Визит В. Путина в Китай

13.10.09

Визит В. Путина в Китай

Эксперты МГИМО: Лукин Александр Владимирович, д.ист.н., PhD

А. БЕЛЬКЕВИЧ: Александр Лукин — директор Центра исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО. Добрый день.

А. ЛУКИН: Добрый день.

А. БЕЛЬКЕВИЧ: Что вы скажете по поводу таких публикаций, общий тон которых, что Россия окончательно окажется в качестве сырьевого придатка развивающегося Китая. По итогам этого визита Путина и тех совместных проектов, соглашения по которым будут подписаны.

А. ЛУКИН: Скажу, что это глупые разговоры. То есть они глупые, что касается конкретных соглашений и визитов. В принципе такая тенденция существует. И она возможна, но она связана не с Китаем конкретно, а вообще с тем, что России кроме ресурсов нечего продавать за границу. Например, что касается конкретно Китая, у нас был пик торговли с Китаем около 57 млрд. долларов товарооборот в прошлом году. Сейчас он значительно упал в связи с кризисом. Но в экспорте России в Китай машины и оборудование занимают около 1%. В то время доля импорта из Китая машин и оборудования растет. А вот в советское время в экспорте Советского Союза в Китай, экспорт машин и оборудования, доля была около 40%. Поэтому естественно, что если страна ничего не производит, то ей продавать нечего. И она превратится в сырьевой придаток всего мира. Но это не вопрос данных соглашений.

А. БЕЛЬКЕВИЧ: По поводу этих конкретных соглашений, которые сегодня подписываются, значительная часть из них касается освоения месторождений и полезных ископаемых, осваиваться они на нашей территории будут, а переработка будет осуществляться в Китае. Разве это не свидетельство зависимости?

А. ЛУКИН: А какие есть альтернативы? Речь идет о разработке новых месторождений, которые Россия на собственные средства разработать не может. Естественно, когда например, привлекается Би-Пи или какие-то западные компании, никто же про это не говорит.

А. БЕЛЬКЕВИЧ: Они сначала привлекаются, а потом, например, от них избавляются. Такая же тенденция у нас была.

А. ЛУКИН: Избавляются когда, видимо, вы знаете…

А. БЕЛЬКЕВИЧ: То есть, когда денег нет, они привлекаются. А потом деньги появились – все, спасибо.

А. ЛУКИН: … в России не было средств. Когда у России появилось больше средств и цены в десять раз изменились, то естественно, Россия смогла играть более активную роль. Но что касается Китая, это как раз выгодно России, поскольку возникает диверсификация капиталовложения в России. То есть, грубо говоря, если Россия продает нефть только в одну сторону, то она слишком зависит от Запада. Если она продает в несколько сторон, и Китаю, Японии, сейчас тянут трубопровод в район Находки, от него будет ответвление достроено в сторону Китая, то в условиях, когда Россия действительно продает в основном сырьевые товары, все же это ей выгодно, поскольку она диверсифицирует свой экспорт.

А. БЕЛЬКЕВИЧ: Насколько я представляю все-таки европейские и западные переговорщики для российских партнеров это более легкая добыча. Они порой даже в растерянности некой пребывают от тех шагов, которые наши власти принимают. С Китаем, я думаю, не пройдут такие вещи. Они сами если что могут какие-то радикальные методы применять, как в случае с бразильской компанией Rio Tinto, чуть до арестов не дошло.

А. ЛУКИН: С Китаем идут довольно жесткие переговоры, которые ведутся не правительством, а компаниями. Например, по вопросу газа до сих пор соглашения по ценам не было достигнуто. Россия готова поставлять газ в Китай, но Китай хочет естественно покупать по низкой цене, наш «Газпром» хочет продавать по более высокой цене. Соглашения нет, поэтому ничего пока не делается. Хотя общее соглашение в виде намерений о том, что будут построены газопроводы в Китай, в принципе было достигнуто. Но что касается нефти, то там такое соглашение было достигнуто в этом году весной во время визита Сечина в Китай. И поэтому здесь события быстрее развиваются и России это очень выгодно. Потому что Россия значительно увеличит после строительства трубопровода в Китай к городу Дацин, есть возможность увеличить экспорт российской нефти примерно в два раза. Сейчас Россия поставляет в районе 14 млн. тонн в год, в прошлый год даже снизилось, расчетная возможность этого трубопровода около 15 млн. тонн в год. То есть это примерно будет увеличение в два раза, если он будет на полную мощность работать. Но для того чтобы он работал на полную мощность, необходимо его заполнить. Для этого необходимо разрабатывать новые месторождения и привлекать любые инвестиции иностранные, в том числе и китайские. Конечно, России выгодно. То есть я бы здесь отделил конкретную выгоду России и ей это естественно выгодно, нельзя говорить, что иностранные инвестиции невыгодны, потому что они иностранные. Тогда вы встаете на позицию закрытой страны. Что мы все будем сами делать. И общая проблема России, которая касается не одного Китая, а вообще нашей торговли и производства в целом, - нам нужно развивать естественно собственное производство, переработку у себя и так далее. Но для этого нужны деньги. То есть предполагается, что те средства, которые поступают от торговли сырьевыми товарами, должны быть направлены на развитие собственного производства в том числе. Но некоторые у нас говорят, что когда у нас были богатые годы, то они туда почему-то не были направлены. А были направлены в какие-то другие места. И поэтому в частности эту ситуацию с падением доли машин и оборудования в экспорте не удалось перебороть. Но будут ли сейчас сделаны какие-то выводы, это другой вопрос.

А. САМСОНОВА: Давайте прервемся на несколько минут и продолжим после небольшой паузы.

А. БЕЛЬКЕВИЧ: Говорим мы о вероятных последствиях визита Владимира Путина в Китай и тех соглашениях, которые там сегодня подписываются. Помимо исключительно каких-то экономических соглашений, могут быть и политические последствия.

А. САМСОНОВА: Создается впечатление, что не зря на таком высоком уровне проходят переговоры, и не зря уже 14 раз встречались Путин и Вэнь Цзябао, во всяком случае, «Berliner Zeitung» пишет о том, что очевидно, Путин приехал в Китай и он хочет каким-то образом сформировать с Китаем союз в противовес США. Пекин в свою очередь настроен только развивать экономическое сотрудничество, не настроен слишком на какие-то прочные двусторонние отношения с Москвой поддерживать…

А. БЕЛЬКЕВИЧ: То есть то, что у китайцев с американцами и без нас все неплохо.

А. САМСОНОВА: Как вам кажется, Китай видит в России исключительно экономического партнера и сырьевой придаток или все-таки уважает в нас и политического партнера?

А. ЛУКИН: Китай видит в России, как политического, так и экономического партнера. Но по ряду конкретных вопросов. Во-первых, Китай, как и Россия выступает за многополярный мир. Что это значит на практике – это попросту говоря, значит, что и та и другая сторона выступает против доминирования какой-либо одной страны в мире. За сохранение системы международного права, как оно сложилось после Второй мировой войны. То есть за систему, за роль Совета Безопасности ООН, ООН в целом и так далее. Что из этого следует. Россия нужна Китаю как некоторый баланс в их сложных партнерско-конкурентных, я бы сказал, отношениях с Западом. И интересно, что часто китайцы пытаются, вернее рады, когда Россия находится в менее партнерских отношениях с Западом. Например, российскую акцию в Грузии Китай естественно официально не поддержал. Я бы сказал не саму акцию, а особенно признание независимости двух республик. Потому что у Китая есть собственные проблемы в разных пограничных регионах и так далее. Но, например, устно они будут говорить: вот как хорошо, что США показали их место. Почему-то им самим не хочется ссориться с США, но когда кто-то указывает США на их место, им приятно. Это понятно, это чисто геополитическая позиция. То есть политически Россия Китаю нужна, именно поэтому Китай сотрудничает с Россией по ряду международных региональных проблем. Например, активное сотрудничество ведется по корейской ядерной проблеме в рамках шестисторонних переговоров. Согласовывается позиция по иранской ядерной проблеме. По Афганистану. Даже по Ближнему Востоку и так далее. То есть нельзя говорить, что Китай заинтересован в России только как в экономическом партнере. Как в экономическом партнере он, кстати, в России заинтересован в меньшей степени. Россия занимает всего 2% в товарообороте Китая. То есть даже без торговли с Россией Китай бы прекрасно жил. Но конечно определенные вещи он получает в России, которые он в других местах не может получить. Это, например, военное…

А. БЕЛЬКЕВИЧ: Да, Александр Владимирович, я благодарю, к сожалению, у нас очень мало времени. Большое спасибо, что согласились дать нам разъяснения. Александр Лукин, директор Центра исследований Восточной Азии университета МГИМО был у нас в эфире.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Эхо Москвы»
Распечатать страницу