КНР–США: действительно ли вместе?

26.05.10

КНР–США: действительно ли вместе?

Эксперты МГИМО: Томберг Игорь Ремуальдович, д.экон.н.

В Пекине завершился второй раунд китайско-американского стратегического и экономического диалога. Первый раунд состоялся в июле прошлого года.

События лета 2009 г. в Синьцзян-Уйгурском Автономном районе КНР, решение Вашингтона поставить на Тайвань вооружений на $6,4 млрд. и встречное заявление властей КНР о возможности введения санкций в отношении американских компаний — участниц сделки, замораживание Пекином военного сотрудничества с США, скандал вокруг компании Google — явно негативный фон для политического диалога. Не лучше и на экономическом фронте: стороны обвиняют друг друга в нарушениях торговых норм, выдвигают встречные претензии по демпингу. США — к китайским трубам, Китай — к американским шинам.

Не видно улучшения положения в Афганистане и Ираке, нет перспектив ближневосточного урегулирования. Финансовый кризис поставил под вопрос способность США единолично «рулить» в мире, тогда как Китай — именно в период кризиса — сумел серьезно укрепить свои позиции в мировой экономике. Администрация Обамы усиливает давление на Пекин, стремясь заручиться его поддержкой в ряде вопросов и сглаживая углы в конфликтных ситуациях. Сегодня США политически больше заинтересованы в Китае, чем Китай — в США. Отсюда и признание международного значения КНР.

В ходе второго раунда китайско-американского диалога, помимо торгово-экономических вопросов, был затронут целый ряд международных и региональных проблем. В их числе — ядерные программы Ирана и КНДР. Сейчас американцы пытаются склонить Китай к более жесткой позиции в отношении Пхеньяна в связи с гибелью южнокорейского корвета «Чхонан» (который, как твердят в Сеуле, был потоплен северокорейской торпедой).

И всё же наибольшие возможности, а вместе с тем самые серьезные противоречия в отношениях КНР — США лежат именно в сфере экономики.

Китай — крупнейший держатель американских долговых обязательств — может либо эффективно помочь, либо помешать процессу восстановления позиций США. Сейчас в собственности Китая находятся американские государственные долговые обязательства на сумму $798,9 млрд. Общие авуары КНР в США, по оценкам, в два раза превышают эту цифру, составляя около $1,5 трлн. Китай — крупнейший кредитор Соединенных Штатов. Согласно отчёту Исследовательской Службы Конгресса, КНР кредитует основную массу долгосрочных долгов казначейства, американских департаментов и американского корпоративного долга. По акциям и краткосрочным займам долг составляет $1,2 трлн. При этом в Китае «нарастают сомнения в необходимости обладания значительными американскими долговыми обязательствами». Общие инвестиции США в КНР достигли $22,2 млрд. Практически все из 400 крупнейших американских мультинациональных корпораций, указанных в списке Форбс, имеют огромные и растущие активы в Китае.

Вместе с тем США — важнейший рынок для экспортно ориентированной китайской экономики. Из-за финансового кризиса объем внешней торговли Китая в 2009 году составил $2,2 трлн., сократившись на 13,9% по сравнению с 2008 годом. Экспорт и импорт составили соответственно $1,2 трлн. и $1 трлн. В I квартале текущего года объем внешней торговли вырос на 44,1% против того же периода прошлого года — до $617,85 млрд. По прогнозам, объем внешней торговли Китая в 2020 году достигнет $5,3 трлн.

Проблема валютного курса юаня — одна из наиболее острых. Вашингтон считает обменный курс юаня искусственно завышенным и в этом видит причину дисбаланса двусторонней торговли, достигшего в 2009 г. $226,8 млрд. Однако давить на Пекин американцам всё труднее, им сейчас гораздо важнее сохранение китайских кредитов, покрывающих американский дефицит бюджета, чем реальная реформа торговых отношений. Пекин же дальше заявлений о готовности к ревальвации собственной валюты не идёт.

Безусловно, диалог КНР — США является важнейшей площадкой для обсуждения двусторонних отношений и мировых проблем. Однако китайцы не зря считаются жесткими переговорщиками — они не любят идти на уступки. Особенно, когда международное положение КНР укрепляется. Становиться второй мировой «сверхдержавой» Китай не торопится — точно так же, как не спешит помогать американцам решать их проблемы в качестве «младшего партнера».

В Китае преобладает убеждение, что глобальный кризис доказал превосходство китайской экономики со значительной ролью в ней государства, а Запад и особенно США — в упадке. Однако китайцы действуют осторожно, и пока не собираются «раскачивать лодку», хотя и не стесняются говорить о своей способности сделать это. «Однополярный мир, которым США наслаждались после окончания „холодной войны“, пришел к концу, а новая эра, когда Китаю и США придется смотреть в лицо глобальным вызовам вместе, только начинается», — писала недавно близкая к официальным кругам в Пекине «Чайна дейли».

Согласно новой доктрине национальной безопасности США, которая должна быть обнародована в ближайшие дни, Соединённые Штаты не предполагают более действовать в мировых делах в одиночку. Одним из их новых партнёров, судя по заявлениям официальных лиц в Вашингтоне, предстоит стать Китаю. Что думают на этот счёт в Пекине, только предстоит узнать.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Фонд стратегической культуры
Распечатать страницу