Зачем Вашингтону Косово?

08.10.09

Зачем Вашингтону Косово?

Эксперты МГИМО: Пономарева Елена Георгиевна, д.полит.н., профессор

Проблема Косово остается на сегодня одним из наиболее серьезных вызовов безопасности на Балканах. Нельзя не видеть, что постоянно обостряющиеся трения между сербским и албанским населением чреваты серьезной дестабилизацией обстановки, эскалацией напряженности по всему региону. Причина того — провозглашение албанцами 17 февраля 2008 года при поддержке США и ряда стран ЕС в одностороннем порядке независимости от Сербии, с чем никогда не согласятся сербы, для которых косовский край является их исторической территорией. 1 декабря открываются слушания в Международном суде ООН в Гааге по вопросу о законности провозглашения независимости Косово. В судебный процесс вовлечены все страны — члены Совета Безопасности ООН: Россия и Китай — на стороне Сербии, США, Великобритания и Франция — на стороне Косово. Нет сомнений, что США приложат все усилия, чтобы решение суда было в их пользу. И тому есть свои объяснения.

Специалист по теневой политике Запада Николас Хаггер считает, что косовский вопрос самым непосредственным образом связан с энергетическими проектами. По его мнению, существует план по перекачке каспийской нефти через Косово к Адриатическому морю, откуда ее танкерами можно поставлять на западноевропейские рынки.

Известно, что с 2001 года ведется работа по прокладке 920-километрового трансбалканского нефтепровода. По замыслу устроителей этого проекта, бакинская нефть должна поступать в порт Супса на берегу Черного моря, танкерами перевозиться в болгарский порт Бургас, откуда через территорию бывшей Югославии (Македонию и Косово)  — в албанский порт Влора. По нефтепроводу планируется перекачивать до 750.000 баррелей в день. С албано-македонско-болгарской компанией АМВО, принадлежащей США и строящей этот нефтепровод, сотрудничают все нефтяные гиганты, в том числе Texaco, Chevron, Exxon, Mobil, BP.

Уже после объявления независимости Косово международный консорциум в составе фирм Италии, США, Великобритании и Албании объявил о скорой доработке проекта нефтепровода Адриатика - Македония - Болгария: Влора - Скопье - Бургас. Причем эта артерия запланирована таким образом, что почти половина ее проходит по территориям, на которых проживают именно албанцы.

Ряд экспертов, в том числе Владимир Овчинский, считает, что этот «проект предназначен для конкуренции с нефтепроводом Бургас — Александропулис, по которому российскую и каспийскую нефть намечено доставлять в Средиземноморье, минуя Турцию».

В связи с этим уместно вспомнить слова министра энергетики США Билла Ричардсона, который еще во время бомбардировок Югославии в 1999 году заявил: «Речь идет об энергетической безопасности Америки... Мы говорим о стратегическом сдерживании тех, кто не разделяет наших ценностей... Мы вложили значительные деньги в Каспий, а теперь для нас очень важно, чтобы нефтепроводы и политика шли в нужном нам направлении». Иными словами, если албанцев Косово, македонцев, болгар и других сателлитов США могут проконтролировать, то относительно «строптивых» сербов такой уверенности нет. Учитывая тот факт, что 80 процентов стоимости нефти состоит из расходов на ее транспортировку, в XXI веке править бал будет тот, кто контролирует маршруты транспортировки энергоносителей. Прав оказался Иосиф Бродский, который еще в 1990 году писал, что «подлинным эквивалентом третьей мировой войны представляется перспектива войны экономической».

Ресурсы и наркотрафик

По запасам природных ресурсов у Косово нет, пожалуй, равных на Балканах, а возможно, и во всей Европе. Особенно недра этого края богаты на месторождения свинца, цинка, никеля, кадмия, бокситов, марганца, галлузита, селена и кварца. По данным Всемирного банка, стоимость минеральных ресурсов Косово составляет более 19 млрд. долларов. Эксперты гражданской миссии ООН в Косово полагают, что запасы только лигнита составляют 8,3 млрд. тонн, сербские же специалисты считают, что они достигают 14 млрд. тонн, что дает Косово возможность вести их эксплуатацию в течение 150- 200 лет. Запасы оловянной и цинковой руд оцениваются в 42,2 млн. тонн, никеля и кобальта - в 13,3 млн. тонн, бокситов - в 1,7 млн. тонн, магнезита - в 5,4 млн. тонн. Цифры впечатляют и открывают нам ресурсную составляющую косовского вопроса.

В условиях постепенного обострения мировой конкуренции за минеральные ресурсы версия о внешнем управлении этой территорией представляется весьма логичной. Иначе никто бы и не затевал отделение края от Сербии. Вариант сохранения Косово в юрисдикции Белграда с последующим принятием русофильствующей Сербии в «большую Европу» США не устраивал. Куда предпочтительнее выглядит «интернационализация» сербских ресурсов. После крушения биполярного мира именно тот вариант получения доступа к сырью стал весьма популярен у главных агентов глобализации - ТНК. Он предполагает следующую последовательность действий: дестабилизация государства (путем свержения правящего режима, усиления сепаратистских тенденций или прямого военного вмешательства); установление протектората в целях предотвращения (а на самом деле — для поддержания) хаоса, а уж затем приватизация ресурсной и промышленной базы и бесконтрольная эксплуатация ресурсов. Косово - это лишь один из ярких примеров неоколониализма, но далеко не последний. Однако если ресурсный потенциал этой территории фиксирует стратегические интересы США, то наркотрафик представляет интерес сегодняшнего дня.

Еще десять лет назад Интерпол установил, что албанские преступные структуры контролируют до 70 процентов рынка героина в Германии и Швейцарии. В настоящий момент в разных источниках фигурирует цифра 90 процентов, и касается это всех европейских государств. Каналы перевозки наркотиков через Балканы соединились с маршрутами, начинающимися в Юго-Восточной Азии. Главный маршрут транспортировки, известный как Балканский, пропускает 80 процентов наркотиков, предназначенных для продажи в Европе. Опиум, выращенный в Афганистане и Пакистане — в центре так называемого «золотого полумесяца», перерабатывают в Турции, а затем через бывшую Югославию и Чехию направляют в другие регионы Европы. Далее Балканский маршрут ведет в Великобританию через французский порт Кале. С 2005 года албанская мафия признается Европолом наиболее опасной для стран ЕС. Учитывая рост производства наркотиков в Афганистане, на долю которого сейчас приходится 90 процентов всего героина в мире, а также тесные связи косовских албанцев с талибами и «Аль-Каидой», можно утверждать, что наркотрафик в ближайшие годы будет только расширять свою сеть. Показательно и то, что премьер-министр «независимого» Косово Хашим Тачи по кличке «Змей» уже давно плотно вписан в наркобизнес. Борьба с наркотрафиком осложняется не только широтой земляческих, коммерческих, родственных связей, сплачивающих албанскую диаспору в Европе, которая насчитывает более 5 млн. чел., но и прямым интересом ТНК и ряда государств. Иначе невозможно объяснить наличие военных баз НАТО именно по периметру наркотрафика от Афганистана до Косово.

«Они не уйдут отсюда никогда...»

Некогда автономный край Косово превращен американцами в центральный пункт управления пространством Юго-Восточной Европы и не только. Именно здесь расположен «крупнейший американский город Европы» — военная база Camp Boundsteel (Бондстил).

Эту крупнейшую американскую военную базу (на снимке) со времен Вьетнама построила компания Halliburton (ее связывают с именем Дика Чейни). Меньше чем за три года Бондстил из палаточного лагеря, размещенного на 400 гектарах недалеко от македонской границы, превратился в автономную, оснащенную по последнему слову техники базу, где уже сосредоточено более 7.000 военнослужащих (общая численность размещенных в крае военных достигает 16.000). Здесь базируются 55 вертолетов «Черный сокол» и «Апачи». Считается, что Бондстил заменяет американскую военно-воздушную базу в Авиано (Италия).

Бондстил имеет развитую дорожную сеть протяженностью 25 км, более 300 зданий и несколько бетонированных бомбоубежищ, окруженных 84 км колючей проволоки с 11 вышками. База располагает своим жилищным сектором, собственными водопроводом и телевидением, имеет торговые центры, круглосуточно работающие спортивные залы, площадки для футбола, баскетбола, волейбола и гольфа, церковь, библиотеку и самый современный в Европе госпиталь. Что же касается содержания, то в среднем солдат Бондстила получает две тысячи евро в месяц плюс 40 процентов доплаты за «военную опасность в Косово», то есть около 2.800 евро.

Руководитель группы международных инспекторов ОБСЕ, гражданин Киргизии, полковник милиции Зеличенко, побывав в Бондстиле, писал: «Расположенный на холмах кэмп господствует над местностью. Наряду с наземными постройками глаз угадывает и множество подземных коммуникаций. Многочисленные вертолетные площадки, спортивные городки, комфортабельные казармы с кондиционерами, кафе и рестораны... По лагерю размером с половину двухсоттысячного Призрена ходят рейсовые автобусы... Мама дорогая! Да они никогда не уйдут отсюда!»

Словно подтверждая эту мысль, один из американских военных откровенно признался: «Мы так капитально здесь обосновались, что наверняка отсюда никогда не уйдем!»

Месторасположение и оснащение этой военной базы, а также задачи, которые она призвана решать, рождают в экспертном сообществе уверенность, что Бондстил может стать столицей нового квазигосударства, которое объединит территории Македонии, южной Сербии, Черногории, населенные албанцами, Косово и собственно Албанию. Кроме того, в Косово построена еще одна база Camp Montajs также на 7.000 солдат.

Таким образом, США и НАТО контролируют целый регион, не имея здесь никакого противовеса или сдерживающего фактора, и не намерены его потерять.

Елена ПОНОМАРЕВА, профессор МГИМО МИД РФ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Красная звезда»
Распечатать страницу