Восточный экспресс Меркель

23.07.10

Восточный экспресс Меркель

Эксперты МГИМО: Мальгин Артем Владимирович, к.полит.н.

Канцлер Германии Ангела Меркель совершила турне в восточном направлении. Она посетила Россию, Казахстан и Китай, договариваясь об экономическом сотрудничестве и укрепляя личные связи с руководством этих стран. В России канцлерин пообещала помочь медведевской модернизации, обсудила российскую внутреннюю политику и договорилась об общем учебнике истории.

Комментарии «оппонентов»

СМИ обсуждают итоги состоявшихся в Екатеринбурге переговоров лидеров России и Германии о перспективах дальнейшего сотрудничества. Как полагают обозреватели, Меркель и Медведев демонстрируют сердечное согласие: канцлеру ФРГ удалось преодолеть скепсис в отношении Кремля и продемонстрировать «чутье», которого не хватает ее ведущим министрам. Однако, по мнению экспертов, отношения между лидерами складываются гораздо лучше, чем реальные отношения между двумя странами. (Инопресса.ру)

Представители немецкого правительства выразили озабоченность в связи с планируемым принятием закона, расширяющего полномочия российской спецслужбы ФСБ. По их мнению, этот закон может иметь негативные последствия для развития правового государства в России. По достоинству оценивая президента Дмитрия Медведева, дипломаты, тем не менее, считают — и это наглядно подтверждает предлагаемый закон, — что нынешний премьер-министр Владимир Путин по-прежнему определяет основные направления во внутренней политике. (Торстен Юнгхольт, Томас Шмид, «Die Welt»)

Комментарии «апологетов»

Российско-германские межгосударственные консультации — политическое событие, демонстрирующее стабильность политико-экономического диалога между РФ и ФРГ. В организационном плане встреча Медведева и Меркель показала, что Москва стремится выстраивать отношения с Берлином на максимально широкой основе. Ставка в пользу «широкоформатного» диалога объясняется тем, что ФРГ выступает в качестве одного из самых близких и предметных партнеров РФ в Западной Европе. Двустороннее партнерство находит отражение в количестве значимых документов, принятых по итогам российско-германского саммита в Екатеринбурге. (Центр политической конъюнктуры)

Переговоры Россия — Германия — это, можно так сказать, вещь рутинная в хорошем смысле, потому что контакты налажены очень обширные и регулярные: сейчас в Россию приезжает Меркель, а ведь президент РФ был в Берлине совсем недавно. Спектр тем на предстоящих переговорах может быть очень широким. Среди экономических партнеров России Германия проявляла высокую активность, вызывая даже ревность некоторых других европейских стран, в частности, Франции, которая пытается Германию в этом догнать. Немецкие компании давно сотрудничают, в частности, с «Газпромом», этот альянс очень давний, и вряд ли что-то ему угрожает. Россия в контексте идеи модернизации, конечно, заинтересована в привлечении производителей, а не только сырьевых партнеров. (Федор Лукьянов, главред журнала «Россия в глобальной политике»)

Думаю, не будет препятствий и для создания российско-немецкого учебника. Если речь идет о ХХ веке, то у нас нет серьезных разногласий в интерпретации происшедшего. Возьмем Первую мировую войну. Россияне еще в советское время привыкли считать, что она стала результатом межимпериалистических противоречий. Можно сказать и так: обе страны стали заложниками внутренних проблем, которые выплеснулись в войну. Относительно причин начала Второй мировой войны в Германии прекрасно понимают, кто развязал войну: Германия развязала. Обстоятельства подписания пакта Молотова — Риббентропа тоже хорошо изучены. Тут проблемы могут возникнуть у некоторых наших «твердолобых», которые утверждают, что чуть ли пакта не было. Им будет трудно держаться этой линии после того, как на эту тему выскажутся немецкие историки. (Артем Мальгин, МГИМО)

Наш комментарий

Ангела Меркель совершила восточное турне, посетив Россию, Казахстан и Китай. Повсюду она обсуждала прежде всего проблемы экономического сотрудничества и укрепляла свои личные связи с руководством принимающих государств. Стоит отметить, что г-жа Меркель посетила те страны мира, которые относятся к приоритетам внешней политике США, а сам визит проходил на фоне неравновесного сближения России и США, а также продолжающихся трудностей в самой европейской экономике. Несмотря на преобладающую экономическую тематику визита, в России германский канцлер традиционно обсудила «домашнее задание» нашей страны — ситуацию с защитой прав человека.

Встреча А.Меркель и Д.Медведева проходила в рамках т.н. форума «Петербургский диалог» и большинством комментаторов называлась «рутинной», поскольку никаких очевидных прорывов на ней достигнуто не было. Согласно официальной информации, форум гражданских обществ России и Германии «Петербургский диалог» был создан в 2001 г. по инициативе президента Российской Федерации Владимира Путина и федерального канцлера ФРГ Герхарда Шредера, выдвинутой в ходе встречи лидеров двух стран в Москве 25 сентября 2000 года. С тех пор он стал регулярной площадкой общения политиков, бизнесменов и представителей общественных организаций двух стран. Стоит отметить, что, несмотря на формальную возможность приехать, на форуме не было российского премьера В.Путина, традиционно «разрабатывавшего» германскую тему.

Из интересных фактов о форуме также стоит отметить то, что руководителем координационного комитета форума с немецкой стороны был избран Л. де Мезьер, глава последнего правительства ГДР, с российской стороны — М.Горбачев, которого в 2009 году заместил вице-премьер В.Зубков.

Столь объемный по набору тем и параметров международный форум нужен был российской стороне, чтобы продвинуть президентскую повестку дня — модернизацию и инновационное развитие. Д.Медведев пригласил немецкие фирмы принять активное участие в модернизации российской экономики. В том числе, разумеется, и «в рамках большого проекта, который сейчас будет реализован в Сколкове». По словам президента, для модернизационного партнерства есть хорошие предпосылки: «Восстановился товарооборот, происходит переход от торговой модели взаимодействия к инвестиционной, производственной, научно-технической кооперации».

Экономически результатом переговоров стало подписание нескольких соглашений, самое крупное из которых — между РЖД и корпорацией Siemens. Президент фонда «Сколково» В.Вексельберг и председатель правления Siemens П.Лешер подписали Меморандум о взаимопонимании, который предполагает создание в подмосковном иннограде центра этой компании. А председатель правления немецкой компании П.Лешер вошел в состав совета фонда «Сколково». Кроме того, по контракту с РЖД на 2,2 млрд евро Siemens поставит России до 2026 года 240 современных пригородных поездов. Также между Siemens, Ростехнологиями и «Русгидро» было подписано соглашение о создании СП по производству ветряных энергетических установок. Их производство будет налажено на базе волгоградского завода «Химпром».

Министры экономики двух стран подписали межправительственный Меморандум о подготовке управленческих кадров для народного хозяйства. Главы здравоохранительных ведомств заключили соглашение о сотрудничестве. Внешэкономбанк и банковская группа KfW договорились о совместном поручительстве программам поддержки среднего и малого бизнеса.

Экономическую повестку российско-германских переговоров стоит сравнить с проблемами, затронутыми А.Меркель в ходе визитов в Казахстан и Китай. Немецкий капитал уже вложил в минувшие годы в производство в КНР около 18 млрд долл. Концерн Siemens заключил с Shanghai Electric Group of China соглашение на 2,7 млрд евро о сотрудничестве в производстве паровых и газовых турбин. В свою очередь, Volkswagen намерен вложить в Китае до 2012 года еще 6 млрд евро и выпускать там до 3 млн автомобилей в год. Продолжаются переговоры Китая с Германией и Францией о налаживании полного цикла производства самолетов марки Airbus. До сих пор в Китае ведется только сборка этих самолетов. В Казахстане стороны обговаривали контракты на сумму в два миллиарда евро, Так, концерн Siemens подписал с государственной железнодорожной компанией Казахстана декларацию о намерениях, согласно которой он будет до 2020 года участвовать в модернизации системы электроснабжения железных дорог, а также оснастит новой техникой 110 локомотивов. Торговый концерн Metro намерен открыть в Казахстане 10 новых гипермаркетов, сумма инвестиций составит 200 млн евро. В то же время в Казахстане, так же как и в России, Меркель призвала строить правовое государство, основанное на уважении свободы, безопасности и демократии.

Однако за пределами вопросов экономического сотрудничества российский президент и немецкий канцлер нашли гораздо меньше точек благоприятного соприкосновения. Во-первых, А.Меркель предложила президенту России избавиться от государственных СМИ, кроме того, она покритиковала «цифровую» повестку дня Д.Медведева, указав, что Интернет — это не панацея от всех бед и заменить традиционные свободные СМИ он не сможет.

Члены немецкой делегации, в частности, депутат от партии «зеленых» Марилуизе Бек, раскритиковали ситуацию в стране относительно соблюдения прав человека. Было указано, что до сих пор не раскрыто убийство журналистки Натальи Эстемировой. Сама г-жа Меркель заметила, что «следует поддерживать тех, кто расследует убийство этого дела». Кроме того, немецкая делегация выразила озабоченность законом о расширении полномочий ФСБ. В ответ на высказанные сомнения Д.Медведев сам заявил, что лично поручал разработку этого законопроекта. Такой поворот событий несколько удивил немецкую делегацию, которая рассчитывала на положительную риторику со стороны Д.Медведева.

На этом заявлении президента следует остановиться более подробно. Представляется, что оно стало возможным отнюдь не столько потому, как писала немецкая пресса, «что нынешний премьер-министр Владимир Путин по-прежнему определяет основные направления во внутренней политике», сколько потому, что самому Д.Медведеву в его усилиях в рамках начавшейся президентской кампании необходима поддержка силовиков. В результате он как типичный носитель постмодернистского сознания готов расшаркиваться и перед российскими условно «либералами», и «силовиками». Его замечание скорее следует интерпретировать как подтверждение гарантий исключительному положению силовиков в российском обществе и элите.

Обсудили главы двух государств и общую историю, которую они намереваются отразить в совместном учебнике истории, проект которого был представлен их вниманию. Кроме того, российский президент поддержал инициативу запустить в России и Германии в 2011 году отдельную структуру, специализированную на развитии российско-германских исследований и образования.

Знаковые слова были озвучены главами государств относительно мирополитического расклада сил. А.Меркель вежливо, но умеренно поддержала российскую инициативу в сфере партнерства в рамках общеевропейской безопасности (которая теперь, вероятно, будет включать и Киргизию, куда Европа собирается направить «полицейскую миссию», а организационной опорой станет ОБСЕ). В то же время состоялся интересный обмен мнениями относительно взаимоотношений обеих стран с США. Канцлер Германии добавила, что ее хорошие отношения как с президентом России, так и с президентом США позволяют решать трансатлантические и европейские проблемы. «Мы не в школе сейчас находимся, где у вас есть один лучший друг, одна лучшая подруга. Хорошо иметь много друзей. Между Россией и Германией существуют проблемы и области, которые имеют совершенно другую природу, чем трансатлантические связи. Поэтому обмениваться мнениями на эту тему тоже можно», — считает Меркель. Эти слова можно было бы трактовать как символ отхода Германии от односторонней ориентации на США (учитывая весь негативный опыт последнего времени). На этом можно было бы остановиться, однако Д.Медведев попробовал политически пошутить, сместив акценты канцлерин: «У нас есть два варианта — втроем сходить гамбургеров съесть. Но лучше мы угостим нашего приятеля Барака Обаму европейской едой какой-нибудь». А.Меркель парировала: «Я тот человек, который больше всех из троих любит гамбургеры»…

Стороны затронули ядерную программу Ирана, и Д.Медведев продемонстрировал большую решительность, фактически повторив тезисы, которые ранее озвучивались подобным образом только американскими ястребами: «Иран уже давно занимается исследованиями в области ядерных разработок и в принципе уже достаточно экспертным сообществом переведен в разряд стран, которые близки к „пороговым“ странам, с точки зрения известных (ядерных. — Ред.) технологий». С одной стороны, президент недалек от действительности, он просто зафиксировал факт, с другой — нарушил политическое табу.

Таким образом, визит А.Меркель в Россию можно скорее записать в копилку канцлерин. Ей удалось не только продвинуть интересы своих компаний на восточном направлении, что особенно важно в условиях экономического кризиса, но и закрепить свое политическое положение, пошатнувшееся в связи с внутриполитическими и внутриэкономическими трудностями, с которыми сталкивается германское руководство. Инициатива в двусторонних отношениях была у Германии: именно эта страна навязывала свою идеологическую (права человека), экономическую (инвестиции и продажа техники) и даже мирополитическую («США главные, но потому что я так считаю» — можно интерпретировать позицию А.Меркель в «диалоге о гамбургерах»).

Россия, в свою очередь, выглядела скорее просителем: и «модернизации помогите», и «про права человека нам расскажите». Д.Медведев продолжает набирать обороты в мировой политике, однако его относительная непоследовательность (так выглядит с точки зрения внешнего наблюдателя его заявление по поводу ФСБ) ставит препоны для него в деле закрепления за собой роли лидера. В то же время мирополитическая обстановка указывает на то, что сегодня Россия в меньшей степени нуждается в Германии, чем это было в начале 2000-х годов. Жаль только, что накопленный репутационный ресурс, а также заинтересованность Германии в России в ходе состоявшегося визита нам использовать практически не удалось, его значительная часть оказалась растрачена на риторику о модернизации.

Визит показал, что Германия пытается сохранить за собой роль главного партнера России в Европе, которая растрачивалась в последние годы из-за экономических трудностей и усилий российского премьера В.Путина по наращиванию связей с Францией. В перспективе стоит обратить внимание и на визит нового министра иностранных дел Великобритании Уильяма Хейга в Россию грядущей осенью.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования
Распечатать страницу