Год от «Мюнхена» до пакта

27.08.09

Год от «Мюнхена» до пакта

Эксперты МГИМО: Подберезкин Алексей Иванович, д.ист.н.

В прошлом номере «АН» пообещали разговор о недавно рассекреченных СВР документах 1938–39 годов. Конечно, мы не единственные, кто сообщил об этом рассекречивании. Но «АН» – одно из первых изданий, получивших возможность непосредственно познакомиться с архивными материалами. И здесь – благодарность нашему собеседнику. Разведка передала копии раскрытых документов Московскому государственному институту международных отношений. А проректор МГИМО, профессор Алексей ПОДБЕРЕЗКИН предложил, прежде чем комментировать их, сначала посмотреть  – чтобы было ясно, о чем речь.

Без «белых и пушистых»

- Алексей Иванович, просматривая эти материалы, я вспоминал слова из фильма «Мертвый сезон» - что разговор разведчиков для непосвященного понятен не более чем разговор математиков или астрономов. Чтение - на любителя. Европа перед Мюнхеном. Гитлер собирается вторгнуться в Чехословакию. Франция и Англия - ее союзники. Сначала обещают выступить на защиту. Потом махнут рукой - свой покой дороже. При этом каждая европейская страна ведет собственный торг, решает собственные проблемы. В каждой - наши резидентуры. Они шлют в Москву информацию. Есть принципиально важные сообщения - скажем, о настроениях «первых лиц». И одновременно - масса вещей, сейчас кажущихся мелочевкой. Итальянский генштаб создает подполье на Корсике... Финны решают, кого допустить к рудникам «Петсамо-Никель»... Список людей, симпатизирующих СССР в Подкарпатской Руси, - вплоть до студента, который пишет стихи и может вести пропаганду...

- А что ж вы хотите, шел огромный поток информации. Это сейчас мы судим - мелочь, не мелочь. А тогда каждая деталь занимала свое место в общей мозаике.

Мы сейчас отмечаем 70-летие начала Второй мировой войны. Все правильно, официально она началась 1 сентября 1939 года. Но я считаю, что на самом деле отсчет надо вести от сентября 1938‑го, от Мюнхена. Между двумя этими датами - особый период. Это та самая развилка истории, когда события могли пойти так, а могли иначе. Перед Мюнхеном мы пытались предотвратить раздел Чехословакии, были готовы единым фронтом вместе с Англией и Францией выступить против Гитлера, говорили о конкретном количестве дивизий. А в августе 1939-го уже встречаемся с Риббентропом. За год - радикальная перемена позиции. Что произошло? На какую информацию опирался Сталин, принимая это решение? Насколько смена ориентиров была радикальной? Тут ведь масса подробностей, которые нынче мало вспоминают. Скажем - да, пакт Молотова - Риббентропа, падение Польши, «невинной жертвы двух диктаторов»! Но, простите, это та самая Польша, которая годом раньше наотрез отказалась пропустить к чехословацким границам наши части. Та самая Польша, которая после Мюнхена отхватила кусок от уничтоженной Чехословакии! Согласитесь, поведение не жертвы, а хищника. Перед Мюнхеном для пропуска войск на Варшаву могли надавить Англия и Франция - однако не стали. А после Мюнхена (и еще до пакта Молотова - Риббентропа!) они подписали с Гитлером договоры о нейтралитете, которые сегодня почти не вспоминают. Из тех же донесений разведки Сталин знал, что украинским националистам за союз с Германией нацисты обещали провозглашение «независимой Украины» (другое дело, что потом Гитлер от этой идеи отказался - но потом!). То есть на нашей границе могло возникнуть марионеточное государство с аппетитами, которые Западной Украиной не ограничивались. Территорию нынешней Молдавии Германия и Румыния тоже уже делили... То есть период, о котором идет речь, - время интенсивной тайной дипломатии: конфиденциальные переговоры, закрытые контакты. При этом рассекреченные документы показывают: у нас была блестящая разведка! Информацию давала точную, подробную, многоплановую. И становится ясно: закулисные игры тогда вели все. «Белых и пушистых» не было, каждый тянул одеяло на себя. Сталин об этом знал - и, решаясь на переговоры с Берлином, исходил из ситуации, которая складывалась.

Вопрос по ходу беседы

- Алексей Иванович, в прошлом номере «АН» шел материал о том, что история с подлинником «секретного протокола» Молотова - Риббентропа довольно странная...

