Стагнация российского капитализма

25.06.10

Стагнация российского капитализма

Эксперты МГИМО: Пушков Алексей Константинович, к.ист.н.

Реализм перезагрузки

От редакции. 7 апреля 2010 года в Институте актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России состоялась научная конференция «Судьбы российского капитализма: проблемы и перспективы». В Конференции принял участие и выступил с основным докладом мэр Москвы Юрий Лужков, автор недавно изданных книг: «Капитализм и Россия: выпадение из будущего?» и «Транскапитализм и Россия».

РЖ публикует вступительное слово директора Института актуальных международных проблем Дипломатической Академии МИД России, автора и ведущего, руководителя аналитической программы «Постскриптум» (ТВЦ), профессора МГИМО Алексея Пушкова.

***

Исторически так случилось, что Россия перешла на капиталистический путь развития. Как известно, результаты этого перехода оказались далеко не однозначными. Не угасает недовольство многими явлениями современной жизни капиталистической России. Причем среди недовольных — и высшее руководство страны. В каком направлении развиваться капитализму в России? Этот вопрос чрезвычайно актуален сегодня.

Глобальный кризис обнажил пороки нашего капитализма, прикрытые в период позитивной конъюнктуры мирового рынка. Во-первых, выяснилось, что не преодолен «первородный грех» российского капитализма — страна до сих пор развивается в рамках, заданных приватизацией и другими реформами 1990-х годов. Не только сохранилась, но и усилилась тенденция к концентрации богатства и собственности в руках очень узкой элитарной прослойки. Согласно последним данным «Форбс», мы «боремся» за 2 — 3-е место по числу миллиардеров, в то время как в классификации ООН по уровню жизни Россия занимает 72-е место. Подобный разрыв вряд ли можно считать нормой. Напротив, очевидно, что такие показатели характерны для крайне бедных обществ и несбалансированных, нездоровых экономик. И это — результат реформ 1990-х годов и криминальной приватизации.

Во-вторых, российский капитализм все сильнее проявляет склонность к стагнации, свою неспособность обеспечить ни экономический, ни научно-технический прогресс. На недавнем совещании у президента России Анатолий Чубайс признал, что производительность труда в промышленности сегодня такая же, как и 20 лет назад. В 1991 году, в год развала Советского Союза, этот показатель составлял 25% от аналогичного показателя в США. В 2010 году этот показатель — по-прежнему 25%. Спрашивается: за что боролись, и так ли уж был плох Советский Союз? Разумеется, вопрос риторический. Однако эти цифры — свидетельство действительно серьезной проблемы. В свое время Егор Гайдар подробно описал экономические причины падения Советского Союза, но почему-то не задался вопросом: почему мы 20 лет топчемся на месте? Судя по всему, причина этого кроется в характере созданной в России капиталистической системы.

В-третьих, и в условиях кризиса не изменилось соотношение между государством и олигархией. Более того, в кризисное время именно крупные олигархические структуры и банки, в распоряжении которых находятся основные активы нашей экономики, получили от государства помощь в первую очередь. Ни один крупный собственник в период кризиса в России не обанкротился, несмотря на то, что большинство из них вели дела крайне неэффективно. А где же конкуренция, где те либеральные принципы, о которых нам так долго говорили, если за время кризиса не случилось ни одного банкротства?

***

В результате? имеет место стагнация и несменяемость бизнес-элит, а это очень опасная тенденция. Мы постоянно видим одни и те же лица. Узкий круг людей монополизировал не только крупные скандалы от Куршавеля до Пикалево, но и все крупные проекты. Как только появляется крупный проект, во главе него оказывается очередной представитель несменяемой олигархии.

При этом наш крупный бизнес по-прежнему не способен существовать без государственного бюджета. Да, в Америке есть ряд отраслей экономики, которые развиваются в значительной степени на базе вливаний и инвестиций из бюджета, но это — меньшая часть экономики. Американское правительство не спасало разорявшийся «Goldman Sachs», не спасало «Дженерал Моторс», напротив, было принято решение о его банкротстве. В развивающихся системах неэффективные собственники в условиях кризиса уходят. В системах, которые находятся в состоянии стагнации, неэффективные собственники остаются на местах, которые они занимали и до кризиса. В России кризис не стал инструментом очищения, способом повышения экономической конкурентности. Все это дает повод для весьма печальных размышлений.

Последняя книга Юрия Лужкова содержит принципиальный тезис, важный в свете сказанного мной. На протяжении последних 40 лет мы уже пропустили два технологических цикла — в 70-е и в 90-е годы. Сегодня мы рискуем пропустить третий. Иначе говоря, ближайшие 10–15 лет для России являются «моментом истины и жестким экзаменом не только на глобальную конкурентоспособность, но и на наличие будущего как такового».

Правильность этого вывода подтверждают прогнозы серьезных западных, китайских, индийских специалистов. Например, прогноз журнала «The Economist» таков: к 2020 году ВВП Китая будет составлять 20% против 13,5% 2005 года (измерение ВВП в данном случае осуществляется по покупательной способности); Индия удвоит свой ВВП, который через 10 лет станет 9%. Российский же ВВП останется на уровне 2010 года — 2,5%. И это — самый оптимистический прогноз.

В ходе кризиса Россия выпала из четверки лидеров мировой экономики по темпам роста. Многие прогнозы предупреждают, что мы не сможем вернуться в лидирующую группу, если нынешние тенденции будут сохраняться и дальше.

Алексей ПУШКОВ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Русский Журнал»
Распечатать страницу