Рецепт от Биньямина Нетаньяху

31.08.09

Рецепт от Биньямина Нетаньяху

Эксперты МГИМО: Орлов Александр Арсеньевич, к.ист.н.

«СИНДРОМ ОЧЕВИДЕН: с 1992 года каждый израильтянин-ястреб после избрания премьер-министром превращается в голубя» - такими словами начинается статья «Гамбит Нетаньяху» Ари Шавита, обозревателя израильской газеты «Гаарец», опубликованная в газете «International Herald Tribune». В ней анализируются предложения по мирному урегулированию, которые изложил в своем недавнем программном выступлении в Бар-Иланском университете премьер-министр Израиля. Тогда Биньямин Нетаньяху впервые согласился с идеей создания двух государств. Однако, как отмечается в статье, «даже новый Нетаньяху не согласится с идеей, как она есть. Краеугольным камнем его выступления была новая, несколько революционная формула предполагаемого мира: демилитаризованное палестинское государство рядом с еврейским государством».

Автор предлагает читателям две констатации. Во-первых, новые принципы "Нетаньяху объединяют подавляющее большинство израильтян. Если международное сообщество отвергнет их, оно столкнется с жестким Нетаньяху и упрямым Израилем". И во-вторых, "если Президент Обама поддерживает самоочевидные принципы, то он увидит перемены. Если Израиль получает международные гарантии мира, то настанет мир".

Мы предложили известным политикам, ученым, публицистам, тем, кто непосредственно занимается международной проблематикой и вопросами ближневосточного урегулирования, обсудить затрагиваемые в статье проблемы.

Нашу дискуссию открывает Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока:

Статья Ари Шавита, посвященная курсу израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху в отношении палестинского государства, примечательна. Мы находим у Шавита попытку анализа, комплименты и сравнительную объективность, что странно, но объяснимо. Израильский левый лагерь пытается найти выход из лабиринта, в который сам себя загнал, реализуя миф о "ближневосточном мирном процессе". Потеря Израилем безопасности обернулась для левых партий потерей избирателей, уставших ждать на протяжении двух десятилетий "дивидендов мира", обернувшихся "жертвами мирного процесса". Признать, что страна на протяжении поколения двигалась по неверному пути, разрушавшему и разрушающему израильское общество, спровоцировав раскол и деградацию палестинского социума, - нельзя. Продолжать двигаться по этой "дороге в ад" - самоубийство. Нетаньяху предлагает альтернативу - и левый лагерь раскрывает ему объятия, как это было с Шароном, Ольмертом и Ливни до него.

Шавит абсолютно точно отмечает, что все израильские премьеры с 1992 года шли на выборы под лозунгами безопасности и реализма в отношениях с палестинцами и неизменно нарушали свои предвыборные обязательства, встав во главе правительства. Секрет этого прост: израильтяне хотят мира и верят, что он возможен, не хотят управлять палестинцами и жить в одном государстве с израильскими арабами, не готовы ссориться с Европой и особенно США. Каждый из них уверен, что Израиль в любой момент разгромит любого противника, на что в палестинском случае понадобится две дивизии плюс авиация и разведка. При этом ни один израильский политик не представляет, что делать с победой, после которой придется брать на себя управление и обустройство палестинских территорий, избавиться от которых Израиль хотел бы любой ценой.

Вопросы мира и войны во многом зависят от личностных предпочтений, клановых интриг и отношений того или иного премьера с прессой и прокуратурой. Эти сплоченные и агрессивные корпорации, исповедующие левую идеологию, склонны закрывать глаза на обвинения в адрес "голубей мира", за которые четвертуют их правых оппонентов. Политики в Израиле не более бескорыстны, чем в прочих странах, и уязвимы для давления таких всевластных, неконтролируемых и де-факто несменяемых чиновников, как глава Суда справедливости или юридический советник правительства. Скромное название должности последнего, которую занимает малоизвестный за пределами Израиля Менни Мазуз, не должно обманывать: его амбиции и полномочия напоминают Великого инквизитора.

Отличительной чертой израильской политической кухни является отсутствие корпоративной дисциплины и предельный эгоцентризм израильских политиков, готовых в любой момент подставить не только противников, но и коллег из собственного лагеря. Отношения Ицхака Рабина и Шимона Переса, Ариэля Шарона и Биньямина Нетань-яху, Эхуда Барака и Амира Переца, Ципи Ливни и Шауля Мофаза - яркие примеры этого "террариума единомышленников".

Для тех, кто стоял у истоков "мирного процесса", он был тактической комбинацией, призванной лишить власти конкурентов. Перес, которому теоретики из ультралевого движения "Шалом Ахшав" предложили поставить на Арафата, превратив его из террориста в партнера по переговорам, хотел избавиться от правительства национального единства, в рамках которого был вынужден сосуществовать с Ицхаком Шамиром и его "Ликудом". Выстроенная на этом фундаменте система связей израильского истеблишмента с руководством ПНА, международными и европейскими донорами, США и другими коспонсорами "мирного процесса", лидерами Египта, Иордании и арабских стран, официально не имеющих с Израилем дипломатических отношений, сегодня представляет собой настоящий гордиев узел. Само по себе палестинское государство мало кого волнует, хотя страны, где палестинцы живут, включая Израиль, в принципе хотели бы иметь территорию, куда их можно было бы переселить, избавившись от связанных с ними проблем. Другое дело - процесс создания этого государства.

Регулярно принимаемые и столь же регулярно нарушаемые двусторонние и многосторонние обязательства являются его политической основой. На ежегодные многомиллиардные транши благотворительной помощи, если бы они шли на те цели, на которые выделяются, можно было бы построить средних размеров государство европейского уровня. Несколько тысяч чиновников ООН и других международных организаций и фондов, экспертов из академических учреждений и общественных организаций, правозащитников и журналистов, политиков и дипломатов занимаются проблемой палестинских беженцев и обустройством Палестины. За шесть десятилетий "борьбы за права народа Палестины" на ней выросли, сделали карьеру и ушли на покой несколько поколений представителей "мирового истеблишмента". Бороться с этим так же бесполезно, как утверждать в X веке, что Земля - шар. Выстраивая внятные условия, обращенные к палестинским партнерам (при существующем в Израиле консенсусе по поводу того, что никаких реальных партнеров на палестинской стороне у Иерусалима нет), Нетаньяху играет роль Коперника: его требования можно отвергнуть, но трудно оспорить.

Главное, что ставит в заслугу израильскому премьеру журналист, - возможность достижения на этой основе в Израиле национального консенсуса, хотя он ни на йоту не заблуждается по поводу того, будут ли приняты условия Нетаньяху палестинским руководством. Шавит при этом сохраняет все иллюзии, свойственные современной израильской элите, но не отцам-основателям еврейского государства. В отличие от современных левых постмодернистов, левые прагматики XX века, пережившие Холокост, знали подлинную цену международных гарантий, верили только в собственные силы и, общаясь с соседями по Ближнему Востоку, разговаривали с единственной принятой в регионе позиции - силы и собственных интересов. Они не занимались строительством палестинского государства, зато построили Государство Израиль. Вопреки тому, что пишет Шавит, решить проблему сосуществования израильтян и палестинцев военным путем можно, при соответствующей политической воле и готовности брать на себя ответственность и нести ее в соответствии с региональными реалиями, а не с теориями, рожденными в Вашингтоне, Брюсселе или Женеве. Скорее всего, таким путем ее в конечном счете и решат.

Как ни парадоксально, именно ставшие притчей во языцех поселения, включая "незаконные форпосты", демонстрируют подлинный, построенный на региональных традициях и реальной ситуации механизм симбиоза израильтян и палестинцев. Шумиха израильской прессы и левых партий вокруг этих населенных пунктов, дающих палестинскому населению Западного берега, как это было в свое время и в Газе, единственные в своем роде экономические возможности - не более чем реакция неудачников-аутсайдеров на успех соперников из противостоящего политического лагеря. Антипоселенческие выпады Рамаллы - попытка сохранить монополию на власть на местном уровне и распределение финансовых потоков - централизованное и коррупционное. Риторика политиков и дипломатов США и стран Европы - реверанс в адрес исламского мира.

Шавит пишет об этом, понимая, что у Нетаньяху нет выбора: остановить развитие поселений он не может, ибо поселенческое движение - реальность. Но если "мирный процесс" умер, "палестинское государство" напоминает зомби, договориться о статусе Иерусалима, границах, беженцах и даже о признании Израиля еврейским государством невозможно, а говорить о чем-то нужно - почему бы не поспорить о поселениях? Все лучше, чем война.

Абдулла Иса, шеф-корреспондент государственного иранского телеканала "Алъ-Алам":

Превратился ли Нетаньяху при своем втором приходе к власти в "голубя"? Нет, конечно. Наоборот, Нетаньяху доказал, что он не человек мира. Особо об этом свидетельствует его программное выступление некоторое время назад, которое считается новым израильским планом мира на Ближнем Востоке. Это заявление появилось вскоре после знаменитого выступления Президента США Барака Обамы в Каире, который к большому разочарованию ничего хорошего не предложил ни арабам, ни палестинцам, ни мусульманам. Суть выступления Нетаньяху состояла в том, что арабы должны признать Израиль и после этого Израиль может продолжать переговоры. Конечно, Нетаньяху говорил, что будет создано второе палестинское государство, но речь не шла о главном - это вопрос границ, суверенитет, вопрос воды, вопрос Иерусалима.

Американский Президент Обама тоже считает, что Иерусалим - это вечная и неделимая столица Израиля. Выступая в Каире, Обама заявил, что арабы должны делать смелые шаги к миру: они должны каким-то образом привнести изменения в программу "Арабская мирная инициатива", выдвинутую на саммите Лиги арабских государств (ЛАГ) в 2002 году, и в инициативы, автором которых является король Саудовской Аравии Абдалла бен Абдель Азиз. Внести изменения по двум важнейшим вопросам - о статусе Иерусалима (что он не является столицей Палестины) и решить по израильскому сценарию вопрос о беженцах. Именно на этом фоне воплощалось заявление Нетаньяху. Нетаньяху на самом деле пошел дальше, чем все предыдущие премьер-министры Израиля, заявив, что никогда не будет идти речь об израильских поселенцах на территории Палестины, не будет идти речь о Иерусалиме и палестинских беженцах. В основном его заявление говорит о том, что арабы и палестинцы должны нормализировать отношения с Израилем, то есть признать право Израиля на существование, не определяя его границ, и тогда должны вести переговоры.

В своем программном заявлении Нетаньяху говорил о демилитаризованном палестинском государстве. Что же такое демилитаризованное палестинское государство, предложенное Нетаньяхой? На мой взгляд, это такое государство, которое не имеет своей армии, своей границы, суверенитета. Даже когда речь идет о милиции, то милиция должна иметь на вооружении тот вид оружия (для обеспечения безопасности внутри государства), которое диктует именно Израиль. Поэтому мы понимаем, что это новая "золотая клетка" для Махмуда Аббаса, которую готовит Нетаньяху. Это говорит о том, что Нетаньяху не идет на какие-либо уступки по отношению к палестинцам. Наоборот, он требует от палестинцев отказаться от всех прав, от всех международных резолюций, резолюций ООН.

На сей счет имеются очень ясные резолюции ООН. Первое - создание палестинского государства на оккупированной территории в границах до 4 июня 1967 года. Это подразумевает, что Восточный Иерусалим является столицей Палестины. И второе - возвращение беженцев и выплата им компенсации. Нетаньяху пытается использовать сложившуюся ситуацию: арабский мир ослаб, в Палестине - раскол.

Посмотрите, что происходит на оккупированных территориях. Израильских поселений все больше и больше, с каждым днем происходит все большее ущемление палестинских прав. Даже президент Палестины Махмуд Аббас не может свободно передвигаться. Очень многие больные умирают на блокпостах, потому что их не пропускают в больницы. О каком мире может говорить премьер-министр? Израильский "мир" никому там не нужен. Мир должен осуществляться на основе суверенитета и равенства прав. Израиль хочет обеспечивать свою безопасность. Палестина тоже должна обеспечивать безопасность своих граждан и на самом деле должна получить настоящий мир.

Недавно на Ближнем Востоке находился спецпредставитель Президента России по Ближнему Востоку, заместитель министра иностранных дел Александр Салтанов, который посетил ряд арабских столиц, провел переговоры. Россия является важнейшим участником ближневосточного урегулирования. Она играет свою роль в справедливом решении для Ближнего Востока.

Московская конференция по Ближнему Востоку не должна быть продолжением Аннаполиса. Эта конференция не должна быть конференцией ради переговоров. С проведением конференции в России не надо спешить. Данная конференция должна быть хорошо подготовлена ради ярких и значительных результатов.

Ирина Звягельская, главный научный сотрудник Института востоковедения РАН:

На самом деле никакого "голубя" не получилось из Ицхака Шамира, никакого "голубя" не получилось и из Менахема Бегина, даже несмотря на то что он стал лауреатом Нобелевской премии и заключил Кэмп-Дэвидские соглашения. Есть люди, которые способны воспринимать действительность, пытаться адаптироваться к этой действительности, меняться в соответствии с этой действительностью. Это не значит, что они превращаются из "голубей" в "ястребов" или из "ястребов" в "голубей". Мне кажется, что только наиболее яркие личности в политике наделены способностью реалистично оценивать ситуацию.

Есть ли разница между первым приходом Нетаньяху и нынешним? Пока трудно дать подобную оценку. Во всяком случае, когда Нетаньяху пришел впервые, говорилось о том, что никаких позитивных шагов в плане политического урегулирования от него ждать не приходится. Но все-таки он заключил соглашение по Хеврону и еще целый ряд соглашений, и в этом смысле он продолжал политику предыдущего правительства. Очевидно, что всякое новое правительство, правое или левое, все равно несет на себе груз предыдущих обязательств, государственных обязательств. И собственно Нетаньяху предпринял ряд шагов, которые, не имея подобных обязательств, он и не стал бы делать. Но он их сделал. Другой вопрос, что все-таки его правительство не вошло в историю Израиля как какой-то прорыв. У него были сложные отношения с целым рядом министров. Говорили, что это человек, который не любит советоваться, очень эгоцентричен. Многие говорили о том, что Нетаньяху сделал массу неверных шагов, в том числе и в плане арабо-израильских отношений. Все помнят открытие туннеля под мечетью, который вызвал очень резкий всплеск антиизраильских, даже антиеврейских настроений. Можно назвать еще пример - строительство жилья в квартале Хар-Хома. Вообще деятельность Нетаньяху не была слишком успешной, собственно он был вынужден достаточно скоро покинуть министерский пост.

Насколько неожиданным было его выступление с предложением создания демилитаризованного палестинского государства в рамках возможности существования израильского и палестинского государств? Насколько эта формула мира революционна, насколько она вообще была новой? Мне кажется, что сама формула "два народа - два государства" не новая. Она не новая в том числе и для израильских политиков. В конечном итоге с формулой "два народа - два государства" согласился Ариель Шарон, который в то время был лидером "Ликуда". Можно сказать, что такая позиция нова для самого Нетаньяху. Он до этого никогда не говорил о такой возможности, что может быть создано палестинское государство. В этом смысле для него, конечно, это позиция новая.

Ну, а что касается демилитаризации этого государства, думаю, что у палестинцев недовольство вызывает не столько проблема демилитаризации, хотя, конечно, это ограничение национального суверенитета. Но мне представляется, что здесь можно было бы найти какой-то компромисс. У палестинцев большее опасение вызывает акцент на другое - что при этом Израиль является еврейским государством. Действительно, Израиль, построен по этнонациональному признаку Раньше считалось архаичным, что Израиль как государство создан по этническому принципу. После распада СССР таких государств, или квазигосударств, появилось достаточно много. Это, конечно, несколько архаично для современной жизни. Но для палестинцев это имеет особое значение. Для них это означает, что вопрос о возвращении беженцев на территорию Израиля закрыт навсегда. Сам этот принцип - принцип права на возвращение предстает в урезанном виде. И хотя всем понятно, что палестинцы уже не смогут вернуться на те земли в Израиле, с которых они вынуждены были уйти или с которых они были изгнаны или ушли в результате военных действий, тем не менее то, что от палестинцев требуют признать именно это, для них очень серьезный вопрос. Это вопрос принципа. А разрешать принципиальные вопросы очень и очень тяжело.

Как Израиль может получить международные гарантии демилитаризации Палестины? При создании двух государств вопрос гарантий будет являться очень важным. Израиль ранее всегда говорил - нам не надо никаких гарантий. Мы не верим в гарантии, мы сами будем решать все вопросы, которые надо решить. Демилитаризация - расплывчатый термин, и речь идет о том, что государство не может иметь вооруженных сил, а может ли оно иметь полицию, спецслужбы и так далее - все это необходимо прояснять. Наличие вооруженных сил не является отличительной чертой государства. Есть нейтральные государства, которые обходятся без вооруженных сил. Карликовые государства в Европе тоже прекрасно живут без вооруженных сил. Израиль не верит в гарантии. Это отражает его стремление полностью контролировать все самому.

Еще один важный момент, и он заключается в следующем. В сложившихся условиях, когда идея двух государств, которая поддерживается международным сообществом, остается на бумаге, крепнут призывы к тому, чтобы создать единое государство - демократическое арабо-еврейское государство. Одно государство для двух народов. И эти настроения достаточно сильны. С точки зрения Израиля создание арабо-израильского демократического государства - это конец самого государства. Израильтяне принять это не могут, хотя бы потому, что численность арабов будет превышать евреев. И они опасаются остаться в этом государстве в качестве национального меньшинства. Эти настроения, безусловно, существуют. То что израильское руководство подчеркивает еврейский характер государства и требует признания этого со стороны палестинцев, наносит удар по всяким планам создания одного государства.

Шамиль Султанов, президент Центра стратегических исследований "Россия - Исламский мир":

Политика в зоне ближневосточного конфликта - вещь сложная и многослойная, со своим внутренним драматизмом, тщательно скрываемыми тайнами, комбинационными хитросплетениями. По крайней мере, по двум основным причинам. Во-первых, это самый длительный и самый острый конфликт в человеческой цивилизации. Во-вторых, Ближний Восток с каждым десятилетием оказывает все большее влияние на положение в мире.

Книги и статьи по ближневосточной тематике всегда можно разделить на две группы. Либо они несут в себе некий креатив, приоткрывая новую грань этого конфликта. Либо они имеют пропагандистский характер, защищая и оправдывая позицию какой-то одной стороны. Статья Шавита, безусловно, относится ко второй группе. И в то же время она по своей скрытой смысловой нагрузке не так проста, как может показаться на первый взгляд.

Во-первых, формально адресована она европейской аудитории "International Herald Tribune". Дело в том, что недавние "исторические инициативы" Нетаньяху по поводу еврейского видения палестино-израильских отношений были в европейских политических кругах встречены с нескрываемым скепсисом. Поэтому и началась спланированная пропагандистская кампания по продвижению "программного выступления" израильского премьера на "старый континент". И текст Шавита всего лишь компонент этой пропагандистской игры.

Во-вторых, и это гораздо более существенно, адресатом этой статьи является администрация Обамы и лично сам американский президент, отношения которого с Нетаньяху складываются достаточно сложно. Это лишний раз подтверждает ту точку зрения, что у Вашингтона пока нет консолидированной ближневосточной политики. По поводу этой политики разворачивается ожесточенная аппаратная борьба между основными четырьмя группировками внутри администрации и в самом американском правящем классе.

Пропаганда - это всегда предельное и сознательное упрощение многомерности политической логики, сведение ее к некой красивой и виртуальной схеме. Такая внешняя понятийная картинка у Шавита сводится всего лишь к нескольким утверждениям. Израильская элита, неважно, правая или левая, осознает, что продолжение оккупации палестинских территорий становится все более и более взрывоопасным делом. Израильские премьеры последних двух десятилетий (Рабин, Нетаньяху, Барак, Шарон и вновь Нетаньяху) постоянно идут на уступки и даже готовы пойти на создание независимого палестинского государства. Но оказывается, что сами палестинцы не способны понять и оценить эти израильские усилия. Поэтому постоянно воспроизводится исторический тупик на Ближнем Востоке.

В действительности суть заключается не в "доброй воле" израильской элиты по отношению к палестинской проблеме. Достаточно задать всего лишь один вопрос: ухудшилась ли сегодня международная и региональная ситуация для Израиля по сравнению с тем, какой она была десять или 20 лет назад? И безусловным ответом будет "да".

Негативное отношение к еврейскому государству существенно возросло во всем мире. И массовые демонстрации, которые проходили в десятках стран в период войны в Газе, лишь одно из таких свидетельств. Значительно изменилась региональная ситуация: усиливается угроза военной конфронтации Израиля с Ираном, форсированно реализующим свою ядерную программу. Возник новый региональный баланс сил, когда связке США - Израиль противостоит альянс Иран - Сирия - ХАМАС - Хезболла, поддерживаемый рядом стран. Выросло количество союзников палестинцев и в Исламском мире, и в целом на планете. Внутри самой Палестины появилось мощное радикальное движение во главе с ХАМАС, которое фактически и заставило Израиль уйти из сектора Газа. Поэтому многие так называемые "миролюбивые" шаги Израиля по разрешению палестинской проблемы стали вынужденными, ибо старая политика продолжения оккупации палестинских территорий уже не срабатывала.

В условиях растущего значения энергоресурсов в мировой экономике, в условиях начала длительного мирового кризиса стало существенно возрастать давление на Израиль со стороны и США, и европейцев. Более того, внутри американской элиты стали усиливаться голоса (З.Бжезинский, Ч.Хейгел), недовольные произраильским креном в американской внешней политике. Дело дошло до того, что в 2006-2007 годах в американском истеблишменте вспыхнула ожесточенная дискуссия, в ходе которой именно произраильское лобби обвинили в том, что в угоду интересам Израиля Соединенные Штаты оказались в "иракском капкане".

В этих непростых для израильской элиты условиях Нетаньяху выдвигает свою "революционную" программу, которая состоит всего из двух положений: демилитаризация будущего палестинского государства и признание палестинцами и арабами еврейского характера Израиля. Несмотря на попытки Шавита продемонстрировать новаторский характер подхода Нетаньяху к палестинской проблеме, понятно, что сам нынешний премьер-министр Израиля отдает себе отчет в нереализуемости выдвинутых им идей.

Демилитаризация палестинского государства неприемлема для абсолютного большинства палестинцев, арабов и мусульман всего мира. Такое государство рядом со сверхмилитаризованным соседом (Израиль входит в десятку наиболее вооруженных стран мира) обречено быть марионеткой и постоянно находиться в зависимом состоянии. Демилитаризованное палестинское государство никогда не сможет обеспечить свою безопасность. Если гипотетически предположить, что начнется движение в сторону демилитаризованного статуса, это неминуемо вызовет гражданскую войну внутри палестинского государства, новую волну радикализма и экстремизма на всем Ближнем Востоке. Вряд ли это устроит глобальных игроков, в том числе и США.

Требование признания еврейского характера Израиля означает, что правительство Нетаньяху вообще принципиально отказывается признать проблему беженцев, которая является для палестинского народа краеугольным камнем национального самосознания. Из представленного премьером проекта закономерно вытекает, что Иерусалим должен оставаться неделимой столицей еврейского государства, поскольку единый еврейский Иерусалим и есть выражение исторического еврейского духа. И, соответственно, еврейские поселения на Западном берегу не подлежат демонтажу, поскольку это "историческая территория еврейского народа" и т.д., и т.п.

Безусловно, Нетаньяху как опытный политик отдает себе отчет в том, что его проект никогда не реализуется. Это ясно следует в том числе из противоречий, которые содержатся в его "инициативах". Чтобы пояснить, приведем цитату из Шавита: "Нетаньяху... требует, чтобы международное сообщество предоставило твердые гарантии, что в будущем Палестина будет действительно демилитаризована. Мир Нетаньяху включает три компонента: Израиль признает палестинское государство, палестинцы признают еврейское государство, международное сообщество гарантирует, что палестинское государство не будет ставить под угрозу существование еврейского государства.

Нетаньяху... по-прежнему считает, что причиной конфликта является не оккупация, а неспособность большинства арабов признать еврейскую историю и еврейский суверенитет". Итак, Нетаньяху обращается за гарантиями к международному сообществу, которое, в отличие от него, основной причиной конфликта считает израильскую оккупацию. Об этом говорил даже любимый в Израиле Буш-младший: "Израиль признает палестинское государство, а палестинцы признают еврейское государство". Какие палестинцы? Палестинцы как народ и как субъект международного права могут быть представлены только через государство. Причем включая и палестинских беженцев, которых израильский премьер заранее выводит из игры.

Нетаньяху, по словам Шавита, считает, что конфликт закончится тогда, когда большинство арабов признают израильскую историю и израильский суверенитет. Поскольку в обозримом будущем это вряд ли произойдет и израильская элита это знает, то конфликт, естественно, будет продолжаться. Но тогда возникает логический вопрос: зачем надо было Нетаньяху демонстрировать свою приверженность мирному процессу и одновременно выдвигать совершенно неприемлемые условия израильского участия в "движении к миру"?

Во-первых, для того чтобы не оказаться в международной изоляции даже среди своих западных союзников. В условиях нынешнего глобального и во многом непредсказуемого кризиса США должны избегать всякого рода форсмажоров, которые прежде всего могут произойти на Ближнем Востоке.

Во-вторых, израильский премьер фактически предлагает США и Европе долгосрочный торг: "Вы должны дать Израилю все возможные гарантии, а там дальше мы будем смотреть". Это, как показывает история ближневосточного конфликта, может затянуться на годы и десятилетия.

В-третьих, Нетаньяху на самом деле не заинтересован в разрешении конфликта даже в отдаленной перспективе. В условиях отсутствия конфликта Израиль рано или поздно будет демографически поглощен своим региональным окружением. В истории Ближнего Востока так было всегда. С другой стороны, любая крупная война в регионе также может стать катастрофической для Израиля. Поэтому для израильской элиты самый оптимальный вариант - продолжение политики контролируемой напряженности, гарантируемой США и ЕС.

Именно об этом, но пропагандистским слогом написал Ари Шавит.

Александр Орлов, директор Института международных исследований МГИМО (У):

Трудно не согласиться с автором, отмечающим эволюцию в подходах - от полного неприятия палестинского народа во времена Голды Меир до появления плана Нетаньяху, предполагающего создание пусть и не совсем полноценного, демилитаризованного, но все же независимого палестинского государства. При этом Шавит акцентирует, что инициатива нового израильского премьера - это "драматическая уступка, вызов, который Нетаньяху бросил не только палестинцам, но и американцам, и европейцам". В этой связи следует обратить внимание на название комментируемой статьи - "Гамбит Нетаньяху". Какой смысл вкладывает в него автор? Ведь "гамбит" - это хорошо известный шахматный термин, предполагающий жертву пешки или другой фигуры в дебюте партии ради получения стратегического преимущества. Не является ли "драматический план" Нетаньяху некой уловкой для того, чтобы вернуть Тель-Авиву инициативу в ближневосточных делах после провальной политики кабинета Ольмерта, завершившего свой мандат вторжением израильской армии в сектор Газа?

Чтобы понять суть дела, необходимо ответить на главный вопрос: реалистична ли в принципе инициатива Нетаньяху? В том виде, как она изложена израильским премьером, - едва ли. И автор статьи это понимает. Наивно думать, что палестинцы, не склонившие голову перед вооруженным до зубов противником, вдруг согласятся на неравноправный с Израилем государственный статус. Израиль требует от международного сообщества гарантий безопасности в виде демилитаризации Палестины. Что он может предложить палестинцам взамен? Свое честное и благородное слово, обещание не нападать? Мир под дамокловым мечом - это не совсем мир или совсем не мир. Шавит исходит из того, что в израильском обществе происходит глубокая переоценка отношения к палестинцам, и ратует за то, чтобы и те, в свою очередь, пересмотрели свои подходы к израильтянам. С общим посылом вполне можно согласиться: конечно, было бы хорошо, чтобы оба народа вдруг возлюбили друг друга. Но возможно ли это сегодня? Уверен, что нет. Велик груз взаимного недоверия, особенно среди палестинцев по отношению к израильтянам. Нужны десятилетия более или менее нормальной, мирной жизни, чтобы в какой-то мере переломить эту тенденцию. В этом смысле идея создания системы международных гарантий не вызывает аллергии, поскольку представляется важнейшим, если не единственно возможным механизмом обеспечения мира на Ближнем Востоке.

Израильский премьер, конечно, прав, когда говорит, что "мир является улицей с двусторонним движением". При этом вполне очевидно, что каждая из заинтересованных сторон должна пройти свою часть пути, чтобы встретиться где-то посередине. Готов ли Израиль осилить свой отрезок маршрута полностью или все же только частично? В любом случае, без активного участия палестинцев добиться прочного и справедливого урегулирования невозможно. В Израиле, апеллирующему к мировому общественному мнению, это должны понимать. У каждой из сторон в этом конфликте есть своя историческая правда, и ни одна из них не обладает монополией на истину. Нужно упорно искать взаимопонимание в самых различных форматах - и многостороннем, и двустороннем, двигаться вперед шаг за шагом, всячески избегая скатывания к новой вооруженной конфронтации. Непрерывность процесса урегулирования арабо-израильского конфликта - непреложное условие достижения прогресса, залог решения узловой ближневосточной проблемы - создания палестинского государства в соответствии с 62-летней давности резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН.

Настораживает, правда, одно обстоятельство. В конце статьи автор фактически ставит международное сообщество (и прежде всего американского Президента Б.Обаму) перед альтернативой, которая очень напоминает ультиматум: либо оно поддержит план израильского премьера, либо столкнется с "жестким Нетаньяху и упрямым Израилем". Если это не плод воображения Шавита и израильские внешнеполитические стратеги действительно пытаются играть в подобные игры, то это заведомо путь в никуда. Хотя, конечно, не стоит забегать вперед и торопиться с выводами: у Нетаньяху еще есть время, чтобы подкрепить свои миротворческие идеи реальными делами.

Григорий ПОВОЛОЦКИЙ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Международная жизнь»
Распечатать страницу