Нужна ли государству такая экономия?

13.05.10
Эксклюзив

Нужна ли государству такая экономия?

Эксперты МГИМО: Шахов Андрей Львович

По итогам завершившегося не так давно конкурса НИР экономической тематики Роснаука сохранила 60 млн. руб. или 40% от объема средств, выделенных на финансирование конкурса.

Госзаказ был организован в рамках Федеральной целевой программы (ФЦП) «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России». В тендере приняли участие свыше 100 учреждений, главным образом вузов и научно-исследовательских институтов. Среди них — практически все лидеры отечественной экономической мысли.

Целью выполнения НИР, согласно конкурсной документации, должно быть «обеспечение достижения научных результатов мирового уровня, подготовка и закрепление в сфере науки и образования научных и научно-педагогических кадров, формирование эффективных и жизнеспособных научных коллективов». Обязательное условие выполнения НИР — создание участником научно-образовательного центра (НОЦ) экономической тематики.

Эта серьезная задача получила бюджетное финансирование в объеме 15 млн. руб. на каждый проект. Победителями, по условиям конкурса, объявлялись 10 учреждений, представивших наиболее актуальные, значимые для развития экономики страны проекты.

А вот здесь — остановка.

Почему было предусмотрено по 15 млн.? Наверное, не просто так. Были и экономические обоснования, и экспертные оценки. Наверное, было принято во внимание, что нужен качественный продукт, востребованный модернизируемой экономикой страны. Очевидно, было учтено, что срок выполнения проекта — 3 года. Был установлен и формат коллектива исполнителей — проект должен выполнять полноценный научно-образовательный центр с привлечением аспирантов и студентов.

Что такое 15 млн. на три года для вуза?

Это минус (в лучшем случае) 20% накладных расходов. Минус 26% отчислений с зарплат исполнителей (не считая подоходного налога). Минус что-то из сопутствующих расходов (командировки, оборудование, материалы). Если предположить, что фонд оплаты труда исполнителей проекта составит 50% от 15 млн., то это в год — 2,5 млн., а в месяц — 200 тыс. Если также предположить, что коллектив НОЦ (плюс аспиранты плюс студенты) ограничен 20-ю специалистами, то среднее вознаграждение на человека составит 10 тыс. руб. в месяц (напомним, за достижение результатов мирового уровня). При этом доктор наук не выпишет себе 50 тысяч: условиями технического задания установлено, что не менее половины объема выплат должна прийтись на молодых специалистов.

Вообще говоря, и 15 млн. при остаточном финансировании социо-гуманитарной науки — деньги немалые. Федеральной целевой программы развития гуманитарных институтов, финансирования гуманитарного знания в стране нет. ФЦП «Кадры», как и большинство других ФЦП, как и концепция национальных исследовательских университетов, ориентированы на технический и технологический сектор. Поэтому на эти 10 мест по 15 млн. идут 100 учреждений, потому что и это — хлеб. Не только насущный, но и хлеб для развития научных направлений, которыми с удивительным для наших реалий энтузиазмом продолжают заниматься научные работники.

А теперь — ДТП.

Заявка с суммой 15 млн. в этом конкурсе не выиграет никогда, ни при каких обстоятельствах. Этого не позволит Федеральный закон о госзакупках № 94-ФЗ.

Этот закон устанавливает значимость характеристик самого проекта и значимость квалификации участника конкурса в 45%. Остальные 55% значимости заявки заказчик вправе отнести на цену предложения. Что он и сделал в искомом конкурсе. Оставим за скобками вопрос, почему в конкурсной документации отсутствовали критерии сроков, гарантий качества и т. д. Это был выбор заказчика.

Итак, что означают приведенные выше проценты в реальных баллах? Они означают, что если участник вышел на конкурс с ценовым предложением 15 млн., то он получит ноль баллов по критерию «цена контракта» (предложение без снижения установленной начальной цены). И ни при каких обстоятельствах не обойдет участника, который «упадет» до 2,7 млн. и получит, по официальной формуле, 45,1 балла по критерию «цена»! Если даже конкурсная комиссия сочтет, что проект «дешевого» участника — «нулевой», да и сам участник «никакой», и выставит ему по критерию «качество предложения и квалификация участника» 0 баллов (что само по себе — невероятно), а «дорогому» участнику — максимум, этот максимум составит 45 баллов и не перекроет баллов «маргинала»!

В конкурсе, о котором мы рассуждаем, заявка одного из региональных университетов (15 млн.) ни при каких условиях не могла быть оценена выше заявки другого регионального университета (2,7 млн). Несмотря на то, что по качеству предложения оказалась, по мнению комиссии, лучше в 2,5 раза. Не кажется ли странным, что проект НИР, признанный заказчиком более актуальным, качественным, профессиональным и укладывающийся в рамки объявленного финансирования, проигрывает без вариантов?

Большинство участников на этапе подготовки заявки, конечно же, просчитывают эту ситуацию и снижаются по цене, чтобы иметь хотя бы теоретическую возможность бороться на «качественном» поле. Самые упорные доводят ситуацию до абсурда, предлагая исполнение проекта почти бесплатным, подарочным для заказчика. Возвращаясь к приведенным выше расчетам по уровню вознаграждения за труд, получаем, что большинство готово выполнять проект за 3–5 тыс. в месяц на члена коллектива. Какие иные стимулы могут двигать организацией, чтобы она:

1. Обеспечила достижение научных результатов мирового уровня;

2. Подготовила и закрепила в сфере науки и образования научные и научно-педагогические кадры;

3. Сформировала эффективный и жизнеспособный научный коллектив?

А не будет ли результат халтурой?

Что делать государственному заказчику, который среди породы видит сверкающие алмазы, но не способен их извлечь?

Имея 60 млн. экономии, заказчик в лучшем случае объявит еще один конкурс и получит еще одну группу таких же недофинансированных победителей-камикадзе. И еще одну группу побежденных, знающих реальную цену своим разработкам и не опускающихся ниже определенного уровня, а потому никогда не способных победить.

В заложниках — все: заказчик, участники. Наука. Само государство.

Вице-премьер Сергей Иванов на одной из последних коллегий Минобрнауки подчеркнул, что федеральные министерства и ведомства тратят огромные деньги, заказывая НИОКР для государственных нужд. Но «до сих пор непонятно, как результаты исследований и работ используются на практике, какой вклад они вносят в развитие экономики страны».

Может быть, законодателям следует подумать на этот счет?
Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу