Картель как антикартельное оружие

14.09.10

Картель как антикартельное оружие

Эксперты МГИМО: Жизнин Станислав Захарович, д.экон.н., профессор

ФСЭГ пока не становится газовой ОПЕК

В мировой газовой отрасли в отличие от нефтяной промышленности не были образованы неформальные межкорпоративные картели наподобие картеля так называемых семи сестер, принципы деятельности которого нашли отражение в деятельности ОПЕК. Международное взаимодействие в газовой сфере на корпоративном уровне получило свое развитие начиная с 1931 года, когда был учрежден Международный газовый союз (МГС), который объединяет газовые ассоциации и компании из более чем 70 стран мира. Основными форумами, организуемыми МГС, являются мировые газовые конгрессы, проводимые каждые три года. Кроме того, важную роль в развитии сотрудничества в Европе играет Европейский союз газовой промышленности (Еврогаз), в котором представлены ведущие европейские газовые компании и их ассоциации. ОАО «Газпром» и Российское газовое общество поддерживают активные контакты с обоими союзами. Что касается межгосударственного сотрудничества в газовой сфере, то этот вопрос поднимался и в рамках ОПЕК, правда, безуспешно, при том, что многие члены этой организации обладают большими запасами газа и являются его экспортерами.

Немного истории

Вопрос об объединении стран — экспортеров газа для защиты их коллективных экономических интересов в отношениях со странами-импортерами обсуждается с начала 90-х годов прошлого века. Идея создания газовой ОПЕК была озвучена в 1999 году на газовом форуме в Париже, однако получила негативную оценку со стороны основных стран — импортеров газа, и особенно крупного европейского экспортера Норвегии. В 2000 году с аналогичной инициативой выступил Иран, который предложил создать газовую ОПЕК регионального масштаба с участием стран Каспийского региона. И эта идея не получила поддержки со стороны России и других каспийских государств. В 2002 году в рамках саммита СНГ в Алма-Ате было объявлено о намерении России, Казахстана, Туркменистана и Узбекистана образовать Евразийский газовый альянс, в рамках которого эти страны намеревались координировать экспортную политику и наладить совместное управление и эксплуатацию газопроводной системы Средняя Азия-Центр (САЦ). В дальнейшем эти намерения не были реализованы из-за сложности в отношениях между Туркменистаном и Узбекистаном.

На межминистерской встрече в Тегеране 19–20 мая 2001 года с участием Алжира, Брунея, Индонезии, Ирана, Малайзии, Нигерии, Катара, Омана, России, Туркменистана было принято решение о форуме стран — экспортеров газа (ФСЭГ). В Каире 14–15 марта 2005 года было принято решение о создании Исполнительного бюро ФСЭГ, в которое вошли по одному эксперту от каждой из сторон.

Московский рубеж

До 2008 года деятельность ФСЭГ носила неформальный характер и главным образом ограничивалась обменом мнениями и данными по различным аспектам добычи, транспортировки и реализации газа. Однако в дальнейшем в связи с развитием ситуации на основных рынках сбыта страны-производители приняли решение об изменении принципов деятельности ФСЭГ, его институциализации в целях более действенной защиты своих интересов. Это в немалой степени связано с перспективами развития глобального рынка СПГ.

Решение о преобразовании действовавшего Форума стран — экспортеров газа в качестве неформального объединения в международную организацию было принято в ходе 7-й министерской встречи ФСЭГ 23 декабря 2008 года в Москве. В настоящее время членами ФСЭГ являются Алжир, Боливия, Венесуэла, Египет, Иран, Катар, Ливия, Нигерия, Россия, Тринидад и Тобаго, Экваториальная Гвинея. На их долю приходится более 70% доказанных запасов газа в мире и около 44% мирового экспорта. В Москве делегации этих стран приняли Устав и подписали Соглашение о функционировании ФСЭГ. Казахстан, Нидерланды и Норвегия имеют статус наблюдателей. С даты подписания соглашение открыто для присоединения Брунея, Индонезии, Малайзии, Туркменистана, ОАЭ, которые ранее принимали участие в деятельности неформального ФСЭГ. Было также принято решение, что в дальнейшем любая другая страна — экспортер газа, разделяющая общие интересы и цели форума, может стать его членом.

