Политический кризис в Молдавии: «еще 2-3 дня — и все станет ясно»

09.12.10
Эксклюзив

Политический кризис в Молдавии: «еще 2-3 дня — и все станет ясно»

Эксперты МГИМО: Чернявский Станислав Иванович, д.ист.н.

В СМИ появилась информация о том, что политический кризис в Молдавии близок к разрешению. Сообщалось, что Партия коммунистов Республики Молдова и Демократическая партия сформировали коалицию. Однако вскоре новость о создании коалиции была опровергнута лидером Демократической партии Марианом Лупу. Об этом, а также о возможных сценариях развития ситуации мы поговорили с экспертом МГИМО, директором Центра постсоветских исследований Станиславом Чернявским.

— Возможно ли скорое разрешение политического кризиса в Молдавии? Каковы варианты развития ситуации?

— К сожалению, итоги парламентских выборов в Молдове во многом повторяют прошлую картину, поэтому ситуация неопределенности с избранием президента и формированием правительства, видимо, сохранится еще некоторое время. В случае неудачи с созданием парламентской коалиции, способной избрать в соответствии с молдавской конституцией главу государства, стране предстоят очередные «досрочные» выборы. Это окончательно дискредитирует политическую элиту Молдавии и подтолкнет экономику страны к пропасти. Выхода у элиты нет, поэтому сегодня у всех одна задача: договориться, отбросив все прежние разногласия (пусть и принципиального характера), а кому и с кем — сказать трудно.

Молдавские аналитики предполагают два варианта развития событий. Якобы достигнутая договоренность между коммунистами и Демократической партией, о чем поспешили сообщить молдавские СМИ, не только не подтверждается официально, но и усиленно опровергается. С другой стороны, сообщение о переговорах, начавшихся 8 декабря между лидерами Либерально-демократической (В.Филат, М. Годя и А.Тэнасе), Демократической (Д. Дьяков, В.Плахотнюк) и Либеральной (М. Гимпу, И. Хадыркэ, А.Шалару) партий, воспринимается как более реальное. Выражается надежда на формирование трехпартийной коалиции, способной собрать достаточное количество голосов для выбора президента. Думаю, что ждать осталось недолго: еще 2–3 дня — и все станет ясно.

— Когда появилась информация о создании коалиции коммунистов и демократов, сообщалось, что это произошло при благословении Кремля. Каковы сценарии развития российско-молдавских отношений?

— Не стал бы выбирать такие резкие выражения. Тем более что для обвинения Кремля во «вмешательстве» оснований нет, поскольку позиция российской стороны не изменилась: мы ждем стабилизации государственной системы в Молдове, без чего говорить о серьезном сотрудничестве просто бессмысленно.

Уверен, что при любом варианте перегруппировки сил Молдова будет продолжать свою многовекторную политику. Вместе с тем, в случае создания первой коалиции ее прорумынский крен может быть несколько ослаблен в пользу более сбалансированного курса отношений «посредника» между Западом и Востоком, между Евросоюзом и СНГ. Правда, надеяться на какое-то резкое потепление двусторонних отношений с Россией, с учетом предыдущего нахождения В.Воронина у власти, не приходится.

При втором варианте курс на «унию» с Румынией и практический отказ от статуса нейтралитета усилится, что способно внести дополнительные сложности в наши политические контакты, затормозить реализацию согласованных проектов экономического сотрудничества.

— Изменится ли политика Кишинева по отношению к Приднестровью?

— Трудный вопрос. С весны 2006 года так и не удалось создать условия даже для возобновления работы консультационного формата «Постоянного совещания по политическим вопросам в рамках переговорного процесса по приднестровскому урегулированию». Политико-конституционный кризис на правобережье Днестра, неоднозначные заявления молдавских политических лидеров о будущей ориентации страны, отсутствие самой модели урегулирования драматически ослабляют предпосылки для шагов сторон конфликта навстречу друг другу.

Иными словами, переговорного процесса по Приднестровью практически не существует. Да, консультации о том, когда и как возобновить переговоры, продолжаются, но это только консультации, поскольку переговоры могут идти только об особом статусе Приднестровья и его гарантиях. Это — конституционные вопросы, для их решения нужна не только политическая воля, но и реальная властная структура в лице президента, которая до сих пор отсутствует. До этого речь может идти лишь о возобновлении политических консультаций на уровне политических представителей 5+2.

Прежде всего, необходимо найти взаимоприемлемый компромисс. В этом суть. Никто не решит проблему за стороны конфликта. В конечном итоге они сами должны договориться о том, что будет приемлемо для населения в Приднестровье и в остальной части Молдавии, что будет обеспечивать статус Приднестровья в рамках суверенного государства Молдовы. Так что, как и в любом другом конфликте, сторонам все равно придется договариваться самим. А вот роль внешних партнеров должна, прежде всего, заключаться в содействии сторонам в достижении таких компромиссных договоренностей. Это именно то, чем руководствуется Россия в качестве стороны-сопредседателя и стороны-гаранта.

Российская позиция по этому вопросу была в очередной раз подтверждена на встрече 7 декабря в Москве замминистра иностранных дел России Григория Карасина с министром иностранных дел Приднестровья, политическим представителем в процессе молдавско-приднестровского урегулирования Владимиром Ястребчаком и послом Республики Молдова Андреем Негуцу.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу