Перспектива ШОС и парижская хроника Саакашвили

10.06.10

Перспектива ШОС и парижская хроника Саакашвили

Эксперты МГИМО: Гусев Леонид Юрьевич, к.ист.н.

В Ташкенте открывается очередной саммит ШОС.

В студии программы «Акценты» работает Михаил Шейнкман.

Главная ШОСтавляющая

В Ташкент в четверг съезжаются серьезные люди. Очередной саммит Шанхайской организации сотрудничества — это, вообще, событие серьезное. Если не сказать, принципиальное. А применительно к этой встрече вполне уместно определение «плановое мероприятие во внештатных условиях».

События в Киргизии наглядно продемонстрировали «пределы компетенции» большинства интеграционных проектов на постсоветском пространстве. Наряду с классическими рисками и вызовами, которым противостоит ШОС, на первый план выходит новая угроза, связанная с обеспечением социальной безопасности, как минимум, стран, входящих в эту организацию. Поиск адекватных ответов на спонтанно изменяющуюся ситуацию в регионе становится приоритетной задачей для участников Шанхайского формата. Насколько эта задача посильная, должен показать, в том числе, и этот саммит.

По большому счету, Киргизия — это испытание и для ШОС тоже. По сути, это проверка на прочность в условиях, приближенных к боевым. Одно дело, когда из саммита в саммит его участники обсуждают Афганистан — проблему всеобщую, важную, но все-таки долгоиграющую и опосредованную. И совсем другой контекст, когда речь идет о самочувствии страны ШОСтавляющей.

Сама Киргизия представлена на саммите министром иностранных дел. Не самый высокий уровень. Впрочем, и республика сейчас в ШОС, скорее, условная единица. Тем важнее усилия всей организации, направленные на то, чтобы не допустить девальвации Киргизии как государства. Ситуация в этой стране в повестке саммита идет гвоздевым вопросом. Наряду с традиционным Афганистаном. И такое соседство вполне закономерно, если учесть, что обе территории сейчас не в состоянии сами себя спасти.

Вообще, ШОС — это, пожалуй, самая успешная постсоветская модель интеграции. Хотя бы потому, что она вышла за пределы союзной географии. В нее входят Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. А когда в одной отдельной организации Москва и Пекин — это всегда перспективно и любопытно. Собственно, отношение к ШОС со стороны и находится где-то в этом спектре. Одни на ШОС поглядывают с завистью, другие — с опасением. И то, и другое — доказательство его международной репутации.

Впрочем, к очередному саммиту перед членами ШОС уже нет задачи — доказывать свою состоятельность. Уже есть стремление не только сохранить, но и усилить потенциал альянса, который в настоящее время является одним из наиболее динамично развивающихся интеграционных проектов в мировом масштабе. Для этого может потребоваться проведение системного аудита основных направлений деятельности ШОС, определение приоритетов в работе, которые должны соответствовать новым реалиям меняющегося мира, но сохранять при этом основу — так называемый шанхайский дух.

Необходимость более четкого внутреннего структурирования продиктована и тем обстоятельством, что Шанхайская организация сотрудничества в последние годы находится в стадии серьезной трансформации. Ее основные цели и задачи все более сдвигаются от решения проблем безопасности в направлении развития экономических, социальных и культурных связей. Усиливается интерес к участию в ШОС со стороны ведущих региональных держав. Поэтому на предстоящем саммите планируется подписание положения о порядке приема членов в организацию. Этот документ называют и революционным, поскольку ШОС был, по сути, закрытым сообществом, и эволюционным, поскольку он расширяет географию влияния.

С принятием положения фактически снимается многолетний мораторий на членство в ШОС, открываются двери для вхождения в «шанхайский клуб» новых участников, что может резко усилить его политический и экономический потенциал. Среди кандидатов — Иран, Пакистан, Индия и Монголия. Но и тут не все так однозначно. Скажем, Индия в качестве полноправного члена — это мощно. Но, с другой стороны, ее противоречия с Пакистаном могут стать для ШОС еще одним внутренним вызовом.

Разногласия сохраняются и по перспективам Ирана в ШОС. Именно поэтому в положении о порядке приема четко прописано, что на полноправное участие могут рассчитывать только те страны, на которые не распространяются никакие международные санкции. Так что, скорее всего, Иран пока попросят остаться, но лишь в качестве наблюдателя. Кстати, президент Ахмадинежад, в последнее время завсегдатай этих мероприятий, на этот раз прислал лишь правительственного чиновника.

Вообще, об этом саммите говорят, что он может стать переломным. В том смысле и потому, что ШОС уже нуждается в трансформации. И когда ее начинать как не сейчас. Так что формат в Ташкенте простым точно не получится. Это будет саммит двойного смысла. Очередной, но не стандартный. И если рядовой, то потому, что речь пойдет о пополнении рядов, а если проходной, то потому, что не в тупике, а с перспективой движения дальше.

Ожиданиями поделится старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Леонид Гусев.

Прослушать комментарий

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу