил на наши вопросы о работе Поместного собора, личности нового Патрирха, а так же рассказал о своем видении будущего Церкви. 

Владимир Романович, не могли бы вы охарактеризовать роль ушедшего патриарха Алексия II в РПЦ, которую он возглавлял с 1990 г.

Самое главное — это то, что никогда за всю историю русского православия, за всю историю нашего государства, Церковь не претерпевала таких количественных и качественных изменений за столь короткий промежуток времени. Восемнадцать лет патриарх Алексий возглавлял Церковь. Даже если просто посмотреть на количественные изменения: число новых храмов, открытых учебных заведений, количество духовенства, — становится понятным, что эти изменения были колоссальны. Кроме того, патриарх Алексий вошел в историю как патриарх-объединитель: именно при нем произошло объединение Московского Патриархата с Русской зарубежной церковью. Это событие принципиально важно и для всего нашего общества, поскольку им была поставлена точка в кровавом раздрае России, который произошел после революции 1917 г.

Избрание митрополита Кирилла патриархом Московским и всея Руси 508 голосами из 677 голосов уже говорит о его значении и роли в Русской Православной Церкви. Как вы считаете, продолжит ли он дело, начатое Алексием II, и как может измениться политика РПЦ по отношению к Римской католической церкви, мусульманству?

Митрополит Кирилл при патриархе Алексие не был человеком спрятанным, со связанными руками, которому не позволяли ничего делать. Это был один из ближайших сподвижников Патриарха, один из его ближайших соратников. За прошедшие 18 лет патриаршества Алексия Церковью было принято два фундаментальных документа: Основы социальной концепции РПЦ ( 2000 г.) и Основы учения РПЦ о правах и достоинстве личности, принятые летом прошлого года на Архиерейском соборе. Оба эти документа разрабатывались в Отделе внешних церковных связей, который возглавлял митрополит Кирилл.

Другое дело, что изменения, конечно, будут, но они не будут связаны с тем, что Патриарх Кирилл начнет проводить какую-то другую политику. Они связаны с переменами всей нашей жизни. Мне кажется, что это не просто так, что в это время появляется патриарх, который является и отличным управленцем, и прекрасно знает церковные традиции, являясь священником в третьем поколении. Он отлично знает и международные организации, и зарубежные церкви, и разные конфессии.

Поэтому, конечно, что-то будет меняться.

Что касается отношений с другими христианскими конфессиями, то мы в каком то смысле обречены на диалог как минимум с католиками, в силу того, что Европа стремительно теряет свое христианское лицо, о чем свидетельствует такой простой, но кричащий факт: в проект европейской конституции не смогли внести даже упоминания о христианских корнях Европы. Перед лицом интенсивно развивающегося мусульманского присутствия в Европе какие-то контакты очевидно неизбежны.

Конечно, зная настроения церковного сообщества, новый патриарх не будет совершать шагов, которые здесь могут вызвать какое-то внутреннее раздражение.

Владимир Романович, за новое время существования церкви проводилось шесть Поместных соборов. Последний собор проводился в 1990 г., и с тех пор созывались только Архиерейские соборы. На сегодняшний день накопилось большое количество вопросов для рассмотрения на открывшемся Поместном соборе. Каких решений от начавшегося Поместного собора вы ожидаете?

Здесь я бы хотел сделать небольшую оговорку. Действительно, Поместный собор считается верховным органом церковной власти, и принято считать, что если он не собирался, то какие-то важные решения не принимались. Это не совсем так, потому что исторически церковью управляли архиереи, т.е. епископы, и фактически Архиерейский собор обладает практически всеми достаточными полномочиями для решения фундаментальных вопросов, связанных с церковной жизнью. По уставу, на нем не может быть избран Патриарх, и для этого и собирается Поместный собор. Кстати, имевшая место на соборе дискуссия как раз и была посвящена собственно статусу Поместного собора. Очевидно, что эта дискуссия продолжится.

Согласно одному из последних опросов ВЦИОМ, более 60% респондентов не смогли назвать представителей верховного духовенства России. Будут ли предприняты шаги по сближению верховного духовенства и простых прихожан?

Безусловно. Я думаю, что такие шаги будут предприняты. Но я хотел бы сделать еще одну оговорку. Если мы сравним доступность и известность руководства Церкви для мирян, то она намного выше, чем доступность, скажем, государственных чиновников и политиков для простых граждан. И давайте не будем забывать об этом, смотря на такие данные опросов. Чтобы у нас не создавалось ложного впечатления закрытости Церкви на фоне предельно открытого государства.

Но в любом случае, вы правы – такая проблема стоит и она касается не только епископов, но и всего духовенства в принципе, поэтому, я думаю, новоизбранный Патриарх, зная об этой проблеме, будет стремиться ее решить. 

Готовящийся к интронизации Патриарх Кирилл является одним из самых молодых патриархов за всю историю РПЦ – ему всего 62 года. Как вы считаете, можно ли его рассматривать как активного политического деятеля, оказывающего влияние на государство в интересах церкви?

Представление о том, что церковь стремится оказывать влияние на политическую жизнь, немного наивно. Конечно, Церковь — это тот институт, который сегодня по всем социологическим опросам пользуется максимальным доверием как общества, так и государства. В этом смысле положение Церкви уникально. Но что значит влияние Церкви на политические события? Разве у нас где-то епископы продавливали выборы тех или иных губернаторов? Или были политические или экономические решения, принимаемые под давлением Церкви?

Да, Церковь работает с людьми, и сегодня в числе прихожан можно встретить и государственных чиновников высокого уровня, и политиков. Церковь интересуют вопросы нравственности, и если это оказывает влияние на принимаемые чиновниками решения – слава Богу. Никогда за тысячелетнюю историю русской церкви церковь еще не была так свободна, и потерять эту свободу она не стремится.

Еще я бы хотел добавить, что у МГИМО существуют очень хорошие давние отношения с Отделом внешних церковных связей, который возглавлял избранный Патриарх, он выступал в нашем университете и у нас есть договор о сотрудничестве. Я думаю, что данное избрание будет означать как минимум не охлаждение отношений между Отделом и нашим Университетом…

Более того, была достигнута договоренность о строительстве храма при МГИМО…

Да, речь идет о приходском храме, который, к слову сказать, имеет статус патриаршего подворья. Храм во имя святого благоверного князя Александра Невского — покровителя дипломатов. Мы очень надеемся, что новоизбранный Патриарх, благодаря которому Александр Невский стал «Именем России», поможет ускорить процесс его строительства.

Беседовал Дмитрий БЕЛОВ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Распечатать страницу