Подписание ДСНВ — существенный вклад в укрепление глобальной стабильности

07.04.10
Эксклюзив

Подписание ДСНВ — существенный вклад в укрепление глобальной стабильности

Эксперты МГИМО: *Поволоцкий Григорий Игоревич

Договор по СНВ, который 8 апреля с.г. будет подписан в Праге Президентами России и США, без сомнения, охватывает ряд важнейших политических вопросов. В ближайшие дни, очевидно, будет опубликовано много интересных и разных комментариев относительно практического содержания ДСНВ, его технических деталей. В то же время, как представляется, существует ряд важных политических выводов, которые вытекают уже из самого факта подписания Россией и Соединенными Штатами Договора по СНВ, из того политического контекста, который окружает это подписание. На этих политических моментах стоит остановиться подробнее.

31 марта с.г. Госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила: «Мы очень рады, что договор по СНВ будет подписан на будущей неделе президентами Обамой и Медведевым. Это ясный сигнал, что обе наши страны решили сократить свои ядерные арсеналы и выступают за нераспространение ядерного оружия. Мы также обсуждали, каким образом можно лучше сотрудничать, в т.ч. и в области противоракетной обороны». Отсюда — первый политический вопрос, первая связанная с ДСНВ политическая значимость.

Как можно оценить Договор по СНВ — это продукт компромисса, когда каждая из сторон тщательно просчитала, сколько ракет ей понадобиться, чтобы нанести неприемлемый ущерб противнику, или это результат сотрудничества двух стран, их стремления добиваться более стабильного миропорядка, не размышляя более в категориях «нанесения неприемлемого ущерба» друг другу? Скорее это второй подход, чем первый. Сегодня при подписании договора стороны исходят из того, что они не враги, а делают общую, совместную работу. «Договор СНВ-1 по многим моментам был односторонним, носил дискриминационный характер по отношению к нашей стороне. Все эти моменты из нового Договора исключены, паритет России и США обеспечен», — подчеркнул 6 апреля министр иностранных дел России С.В. Лавров, выступая на пресс-конференции в связи с предстоящим подписанием Договора. Общая позиция по новому договору, как отметил С.В. Лавров, направлена на то, чтобы она «укрепляла безопасность России и глобальную стратегическую стабильность, обеспечивала устойчивость наших отношений с Соединенными Штатами».

Созвучные мысли содержатся и в новой ядерной доктрине США, обнародованной в Вашингтоне в этот вторник: «Россия больше не является врагом и все чаще выступает как партнер в вопросах нераспространения и борьбы с другими новыми угрозами».

Другой значимый момент. В основе сложившегося миропорядка, как известно, лежит стратегическая стабильность. В понятии стратегической стабильности присутствуют так называемые «дестабилизирующие факторы»: противоракетная оборона, которую может развернуть одна из стран; появление новых видов высокоточного неядерного оружия, которые способны уничтожать, в том числе, и стратегические ядерные объекты; создание арсеналов запрещенных видов ОМУ; новые технологические прорывы — создание основанных на новейших технологиях, в том числе на нанотехнологиях, на новых физических принципах видов вооружений; возможный вывод оружия в космос. «Дестабилизирующие факторы» могут ослабить в той или иной степени потенциал ядерного сдерживания. Как новый договор по СНВ будет защищать подписавших его Россию и США от подобных воздействий? В этом вопросе обе державы должны и обязаны действовать сообща, привлекая к сотрудничеству в этой сфере как можно большее число государств, используя существующие и создавая новые международные инструменты как универсального, так и регионального характера.

Развертывание ядерного оружия в космосе и создание стратегических наступательных вооружений (СНВ) в неядерном оснащении может подорвать стратегическую стабильность в мире, заявил на упомянутой пресс-конференции глава МИД России С.В. Лавров. «Для того чтобы всерьез говорить о практических шагах по продвижению к миру без ядерного оружия, нужно обратить внимание на целый ряд факторов, которые могут потенциально дестабилизировать глобальную стратегическую стабильность», — подчеркнул он. Поэтому Москва будет настаивать на прекращении разработок в области стратегических вооружений в неядерном оснащении, отметил С.В. Лавров. «Для того, чтобы двигаться к безъядерному миру, надо (…) сегодня решить вопрос о стратегических наступательных вооружениях, о стратегических вооружениях в целом, в неядерном оснащении, над которым сейчас ведется работа (…) Мы не хотим видеть на Земле никакого оружия, которое будет дестабилизировать глобальную обстановку», — заявил министр.

Еще один важный политический аспект, сопровождающий предстоящее подписание ДСНВ. Существует определенная взаимосвязь между состоянием российско-американских отношений и проблемами безопасности и сотрудничества в Европе. Сегодня это, конечно, не прямая взаимозависимость, как, например, во времена «холодной войны», когда в Европе существовали два противостоящих военных блока — НАТО и ОВД. Но, в то же время, когда стало известно об успешном завершении переговоров по СНВ, в Москве обратили внимание на выступление Генерального секретаря НАТО А.Фога Расмуссена на Брюссельском форуме по безопасности 27 марта с.г. В нем содержатся некоторые идеи по выстраиванию качественно новых отношений с Россией, обеспечению неделимой безопасности в евроатлантическом регионе. Генеральный секретарь НАТО заявил, что Европа в тесном сотрудничестве с Россией должна включиться в создание континентальной системы противоракетной обороны (ПРО): «Необходимо создать единую систему противоракетной обороны от Ванкувера до Владивостока». По его мнению, это позволит Европе играть активную роль в процессе, который сейчас обходит ее стороной и осуществляется между США и Россией. Москва уже заявила, что положительно оценивает эту инициативу и тщательно изучает ее перспективы.

В этом плане Россия призывает США отказаться от планов по развертыванию систем ПРО на территории Болгарии и Румынии, заявил на пресс-конференции глава российского МИД С.В. Лавров. «Идеально было бы, — отметил министр, — начать совместно анализировать угрозы. Только потом, когда мы придем к совместному пониманию этих угроз, принимать решения о том, какие нужны шаги, включая и вопрос, какие объекты и где нужно создавать. Мы всегда выступали за то, чтобы это была не просто работа между Соединенными Штатами и Российской Федерацией, а чтобы в ней участвовали самым активным образом и европейские страны. Надеюсь, что у нас еще есть возможность такую работу начать».

Последним в перечне, но не последним по значению в группе политических факторов, сопутствующих и сопровождающих подписание ДСНВ, стоит рассмотрение идеи о мире, в котором не будет ядерного оружия. Об этом также на пресс-конференции в связи с предстоящим подписанием ДСНВ высказался глава российского внешнеполитического ведомства: «Мы, и это будет закреплено в Договоре, его преамбуле, считаем очень важной конечную цель мира без ядерного оружия. При этом ясно, что двигаться к этой цели невозможно в вакууме, абстрагируясь от всего того, что происходит в сфере безопасности». Москва готова обсуждать идею о безъядерном мире.

Идея безъядерного мира в последние годы постепенно набирает популярность. Давно известно Пагуошское движение. Это движение учёных, выступающих за мир, разоружение и международную безопасность, за предотвращение мировой термоядерной войны и научное сотрудничество. В США идею безъядерного мира в 2007 году поддержала т.н. «четверка всадников» — известных американских политиков: Г. Киссинджер, С. Нанн, У. Пэрри и Д. Шульц. Поддерживают ее и другие организации, а том числе Люксембургский форум по предотвращению ядерной катастрофы, комиссия Эванса-Кавагучи, движение «Глобал зеро», включающее две сотни участников — общественных деятелей, военных специалистов, политиков, предпринимателей практически из всех стран мира. В частности, план действий «Глобал зеро», состоящий из четырех этапов, предполагает, что после 2030 года может наступить безъядерный мир.

Немало в работе над сокращением стратегических вооружений уже сделано, но многое еще предстоит осуществить. Нельзя исключить, что могут возникнуть вопросы с прохождением ДСНВ через парламенты двух государств — процесс ратификации, как в России, так и в США не обещает быть легким.

Однако, на наш взгляд, ряд важных политических факторов, которые были вызваны к жизни самим процессом достижения этих российско-американских договоренностей, уже начинают работать на создание нового, более безопасного и справедливого мироустройства.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу