Сырьевой акцент юбилейного визита

12.10.09

Сырьевой акцент юбилейного визита

Эксперты МГИМО: Томберг Игорь Ремуальдович, к.экон.н.

Начинается рабочий визит премьер-министра РФ Владимира Путина в Китай. В ходе его будет подписано более 20 соглашений на сумму $5,5 млрд. долл. Перечень проектов насчитывает 38 соглашений в сферах финансов, строительства, освоения месторождений, телекоммуникаций. Главный документ - совместное коммюнике, которое подписывают главы правительств и которое охватывает все сферы взаимодействия - торгово-экономическое сотрудничество, инвестиционное сотрудничество, энергетику, космос, таможенные отношения, гуманитарную сферу. Визит российского премьера приурочен к 60-й годовщине установления дипломатических отношений между СССР и КНР. Наша страна первой признала КНР. Естественно поэтому, что во время переговоров будут заключены соглашения, выходящие за рамки чисто экономической области. Москва и Пекин возьмут на себя обязательство уведомлять друг друга о пусках межконтинентальных ракет и ракет-носителей.

Состояние и перспективы российско-китайского сотрудничества Владимир Путин будет обсуждать во время переговоров с китайским премьером Вэнь Цзябао, а также в ходе встреч с председателем КНР Ху Цзиньтао и председателем постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей (парламента) У Банго.

У двух стран фактически не имеется политических противоречий. Поэтому стороны намерены сосредоточиться на торгово-экономическом сотрудничестве, где проблем накопилось немало.

Товарооборот России и Китая вырос с $9,3 миллиарда в 2002 году до $56 миллиардов в 2008 году. В январе-июле 2009 года товарооборот упал до $19,5 миллиарда с $31,1 миллиарда за аналогичный период прошлого года, в первую очередь из-за снижения цен на сырьевые товары (нефть и нефтепродукты), которые в российских экспортных поставках в Китай занимают основную долю - 56,4 %. Вклад машин, оборудования и транспортных средств составляет 4,4 %.

Москва обеспокоена своим укрепляющимся статусом сырьевого придатка Китая и добивается изменения структуры торговли между двумя странами. «Мы, конечно, не можем быть удовлетворены структурой товарооборота. К сожалению, доля машинооборудования в нашем экспорте невелика. Наша идея заключается в том, чтобы увеличить экспорт в Китай продукции с высокой степенью переработки», - говорил накануне визита вице-премьер Александр Жуков. Одно из решений видится в расширении торговых расчетов в национальных валютах, которые в настоящее время составляют лишь около $800 млн. «Конечно, это небольшая часть в общем объеме всего товарооборота, но и китайские, и российские предприниматели заинтересованы в том, чтобы увеличивать объем товарооборота в национальных валютах. Это дешевле, чем все, что связано с расчетами через свободную конвертируемую валюту», - считает Жуков. Однако, если перевести на расчеты в национальных валютах энергосотрудничество (т.е. 56,4% товарооборота) – говорить о росте высокотехнологической составляющей российского экспорта вряд ли придется.

Тем не менее развитие депрессивных восточных регионов России намечено осуществлять в опоре на сырье и китайский сырьевой голод. В соответствии с Программой сотрудничества на 2009-2018 гг. между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири России и северо-востока КНР, РФ предоставит сырьевую базу Дальнего Востока и Восточной Сибири китайцам. Соглашение о сотрудничестве до 2018 г. предполагает совместную разработку российских месторождений, но перерабатывающие и производящие предприятия будут строиться на китайской территории

Программа было одобрена президентом РФ Дмитрием Медведевым и председателем КНР Ху Цзиньтао во время встречи в Нью-Йорке 23 сентября с.г. Документ включает 205 ключевых совместных проектов в приграничных регионах двух стран. Практически все проекты на территории России основаны на добыче дальневосточного и восточносибирского сырья. Россия готова отдать в совместную разработку месторождения каменного угля, железной руды, драгоценных металлов, апатитов и молибдена. Китайцы же будут создавать на северо-востоке КНР производство олова, свинца, мебели, огнезащитных дверей, различной техники, медных листов и кирпича.

При всем традиционном неприятии сырьевой придаточности России развивать дальневосточные территории без иностранного участия сегодня малореально. Организовывать там трудоемкие производства невозможно: здесь сейчас живет 3,5-4 млн. человек, включая женщин, детей и стариков, и найти 500 000-600 000 человек трудоспособного возраста, которые смогут регион прокормить, крайне сложно. Внедрять технологически продвинутые производства значительно дешевле на китайском Северо-Западе, в то время как на нашем Дальнем Востоке инфраструктура для этого отсутствует почти полностью. Кроме того, именно Китай в условиях кризиса доказал свою готовность и способность идти на серьезные вложения в сырьевые проекты по всему миру. И вкладываться в соседний российский Дальний Восток ему, что называется, «сам бог велел».

В публикуемом газетой «Ведомости» (12.10.09) списке проектов добыча углеводородов занимает достаточно скромное место. Очевидно, что эти стратегические направления российские компании предпочли бы развивать самостоятельно. Да и желающих инвестировать в нефть и газ вполне достаточно, причем речь идет о мощных в финансовом и технологическом отношении японских, корейских, американских компаниях.

Поэтому традиционно первостепенные в ходе всех российско-китайских контактов на высоком уровне проблемы энергетического сотрудничества будут весьма непростыми. Ожидается обсуждение вопросов взаимодействия в области ядерной энергетики, нефтяном секторе (пока идет строительство нефтепровода, обсуждается строительство нефтеперерабатывающего завода), электроэнергетике.

Объективно разворот энергетического экспорта в восточном направлении давно назрел. Сокращение потребления топлива в Европе в условиях кризисного падения спроса может стать предвестником более серьезной и неприятной для производителей энергии тенденции. Борьба за энергоэффективность и увеличение доли нетрадиционных истиочников энергии в энергобалансе в Европе и США начинает приносить плоды, что вкупе с усилиями ЕС по диверсификации источников поставок топлива ведет к обострению конкуренции на основном российском рынке. Не случайно в доработанном проекте «Энергостратегии России до 2030 года», который только что направлен на утверждение в правительство, структура экспорта нефти и газа должна быть изменена в пользу восточного направления. В соответствии с документом экспорт нефти и нефтепродуктов к 2030 году должен упасть на 6,4%, при этом доля поставок в Европу будет сокращаться, а в восточном направлении - существенно расти. Экспорт газа на Восток также увеличится и к 2030 году составит до 20% от общего объема.

Рынки нефти и газа сужаются и Москве требуется активно осваивать новые. Безусловно, китайский рынок становится приоритетным, однако существуют серьезные объективные сложности на этом направлении.

Протокол о поставках газа в Китай Газпром подписал еще в 2006 г., поставки должны были начаться в 2011 г. Предполагалось, что к этому времени в КНР будет построен газопровод мощностью 30 млрд. куб. м из Западной Сибири (проект «Алтай»). В перспективе планировался и восточный газопровод, частично повторяющий маршрут нефтепровода ВСТО. Общий объем поставок должен был составить 68 млрд. куб. м в год. Но обе стройки до сих пор не начаты. Уложиться в срок до 2011 г. уже не удастся, поставки газа буксуют из-за разногласий в цене: Газпром настаивает на европейской формуле, привязанной к нефти, а китайцы настаивают на привязке к цене угля, что неприемлемо для Газпрома.

По данным российских СМИ, оба экспортных маршрута остались и в новой версии соглашения, которую Газпром представит в ходе нынешнего визита. Объемы поставок сохраняются, но их начало из Западной Сибири сдвигается на 2014-2015 гг. Газ из Восточной Сибири пойдет с гигантского Чаяндинского месторождения в Якутии (запуск запланирован на 2016 г.). Цена газа будет определяться по формуле, привязанной к стоимости корзины нефтепродуктов в Японии, хотя в приготовленной к визиту В. Путина версии соглашении прописана только эта привязка, а не сама формула. В тоже время, учитывая высокую стоимость нефти и нефтепродуктов в Японии, подобная формула вряд ли устроит китайскую сторону. Тем более что пространства для маневра у китайцев предостаточно. Рост поставок в КНР австралийского сжиженного газа (СПГ) и предстоящее в декабре 2009 г. завершение строительства газопровода из Туркмении ослабляет переговорные позиции России. Как и объективно низкая потребность КНР в газе на сегодняшний момент. По данным BP Statistical Review of World Energy, в 2008 г. потребление газа в стране составило 80.7 млрд. куб. м, а собственная добыча - 76.1 млрд. куб. м. Правда, темпы роста потребления (15,8% в 2008 г.) опережают темпы прироста потребления (9,6%). Однако разница недостаточно существенна, чтобы именно в этом году заставить китайских переговорщиков смягчить условия закупок.

В то же время выбор в качестве базового для экспорта в КНР Чаяндинского месторождения предполагает строительство крайне дорогостоящего газопровода в сторону китайской границы, а также западной и восточной веток. Для гарантированной окупаемости этой газопроводной системы требуется не только высокая цена на газ, но и гарантии долгосрочного и бесперебойного сбыта. Однако в условиях, когда даже проверенные европейские партнеры Газпрома требуют отмены принципа «бери или плати» в долгосрочных контрактах и рвутся на более дешевый спотовый рынок газа, вряд ли стоит ожидать от китайских импортеров послушного следования в русле устоявшихся экспортных правил Газпрома.

Контракт на поставку китайская компания CNPC рассчитывает подписать с Газпромом в 2010 г., сообщило 11 октября агентство «Интерфакс» со ссылкой на источник, близкий к руководству китайской компании. Это, скорее, очередная декларация стремления к началу поставок, чем реальная готовность договариваться. Даже уйдя от угольной формулы ценообразования, Китай будет опираться на ценовой уровень рынка СПГ, который в 2009 г. был значительно ниже (иногда вдвое) газпромовских цен в Европе.

Существуют сложности и в сотрудничестве нефтяных компаний двух стран. «Роснефть» рассчитывала подписать соглашение о принципах строительства НПЗ мощностью 15 млн. т в китайском г. Тяньцзинь. Переговоры с CNPC по этому проекту, предусматривающему также создание сети АЗС, российская компания ведет с 2006 г. Разработка ТЭО завода завершена, говорил в сентябре президент госкомпании Сергей Богданчиков. Все согласования документа с российской стороны получены, однако госэкспертизы со стороны Китая до сих пор нет. Предполагалось, что СП «Роснефти» и CNPC будет финансировать строительство завода на 35%, а оставшееся предоставят китайские банки. Однако сейчас Китай предлагает увеличить расходы СП. Дискуссии идут по поводу мощности завода и источников сырья. Разнятся и оценки стоимости завода - от $3 млрд. до $7 млрд. Разработанное ТЭО предусматривает затраты на уровне $9 млрд.

Китай выражает неудовлетворенность масштабами и темпами продвижения совместного проекта по добыче сырья в России. Еще в 2006 г. «Роснефть» и CNPC учредили для этих целей СП «Восток энерджи», но до сих пор в работе лишь два участка в Иркутской области.

Данная ситуация четко демонстрирует различия в интересах сторон. Российские компании рвутся на громадный китайский рынок переработанной нефти и готовы строить НПЗ и автозаправочные сети. Китай, однако, не рвется слишком уж открывать свой рынок. К тому же, занимая второе место в мире по мощности нефтепереработки, не очень заинтересован в строительстве новых НПЗ. Тем более в условиях глобальной рецессии в нефтепереработке: по прогнозам, из-за кризиса будут закрыты от 100 до 200 НПЗ в разных странах.

В то же время загрузка сырьем своих заводов отвечает задачам китайской энергостратегии. Отсюда и интерес к зарубежным добычным проектам. И потому не стоит переоценивать значение таких сделок, как заключенный летом 20-летний контракт на поставку в страну 300 млн. т нефти в обмен на кредит в $25 млрд. Это соглашение лишний раз подтвердила реальность сегодняшнего дня: китайцы готовы к тесному сотрудничеству в сфере upstream, однако крайне неохотно идут на взаимодействие в области downstream.

Реализация масштабных планов в атомной энергетике тоже упирается в цену вопроса. «Китайцы проявляют интерес к строительству двух реакторов на быстрых нейтронах, обсуждаются и контракты на третий и четвертый блоки Тяньваньской АЭС, - сообщили интернет-изданию РБК daily в «Росатоме». - Но в Пекине ничего подписано не будет, идут переговоры о цене». Россия согласилась возобновить поставки электроэнергии Китаю. Однако и эта договоренность вызывает сомнения у российских специалистов, поскольку не исключено, что цены за электричество для китайских потребителей будут ниже, чем для российских.

Нынешний визит российского премьера в КНР, без сомнения, внесет вклад в дальнейшее сближение двух стран. Развитие сырьевой составляющей российско-китайского сотрудничества получит дальнейшее развитие. Проблема превращения России в китайский «сырьевой придаток» ставится в информационном пространстве все острее и требует, наверное, детального осмысления. При этом важны не общенациональные комплексы, а объективное осмысление собственных возможностей, преимуществ и недостатков. Очевидно, прав президент Д. Медведев, заявивший в интервью Первому каналу российского телевидения 11 октября с.г., что «мы еще очень долгое время, я уверен, десятилетия будем одним из основных поставщиков нефти и газа». И если можно сейчас решить задачу не только «удержания» восточных территорий страны, но и их подъема за счет допуска в том числе китайцев к российским природным богатствам, то в этом нет ничего предосудительного. В то же время подписывать априори убыточные для Газпрома и других российских компаний контракты ради мнимого успеха визита было бы ошибкой. Переговорные позиции двух стран, при всем их различии, базируются на двустороннем интересе в развитии сотрудничества, и не стоит спешить до нахождения взаимоприемлемых условий этого сотрудничества. Лучше его строить дольше, но надежнее.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Фонд стратегической культуры
Распечатать страницу