Иран: эквилибристика у «красной черты»

15.02.13

Иран: эквилибристика у «красной черты»

Эксперты МГИМО: Гусев Леонид Юрьевич, к.ист.н.

Визит экспертов МАГАТЭ в Тегеран, как известно, не увенчался конкретными результатами. Иранские центрифуги для обогащения урана продолжают работать, а Израиль отсчитывает, сколько Тегерану осталось до роковой «красной черты».

Иран совершенно очевидно не хочет пускать в свои закрытые зоны, где находятся ядерные объекты, посторонних, будь они из МАГАТЭ или откуда бы то ни было. Еще накануне прибытия в Тегеран представителей Международного агентства по атомной энергии глава иранского МИД Али Акбар Салехи подчеркнул, что интересующий их объект «Парчин» не является элементом ядерной программы. Поэтому он не входит в сферу договоренностей между Ираном и МАГАТЭ, но если Международное агентство так настаивает на инспекции «Парчина», то Тегеран готов обсудить рамки сотрудничества по данному объекту.

Ни к чему не обязывающие реплики иранских официальных лиц заранее предопределили практически нулевой результат этой краткой командировки представителей МАГАТЭ. Как сообщил постпред Ирана в этой организации Али Асгара Солтанийе, стороны устранили некие разногласия, согласовали некоторые пункты в соглашении и решили встретиться еще раз. Причем о конкретной дате переговоров ничего не говорится вообще.

Это уже привычная политика иранского руководства, констатирует старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД РФ Леонид Гусев, — с одной стороны, смягчать свои заявления и говорить о готовности сотрудничать с МАГАТЭ и «шестеркой» стран-участниц переговоров по иранской проблеме, и одновременно продолжать действовать по своему усмотрению. В интервью «Голосу России» Леонид Гусев подчеркнул:

«Это уже не первый раз. То же самое примерно было в конце 2009-го — начале 2010 года, когда Россия предложила Ирану обогащать уран у нас в Ангарске и он дважды соглашался. Это было в ноябре 2009-го, потом в январе 2010-го, а потом недели через полторы-две следовал резкий отказ, мол, мы не хотим свой суверенитет нарушать. Здесь примерно то же самое. То есть это такие своеобразные кульбиты иранского правительства. Кроме того, здесь имеется еще один очень немаловажный фактор.

Мы знаем, что сейчас меняется администрация президента Обамы, назначен уже новый госсекретарь, господин Керри, сейчас будет, скорее всего, назначен новый министр обороны. Эти люди не агрессивно подходят к Ирану и к иранской ядерной программе. Если Хиллари Клинтон и некоторые другие представители американской администрации фактически могли одобрять какие-то боевые действия, то вот эти представители склоняются именно к переговорному процессу с Ираном. И вот с этим, скорее всего, тоже связаны заявления Ирана о том, что он будет себя вести именно так, а не по-другому».

Напряженность вокруг ядерной программы Ирана в очередной раз усилилась, когда в середине прошлого года стало известно, что количество центрифуг для обогащения урана в стране увеличилось с десяти до одиннадцати тысяч. А в конце января МИД Исламской Республики оповестил МАГАТЭ и все международное сообщество о том, в ядерном центре в Натанзе будут устанвлены дополнительные центрифуги новейшего образца.

Помимо этого Иран подтвердил, что приступил к преобразованию части своего двадцатипроцентного урана в ядерное топливо для исследовательского реактора. Для справки — обогащенный до 20 процентов уран путем относительно несложных (для стран соответствующего уровня научно-технического развития) технологических операций превращается в высокообогащенный до 90 процентов. А это, утверждают эксперты, уже почти готовая начинка для атомного оружия.

Таким образом, Иран продолжает интенсивно развивать свою мирную, по его утверждениям, ядерную программу, невзирая на международные санкции. Более того, в начале февраля верховный лидер Ирана аятолла Хаменеи отказался от прямых двусторонних переговоров с США, предложенных вице-президентом США Джо Байденом во время Мюнхенской конференции по безопасности. Все это, естественно, вполне серьезно нервирует как официальных членов ядерного клуба, так и неофициальных, особенно Израиль.

Наверное, следует напомнить о том, что некоторое время назад Израиль в лице премьер-министра Биньямина Нетаньяху фактически выдвинул Ирану ультиматум, установив для него критическую «красную черту». Это предел для количества обогащенного иранцами урана, превышение которого означает подготовку к непосредственному созданию ядерного оружия. При нарушении Исламской Республикой этой условной границы Израиль наделил себя правом уничтожить иранские ядерные объекты.

Вероятность нанесения удара по Ирану всегда была велика, но совсем не обязательно, что это будут авиационные налеты или ракетные атаки, заметил в интервью «Голосу России» президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский:

«Есть компьютерные вирусы, есть другие способы воздействия на экономику, на военную систему. Вот эта война давным-давно уже идет. Такого удара по Ирану, о котором говорят: вот летят самолеты, ракеты, корабли бьют по побережью — вполне возможно, что не будет. Есть другие технологии. А чем ответит Иран — ответить может чем угодно.

Террористические акции на всех тех объектах, где для этого есть возможность у так называемых „спящих“ агентов, у „кротов“. Их достаточно много по всему западному миру. Отнюдь не только на территории Соединенных Штатов. Это в первую очередь. А на ближней периферии, если говорить о Персидском заливе, то это уничтожение газовых и нефтяных месторождений, инфраструктуры, для того, чтобы дестабилизировать мировую экономику. Или экономику Саудовской Аравии и малых монархий залива, об этом тоже говорят открыто. На это нацелены иранские самолеты и флоты камикадзе, на это нацелены ракеты средней дальности, давным-давно. То есть совершенно необязательно они будут бить по тем, кто ударил по ним».

Пока не появится точных данных о том, что Иран уже создал атомную бомбу, или вот-вот это сделает, скорее всего, никакого удара по Ирану не будет, полагает, в свою очередь, Леонид Гусев. Кроме того, на политику американской администрации сильное влияние оказывает затянувшийся сирийский конфликт, который пока не известно, чем закончится. Начинать боевые действия против Ирана, даже используя Израиль, предварительно не разрешив ситуацию в Сирии, чревато неконтролируемым развитием событий на всем пространстве Большого Ближнего Востока. Так что в течение какого-то неопределенного времени иранская проблема будет удерживаться в рамках вялотекущего переговорного процесса.

Между тем, по мнению ряда западных и израильских экспертов, нынешние темпы установки новых центрифуг для обогащения урана уже в июне текущего года способны вплотную приблизить Иран к «красной черте». Однако последует ли за этим удар по Ирану, от кого и в какой форме он будет нанесен — об этом всем станет известно в онлайн режиме, в том числе и Тегерану.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу