Демократия на аутсорсинге

24.12.13

Демократия на аутсорсинге

Эксперты МГИМО: Силаев Николай Юрьевич, к.ист.н.

Анализ демократического транзита представляет некоторую трудность, поскольку в самом транзитологическом дискурсе присутствуют теоретически уязвимые положения. В частности, демократия нередко представляется конструктором — набором деталей, которые при сборке должны по теории дать работающий механизм. Основной их набор: независимые медиа, влиятельные неправительственные организации, определенные стандарты законодательства и судопроизводства, обеспечение корректных избирательных процедур, защита меньшинств. Несмотря на очевидные неудачи, с которыми столкнулись государства на постсоветском пространстве (да и многие другие), избравшие этот подход, он, по мнению многих, весьма эффективен. Наиболее известные системы составления рейтингов демократичности государств, например, используемый Freedom House, концептуально отвечают вышеприведенному набору деталей-показателей. Программы, в том числе используемые западноевропейскими и американскими политическими фондами, приведения новых членов и партнеров Евросоюза к европейским нормам законодательства лежат в основе таких рейтингов.

Между тем в логике «конструирования демократии» можно найти множество изъянов. Гарантии права собственности ей, безусловно, отвечают, но как быть с правами представителей прежнего коррумпированного авторитарного режима? Доказать преступное происхождение их капиталов — большая проблема, тем более что финансовые ресурсы дают владельцам активов огромные преимущества в любом юридическом поединке. Ресурсы эти могут быть брошены, например, против победивших на честных выборах представителей демократических сил, с политического курса которых страна с большой вероятностью будет сбита. Конструктор, наверное, был бы работоспособным, если бы строительство демократии велось в стерильной политической среде — внутренней и международной. Но о такой среде можно только мечтать.

Могущественные международные институты по-прежнему подходят к демократии как к конструктору по той, вероятно, причине, что последний идеально отвечает бюрократической сути наиболее эффективных государств, а также политических фондов. Разложенная на детали демократия прекрасно поддается описанию, учету и администрированию. Если говорить о послевоенных Германии и Японии, то там демократию на каждую страну шили по ее уникальной фигуре, тем более что в 1940–1950-х еще не существовало сколько-нибудь развитых теорий и институтов, ориентированных на демократизацию. В конце же 1980-х, когда начался распад социалистического лагеря и к демократическому транзиту приступили десятки политий в Центральной и Восточной Европе (не считая других регионов мира), уже пошла мода на готовое платье, а значит, и на бюрократический подход к ведению дел.

Одна из таких политий — постсоветская Грузия. Путь к демократии, по которой она шла последние четверть века, был, в сравнении с бывшими членами соцлагеря, самым извилистым и полным драматизма. Три гражданские войны и один международный конфликт, два (кровавый и бескровный) государственных переворота, наделение страны титулом «маяка демократии» и последующий отказ от него, приход оппозиции к власти в результате выборов, чем не могут похвастаться многие бывшие советские республики, и довольно туманное будущее. И все же, при всей уникальности этой страны, для описания этого пути так или иначе использовался универсальный конструктор.

Читать статью

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Отечественные записки»
Распечатать страницу