- Не надо конспирологии. Такие протоколы в то время - норма вещей. Сферы интересов определяли Германия, Франция, Великобритания, Италия... Кстати, обнародованные документы об этом и говорят. Сугубо тактические временные соглашения сегодня приняли, завтра переиграли. А что вокруг подлинника именно этого документа споры... Знаете, когда денонсировали Союзный договор, его оригинал от 1922 года не могли найти. Но мы же не говорим на этом основании, что Советского Союза не было!

По плану и вне плана

- Алексей Иванович, а не слишком ли много шума вокруг исторической даты? Спокойно отметили - и проехали. А мы лезем в подробности. Но ведь семьдесят лет прошло! Я не зря сказал: документы - чтение на любителя. «Из агентурных источников известно, что Чиано заявил...» «Паасикиви считает...» Кто сегодня помнит Чиано, Паасикиви? Спасибо разведчикам - рассекретили старые бумаги. Ну так в плановом порядке много чего рассекречивается. Кончился гриф секретности - и снимают.

- Если бы речь шла только об историческом аспекте - я бы согласился. Но проблема в том, что происходившее вчера аукается сегодня и может выстрелить завтра.

Та же недавняя скандальная резолюция ПАСЕ, равняющая сталинизм с нацизмом... Помилуйте, при всех преступлениях сталинского режима ясно же, что это вещи все-таки разные. Мы не устраивали геноцидов, не строили «фабрик смерти» вроде Освенцима. Тем не менее ПАСЕ такую резолюцию принимает. Естественный вопрос - что дальше? Раз два режима равны, значит, от России как правопреемницы СССР можно чего-нибудь потребовать, как некогда от Германии? Чего? Для начала - компенсаций? А дальше - даже не знаю... Территориальных уступок?

История, к сожалению, вещь крайне политизированная. И спор о событиях 70-летней давности, мне кажется, оборачивается попытками исподволь пересмотреть итоги Второй мировой войны. Хотя почему-то Черчилль и Рузвельт не равняли нацизм со сталинизмом! И решающую роль Советского Союза в победе над Гитлером им в голову не приходило отрицать. В Потсдаме и Ялте садились со Сталиным за стол переговоров. А сейчас - «новые оценки». При этом козырная карта - пакт Молотова - Риббентропа. Вместо осознания сложнейшего узла противоречий - формула: в 1939-м два злодея поделили Европу. Остальные - невинные жертвы.

Но ведь известно - сначала придумывается исторический фантом, потом начинается пропаганда, дальше на основании все того же фантома выстраивается идеология. Так что с фантомами волей-неволей приходится бороться. И мы предлагаем: апеллируете к прошлому - давайте разбираться. Говорите, у нас архивы закрыты? Вот, пожалуйста, открыли.

Я - эксперт президентской Комиссии по борьбе с фальсификацией истории. Когда ее создали, было много разговоров - чем будет заниматься. Считайте, что это один из первых шагов.

Уроки истории

- Но польский, украинский, прибалтийский националист все равно всегда будет говорить, что во всем виновата Россия. А с другой стороны - ну, говорит и говорит, тоже новость!

- Да, с оголтелой публикой разговаривать невозможно. Но, к счастью, хватает и здравомыслящих людей. Им-то мы и напоминаем - игры с итогами Второй мировой опасны для всех. Посмотрите, не случайно о нашей «исторической вине» твердят силы, которые реабилитируют гитлеровских пособников, отрицают Холокост, устраивают марши бывших эсэсовцев... Только, обвиняя Россию, как-то забывают, что столицей довоенной Литвы был Каунас, а не Вильнюс (польское Вильно Литве передал Сталин). И границы довоенной Польши - не те, что нынешние. Потеряв на востоке, она приросла на западе...

Конечно, о перекройке карты разговора пока нет. И когда в 1975 году ОБСЕ принимала свой заключительный акт, главный тезис был такой: никто не ставит под сомнение территориальное устройство Европы. Но потом случилась Югославия, и все решили: в некоторых случаях можно. То есть уже в современной истории нехороший прецедент есть.

Понимаете, всегда имеются силы, которые хотят решить свои проблемы за счет другого. В 1938‑м в Мюнхене одной такой силе уступили. Система равновесия начала сыпаться. Именно потому случился пакт Молотова - Риббентропа. Такой вот урок истории. А любая дата - лишь повод ее уроки вспомнить.

Вопросы задавал Георгий ДЕЖКИН

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Аргументы.ру»
Распечатать страницу