«Без Москвы ничего не решить…»

20.05.10

«Без Москвы ничего не решить…»

Эксперты МГИМО: Мизин Виктор Игоревич, к.ист.н.

Ситуация в Киргизии вновь обострилась. На юге страны вспыхнул новый конфликт — на межэтнической почве. Отношения между собой выясняют киргизы и узбеки, проживающие в приграничной с Узбекистаном Джалал-Абадской области. Роза Отунбаева, глава временного правительства, назначенная вчера специальным декретом президентом республики — на переходный период — до 31 декабря 2011 года, уверена, что обострения провоцируют сторонники бывшего президента Бакиева. О ситуации в Киргизии в интервью «Эксперту Online» рассуждает Виктор Мизин, замдиректора Института международных исследований МГИМО.

— Виктор, ситуация в Киргизии, похоже, снова вышла из-под контроля временных властей. На ваш взгляд, каковы перспективы республики?

— Сейчас республика поставлена на грань коллапса, идут столкновения между сторонниками и противниками Бакиева, между узбеками и киргизами, были попытки выгнать с земли русскоязычное население, турок-месхетинцев. Россия была вынуждена ввести дополнительный контингент из 150 десантников для охраны гражданского персонала на военной базе Кант.

Какая сила сможет это стабилизировать? Новая власть слаба, пытается действовать «большевистскими методами», большим авторитетом не пользуется. На самом деле в республике происходит перетасовка различных кланов.

Ряд экспертов говорит: пусть в Киргизии вырастает новый средний класс, который будет рождать новый политически активный класс. Но мы видим, что пока это произойдет, страна может просто потонуть в кровавой мешанине. Россия оказалась перед дилеммой.

Мы любим говорить о «большой игре»: в регион рвется Китай, страны ЕС и США за углеводородными ресурсами прежде всего. Но их присутствие ни в коей мере не может сравниться с влиянием России. Она исторически была преобладающей в этом регионе силой — политической, военной и экономической. Но мы не умеем пользоваться этой «мягкой силой», в том числе и в Киргизии. Естественно, сейчас страна зависит от российской помощи. Но мне кажется, что российская политика должна быть более продуманной, изобретательной и эффективной. Вообще встает вопрос, что никто, кроме России, навести там порядок не может. Речь не идет о том, чтобы посылать туда какие-то вооруженные силы, хотя почему бы и нет? В рамках реализации договоренности по ОДКБ, например.

Понятно, что без российского вмешательства потушить все эти конфликты не удастся. Я думаю, что многие в Кремле обеспокоены этой ситуацией. Спецпредставителем по Киргизии назначен господин Рушайло. Это своего рода «абрис» генерал-губернатора.

Понятно, что России надо решить: или она устраняется от участия в этих проблемах и все сводится к политико-дипломатическим заявлениям (тогда наше влияние в этой стране и в регионе будет падать), или же активно вмешивается. Я думаю, это центральный вопрос того, как будет Россия выглядеть на постсоветском пространстве и каким будет ее авторитет в СНГ, в ОДКБ. Сейчас у нас своего рода «точка бифуркации». Надо принимать какие-то конкретные решения. Без нас там ничего не решится.

Когда события в апреле нынешнего года в Киргизии начинались, президентом России Медведевым и премьером Путиным были сделаны недвусмысленные заявления, квалифицирующие ситуацию в Киргизии: до чего страну довел режим Бакиева. Но сейчас тоже надо сделать выбор — придется поддерживать выбор киргизского народа, но непонятно, насколько будут сильны позиции нового режима.

— На что способно временное правительство Киргизии?

— Роза Отунбаева, в силу того что она и в ООН была представителем Киргизии, и главой МИД работала, имеет очень хорошие связи с США. Американские дипломаты в то время сидели в ООН за табличкой «Киргизия» на различных заседаниях. Было очень забавно, что американцы входили в состав делегаций Кыргызстана. Когда-то в США были иллюзии, что из Киргизии можно сделать «витрину демократического развития Средней Азии», но все провалилось на фоне обнищания и ужасающей социально-экономической ситуации.

Как и в урегулировании на Балканах, здесь есть только один инструмент — резкое улучшение социально-экономической ситуации, экономическая санация. Но никаких предпосылок для этого я, к сожалению, не вижу. Боюсь, что та помощь, которая оказывается Бишкеку Россией, во многом благодаря коррупции в Киргизии может попадать не в те руки. Кроме того, никто не может дать гарантий, что, например, отунбаевцы, укрепившись, не начнут налаживать привычные для Киргизии коррупционные клановые схемы. Необходимо внешнее управление.

— Почему в рамках ОДКБ до сих пор не приняты меры?

— Мы стали «отрабатывать назад», говоря, что КСОР ОДКБ создавались не для обеспечения внутренней безопасности государств, не для поддержки режимов, а только для отражения нападений извне. Но очевидно, что ситуация требует немедленного созыва ОДКБ и, возможно, введения коллективных сил: в Киргизии люди гибнут.

Если ситуация была бы быстро урегулирована, если бы быстро был введен совместный контингент, я думаю, что Россия очень выиграла бы.

— Из тех шагов России, которые были сделаны, заметны только заявления о помощи, командировка специалистов из ОДКБ и назначение Рушайло. Рушайло хитроумен и тверд. Где эти хитроумные и жесткие шаги?

— Тут нужно принимать долгоиграющее и системное решение. Я думаю, что ситуация требует компонента жесткой внешней безопасности. Все ждут действий Москвы, а Москве делать это по понятными причинам совершенно не хочется. Нежелание ввязываться понятно — это тягучий затяжной конфликт. Я думаю, у нас смотрят, чем все завершится, но оно само собой не успокоится. Есть все сигналы того, что ситуация, напротив, все время усложняется. Нам все равно придется что-то делать. А если мы полностью устранимся, это будет означать шаг к уменьшению российского влияния в регионе.

Пускай не Россия, но, например, ОДКБ, в Киргизии должна показать себя эффективной организацией.

Евгения НОВИКОВА

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Эксперт Online»
Распечатать страницу