ОДКБ и ШОС: конкуренция форматов в сфере безопасности на постсоветском пространстве?

07.10.09

ОДКБ и ШОС: конкуренция форматов в сфере безопасности на постсоветском пространстве?

Эксперты МГИМО: Никитина Юлия Александровна, к.полит.н.

С конца 1990-х годов Содружество Независимых Государств уже не является основной «системообразующей» организацией, вокруг которой структурируется постсоветское пространство, постепенно распадающееся на отдельные субрегионы (Центральная Азия, Южный Кавказ, «европейский фланг»). Региональное сотрудничество бывших советских республик развивается согласно российской формуле «многоформатной и разноскоростной» интеграции. В процессах сотрудничества активно участвуют и такие организации, как ОДКБ и ШОС. Состав государств-членов обеих организаций пересекается[1],  функции в сфере безопасности частично совпадают, а основной площадкой деятельности является Центральная Азия.

Деятельность ШОС получает широкое освещение в российской и мировой прессе, внимание зарубежных экспертов часто приковано именно к этой организации, которую называют «восточной НАТО», в то же время в тени остается ОДКБ, которую на Западе принято рассматривать как достаточно неэффективную организацию, полностью находящуюся под влиянием России. Насколько данные представления имеют под собой основания?

По типу и механизмам взаимодействия между государствами-членами ШОС не может быть квалифицирована как полноценная региональная организация, скорее, ее можно назвать международным форумом, что позволяет провести аналогию с судьбой СНГ, которое, не став полноценным интеграционным объединением,  функционирует как «площадка» для реализации определенных несимметричных политических интересов каждого из государств. В этой связи опасения некоторых западных авторов, что ШОС может превратиться в «Восточную НАТО» и «ОПЕК с бомбами», кажутся преувеличенными.

Несмотря на то, что деятельность ШОС сконцентрирована главным образом на согласовании позиций, обмене информацией и опытом, членство в этой региональной структуре нередко воспринимается как более престижное по сравнению с участием в ОДКБ. Связано это, в первую очередь, не столько с реальными возможностями организаций, сколько с присутствием в ШОС двух региональных лидеров и ядерных держав — Китая и России, претендующих на значимое место на международной арене. Кроме того, в качестве наблюдателей в ШОС присутствуют еще две ядерные державы — Индия и Пакистан, а также неоднозначно оцениваемый международным сообществом Иран. Соответственно, у сторонних наблюдателей возникает соблазн оценивать деятельность ШОС не столько по степени эффективности сотрудничества, сколько по потенциалу влияния, который, несомненно, огромен, учитывая совокупные политические, военные, экономические, демографические и т.д. ресурсы государств-членов и наблюдателей. Однако на современном этапе потенциал влияния пока что не трансформируется в ощутимые результаты.
Хотя в политическом ключе Россия и страны Центральной Азии концентрируют повышенное внимание на перспективах (в том числе и глобальных) ШОС, на деле реальное многофункциональное сотрудничество в сфере безопасности сосредоточено в рамках ОДКБ. В отличие от ШОС, где сотрудничество ограничивается в основном обменом информацией и согласованием общих подходов, в рамках ОДКБ проводятся реальные совместные операции (антинаркотическая операция «Канал», операция «Нелегал» по выявлению незаконной миграции из третьих стран), создаются совместные горизонтальные системы (система ПВО), созданы общие контингенты (Коллективные силы быстрого развертывания для Центральной Азии, Коллективные силы оперативного реагирования), планируется развитие миротворческого направления, что превращает ОДКБ в реальный и наиболее эффективный          центр сотрудничества в сфере безопасности на постсоветском пространстве.

Вместе с тем, анализ конкретной деятельности ШОС и ОДКБ позволяет сделать вывод, что организации не только дублируют, но и во многом дополняют друг друга, представляя собой организации разного типа. В сфере безопасности  ОДКБ достигла такого уровня взаимодействия и интеграции, которого в рамках ШОС нет и, возможно, по некоторым конкретным вопросам безопасности и не будет (например, по вопросам льготных поставок вооружений и ВТС). Однако, ШОС обладает большим политическим потенциалом за счет присутствия в ней Китая и таких стран-наблюдателей, как Индия, Иран и др. Именно разнотипность и взаимодополняемость ОДКБ и ШОС создают для стран, участвующих в обеих организациях, возможности для реализации политики многовекторности, которая позволяет сохранять ориентацию одновременно на сотрудничество на западном, южном и восточном направлениях, делая Россию и страны Центральной Азии участницами международно-политических процессов сразу в нескольких субрегионах.


[1]Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан состоят в обеих организациях. Помимо названных государств в ОДКБ состоят Белоруссия и Армения, в ШОС — Китай.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Распечатать страницу