Церковь и сиюминутное

02.03.10

Церковь и сиюминутное

Эксперты МГИМО: Легойда Владимир Романович, к.полит.н.

Русский востоковед, знаток буддизма Сергей Федорович Ольденбург как-то сказал, что цельный образ религии может получить только тот, кто узнает, каким этот образ представляют сами верующие. Иначе получается то, что не имеет к самой религии никакого отношения. Увы, именно этот методологический принцип «дурного религиоведения» был использован в некоторых информационных сообщениях и аналитике (sic!), посвященных поездке Патриарха Кирилла на Украину в день инаугурации президента («гражданин другого государства благословляет избранного президента», «рука Кремля» и т.д.). Конечно, эти объяснения возникли не всецело от политической ангажированности, но еще и от непонимания реалий церковной жизни. Однако основные принципы профессионализма (да и просто здравого смысла) не изменились со времен Ольденбурга.

Русская Православная Церковь — это не Церковь Российской Федерации, а Патриарх Московский и всея Руси — не только Патриарх для верующих России. В этом факте нет ничего нового или необычного. Юрисдикция многих Поместных Православных Церквей не совпадает с границами одного государства (Антиохийский, Александрийский Патриархаты и проч.). Цвет паспорта Патриарха не имеет значения для церковной жизни. Патриарх Кирилл ездил на Украину не как гражданин России, не как член «российской делегации», но как Предстоятель Церкви, который в важный для своей украинской паствы период вместе с митрополитом Киевским и всея Украины Владимиром помолился за Украину и за избранного президента. (И, кстати сказать, после молебна и совершенной вместе с Предстоятелем Украинской Православной Церкви Литургии сразу отбыл в Москву — для встречи с еще одним президентом, на этот раз Ливана.)

Обращаясь к Виктору Януковичу, Патриарх сказал: «Мы знаем, насколько велика трудность тех огромной важности задач, которые сегодня стоят перед народом Украины. И потому воля Божия, несомненно, в том, чтобы народ был единым, чтобы были преодолены разногласия <…>, чтобы была найдена общая духовная основа совместной жизни украинского народа». Не ставлю под сомнение право аналитиков интерпретировать события по-своему, не давайте хотя бы слушать то, что говорит Патриарх.

Кстати сказать, в чем-то похожая история получилась и с дискуссией о благословении нашей олимпийской сборной. Не буду объяснять, чем благословение отличается от магического ритуала, — думаю, любой мало—мальски образованный человек это и так понимает. Хочу лишь напомнить, что в обращении Святейшего Патриарха к нашим олимпийцам были и такие слова: «Я сегодня приветствую спортсменов из России. Но я являюсь Патриархом не только для Российской Федерации, но и для других стран, которые некогда объединяла историческая Россия. Я желаю всем спортсменам, которые связаны с нами общими историческими истоками, успеха на Олимпиаде в Ванкувере. Пусть дружба и добрые человеческие отношения связывают вас с вашими братьями и сестрами». Увы, на это тоже не все обратили внимание.

А ведь и здесь речь шла о том, что объединяет всех людей Русского мира: общие интересы, воспоминания детства, история. Наконец, общие представления о том, что такое хорошо и что такое плохо — они тоже не изменились. И от этого Украина или Белоруссия не перестают быть политически независимыми. Но это значит, что всех нас, «постсоветских», объединяет нечто большее, нежели распавшаяся вместе с Союзом бюрократическая система с центром в Москве.

Именно об этом говорит Русская Православная Церковь, продолжающая объединять православных верующих не только на Украине, в Белоруссии, Молдавии, России и других постсоветских государствах, но и в диаспорах на территории ближнего и дальнего зарубежья. Поэтому нет ничего удивительного в том, что украинцы и россияне имеют одного Патриарха, благословляющего и российского, и украинского президентов. Церковь вне политики, вне государственных границ, но это не означает, что она «ни при чем», скорее это означает, что она — выше.

Увы, подняться над сиюминутной политической ситуацией готовы далеко не все. Церковь говорит о Русском мире как о единстве людей, выросших на православном понимании добра и зла, на христианских ценностях и культуре. «Геополитический проект», — слышится некоторым политикам. Одним это нравится, другим нет. Одни заявляют о своей поддержке Патриарху, другие его критикуют. Но те и другие ошибаются, если видят в концепции Русского мира политическую идею вместо ценностной, цивилизационной реальности.

Плохо не то, что предложенную Церковью концепцию сегодня критикуют (мы готовы к дискуссии), а то, что понять ее до конца некоторым людям просто не позволяет привычка жить и мыслить в сиюминутных политических категориях.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Известия»
Распечатать страницу