Польша — Россия: нас разделяет не так много

28.09.09

Польша — Россия: нас разделяет не так много

Эксперты МГИМО: Наринский Михаил Матвеевич, д.ист.н., профессор

Историки из Польши и России не всегда соглашаются друг с другом в интерпретации истории. Книга «Кризис 1939» показывает, что и это можно делать цивилизованным способом.

Книга, которая будет представлена сегодня в Польском институте международных дел (PISM), стала одним из результатов деятельности Польско-российской комиссии по трудным вопросам. Она явилась попыткой вывести спорные исторические вопросы за рамки текущего политического контекста.

Такова была и идея возникновения книги. Ее удалось создать за полгода, что является рекордным темпом для научного труда.

Книга состоит из шести частей: от мюнхенского сговора и пакта Молотова-Риббентропа до вооруженного конфликта 1939 года. Каждая часть содержит статьи польских и российских ученых. Создатели книги подчеркивают, что ее целю было не согласование разных позиций и оценок, а демонстрация всего спектра мнений.

Среди российских текстов есть, например, статья известной исследовательницы темы Катыни, профессора Натальи Лебедевой, "Осень 1939. Польша между Германией и СССР", практически вторящая польским эмоциям. А есть и статья Михаила Мильтюхова "СССР в европейской политике", в которой автор пытается оправдать заключение Сталиным пакта Молотова - Риббентропа.

"По многим вопросам польские и российские историки единодушны. Эта книга показывает, что даже несмотря на разногласия о них можно разговаривать, развеивать сомнения", - говорит Славомир Дембски (Sławomir Dębski), директор Польского института международных дел и польский соредактор издания.

Беседа с профессором Михаилом Наринским*.

Марчин Войчеховски: В чем заключается оригинальность этого труда?

Михаил Наринский: Польские и российские историки смогли представить свою точку зрения на кризис 1938-39 годов. Спокойный научный диалог очень важен для того, чтобы лучше понять разные позиции. Надеюсь, нам удалось. Я полагаю, что это было полезно для наших учебных заведений, и верю, что результат работы понравится широкому кругу читателей в наших странах.

- Успокоит ли книга острые исторические споры, ведущиеся между нашими странами?

- Я не такой идеалист, чтобы верить в то, что выход одной книги сможет успокоить споры или те круги, которые ведут эту полемику по обе стороны границы. Но мы предоставляем аргументы для спокойного разговора о причинах войны.

Мы ясно показали в нашем труде, что Польша была первым государством, которое дало отпор Гитлеру, а ранее сопротивлялось попыткам навязать себе политическую гегемонию Германии. Это должно приглушить звучащие время от времени в России голоса о том, что Польша чуть было не стала союзником Гитлера, или даже им была. Мне бы хотелось, чтобы российские читатели благодаря этой книге узнали, какова была позиция Польши в предвоенные годы.

- Выйдет ли российское издание?

- Разумеется, но чуть позже, в конце этого года.

- Публикации, появившиеся в российской прессе, в которых польские власти обвинялись в сотрудничестве с Германией или даже в провоцировании войны, были для нас очень болезненными. Их было много, и они печаталсись даже в государственных изданиях.

- Точка зрения зависит от конкретного автора. В книге мы показываем, что у нас нет разногласий в отношении фактов. Проблемы начинаются на уровне их интерпретации. Мы тоже особенно чувствительны к теме Второй мировой войны, особенно к теме огромного вклада СССР в победу над Гитлером, громадных человеческих жертв. Здесь сталкиваются две "чувствительности", отличные между собой. На них накладывается и попытка поиска нашими двумя странами новой идентичности, поэтому мы по-разному интерпретируем историю. Иногда этими различиями пытаются воспользоваться крайние силы с обеих сторон, чтобы разделить нас еще больше.

- Однозначна ли российская историография в оценке событий 1939 года?

- Наша книга показывает, что нет. Существуют разные позиции, разные оценки, собственно, так как и в Польше. Самое главное, чтобы эти споры не переходили в политическую плоскость. Давайте спорить о документах, а не о политике.

- В последнее время политики часто вмешивались в споры историков. Были заявления российского Совета Федерации, затем польского Сейма. Правильный ли это путь?

- Историей должны заниматься историки. А если политики не могут воздержаться от таких шагов, то они должны проявлять сдержанность. Мне кажется, что статья Владимира Путина в Gazeta Wyborcza стала позитивным вкладом в диалог наших народов. В любом случае, ученые должны избегать вынесения оценок, подсказанных современной политической конъюнктурой, они должны сосредоточиться на фактах и их реальной интерпретации.

- Может быть, стоит отправить эту книгу политикам в обеих странах?

- Мы готовы предоставить ее всем, кто захочет ее прочитать.

- Помешает ли скандал вокруг резолюции польского Сейма по событиям 17 сентября работе Польско-российской комиссии по трудным вопросам?

- Мне бы очень хотелось, чтобы так не произошло. Следующее заседание назначено у нас на 8-9 ноября в Москве. Мы готовимся принять польских коллег. Я бы хотел, чтобы работа по созданию в обеих странах центров, занимающихся изучением катыньского дела, продолжалась. Разумеется, политическая полемика осложняет наш диалог. В этом контексте резолюции парламентов можно назвать контрпродуктивными. Необходима спокойная работа, постепенное сближение шаг за шагом, а не шум, обманы, ссоры или политические спекуляции. Но, с другой стороны, никто не обещал, что будет легко.

* Профессор Михаил Наринский - российский соредактор книги "Кризис 1939 года в интерпретациях польских и российских историков", заведующий кафедрой международных отношений и внешней политики России МГИМО. Заместитель руководителя российского представительства в Польско-российской комиссии по трудным вопросам.

Марчин ВОЙЦЕХОВСКИЙ (Marcin WOJCIECHOWSKI)
«Gazeta Wyborcza», Польша

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «ИноСМИ.Ru»
Распечатать страницу