Форум имеет три органа управления: министерская встреча, исполнительный совет и секретариат, который размещается в городе Доха (Катар). Соглашение о функционировании ФСЭГ вступило в силу 30 сентября 2009 года после получения депозитарием (Российская Федерация) уведомлений о выполнении внутригосударственных процедур от пяти стран (Алжир, Катар, Ливия, Россия, Тринидад и Тобаго). В настоящее время еще ряд стран заканчивает подобные процедуры. На 9-й министерской встрече форума, прошедшей в Дохе 9 декабря 2009 года, единогласным решением стран-участниц первым генеральным секретарем ФСЭГ был избран представитель России Леонид Бохановский.

Основные цели организации: обеспечение суверенных прав стран-членов на собственные запасы природного газа и возможность самостоятельно планировать и обеспечивать экологически устойчивую, бережную и эффективную разработку и использование газа в интересах своих народов, обмен опытом, мнениями и информацией по ключевым аспектам развития газовой промышленности. Следует отметить, что в отличие от ОПЕК в учредительных документах ФСЭГ не предусмотрены установление квот на добычу газа и координация ценовой политики. На 10-ой министерской встречев Оране (Алжир) в апреле с.г. обсуждалась долгосрочная стратегия ФСЭГ, а также принято решение о проведении в 2011 году первого газового саммита этой организации.

Россия и ФСЭГ

В ходе переговоров о формализации ФСЭГ, разработке учредительных документов Россия исходила из того, что создание картеля газовых экспортеров по типу существующего нефтяного картеля ОПЕК означало бы заключение соглашения между его участниками о разделении рынка и, соответственно, введение механизма квотирования. Цель — минимизация потерь от конкуренции и снижения цен в условиях либерализации европейского рынка.

Следует отметить, что на европейском рынке трубопроводного газа основными конкурентами России являются Алжир и Норвегия, а в перспективе — Ливия, Египет, Туркмения, Азербайджан и Иран. Роль России в этой группе — как по запасам, так и по положению на рынке ЕС — главенствующая. Иран обладает вторыми после России запасами газа, однако из-за существующих международных санкций его месторождения масштабно не разрабатываются, он даже вынужден закупать газ за рубежом, в основном в Туркменистане. Венесуэла также пока не входит в ряд экспортеров газа. В то же время обе страны стремятся привнести в деятельность форума некоторые элементы, свойственные ОПЕК, с упором на более жесткие меры в отношении США и других импортеров газа. Эту позицию не разделяют Катар и ряд других членов ФСЭГ. В связи с этим при развитии ФСЭГ Россия заинтересована в том, чтобы избегать его политизации, а основное внимание направить на решение экономических проблем мировой газовой отрасли на основе баланса интересов потребителей и производителей. Форум дает возможность развития и углубления многостороннего и двустороннего взаимодействия между основными экспортерами газа. В частности, это касается согласования позиций по перспективам развития газовых рынков, чтобы избежать нецивилизованной конкуренции. Кроме того, важным вопросом является разработка новой модели ценообразования на газ с учетом его высоких экологических преимуществ по сравнению с другими энергетическими ресурсами.

Сегодня позиции России на европейском рынке, существующий долгосрочный характер торговых отношений России с ЕС в области поставок газа, возможность дальнейшего развития сотрудничества в этой области в рамках энергодиалога Россия-ЕС, а также энергетического сотрудничества с Японией, Китаем, другими странами АТР позволяют говорить о нецелесообразности превращения ФСЭГ в газовую ОПЕК. Кроме того, механизм квотирования входит в противоречие со сложившейся системой поставок российского газа в Европу на основе долгосрочных контрактов.

В то же время российская политика в отношении различных объединений стран — экспортеров газа должна учитывать то, что при либерализации газового рынка в странах ЕС может произойти картельное объединение потребителей газа. Это касается ограничения доступа «Газпрома» и других добывающих компаний из государств (нечленов ЕС) к газотранспортной инфраструктуре и сбытовым сетям в границах Евросоюза. Кроме того, мы наблюдаем более тесную координацию действий европейских газовых компаний в рамках Европейского союза газовой промышленности.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Независимая газета»
Распечатать страницу