Он заплатит за модернизацию

20.09.10

Он заплатит за модернизацию

Эксперты МГИМО: Силаев Николай Юрьевич, к.ист.н.

Отправив в отставку Юрия Лужкова, Кремль и Белый дом сбросят ненужный балласт с российского государственного корабля. Политические риски связаны не с уходом мэра, а с сохранением его у власти в столице

Вероятно, эти люди открыли секрет вечной жизни. Иначе трудно рационально истолковать бурную овацию московских единороссов на заявление Юрия Лужкова, что он не собирается оставлять пост мэра Москвы. Допустим, мэра не снимут сейчас. Но если не сейчас, так, например, в декабре. Если не в декабре — так летом следующего года у него истекает четвертый срок полномочий. Летом 2007 года Лужков был оставлен у власти со скрипом; обратившись к президенту Владимиру Путину с вопросом «о доверии», он какое-то время ждал ответа. Но представим, что летом 2011 года правящий дуумвират махнет рукой на собственную политику замены губернаторов-долгожителей, а равно и на простые приличия, и оставит Юрия Лужкова у власти еще на один, пятый, срок. Так, московскому мэру в этот вторник исполняется 74 года. Неужели московская верхушка надеется услышать то же энергичное «я не уйду» осенью 2014 года от своего 78−летнего начальника?

В Татарстане, где в марте в возрасте 73 лет президентский пост покинул бессменный Минтимер Шаймиев, тема «Татарстан после Шаймиева» обсуждалась на протяжении нескольких лет. Сам глава республики долго готовил себе преемника — нынешнего президента Рустама Минниханова. У татарстанской верхушки была понятная стратегия: выдвинуть на высший пост технократа, который будет приемлем для федерального центра и в то же время сможет сохранить все достигнутое этой верхушкой при Шаймиеве. У Лужкова преемника нет, и вырастить его в оставшееся до неизбежного ухода время уже не получится. Стратегия мэра и его окружения сводится к тому, чтобы оставить в Москве все как есть на неопределенно долгое время. Это очевидная утопия. Это знак того, что они уже проиграли, и дело только за фиксацией этого проигрыша.

Вся эта история подается с излишним драматизмом. Либеральная общественность хором жалеет Лужкова по принципу «если Евтушенко против колхозов, то я за». Политологи рассуждают, как скандал вокруг мэра отразится на электоральном раскладе в 2012 году. За этим мы рискуем не увидеть, как на самом деле удачно все складывается. Поскольку основополагающее противоречие российской модернизации — и политической, и экономической — может получить разрешение в очень ограниченном по масштабу и издержкам конфликте.

Сбросить балласт

Вопреки распространенному убеждению путинская стабилизация отнюдь не была репрессивной. Правящая группа в большинстве случаев предпочитала договоренности открытому конфликту и подавлению. Российским элитам была предложена коалиция на более чем мягких условиях. А призом за участие в ней стал резко возросший совокупный потенциал государства.

За истекшие десять лет большинство олигархов сохранили и расширили свои куски собственности. Практически у всех губернаторских кланов осталась возможность кормления со своих территорий, причем если основатели кланов сохраняют элементарную адекватность, им удается без особого труда продвигать во власть преемников. Лично им ничего не грозит практически в любом случае. В Орловской области, которой два десятка лет, вплоть до февраля прошлого года, рулил Егор Строев, этим летом объявились свои «партизаны», атаковавшие участковый пункт милиции и здание районной прокуратуры, — явный знак глубокого и длительного социального кризиса. Несколько высокопоставленных областных чиновников в тюрьме или в розыске. Сам «тяжеловес» — в Совете Федерации.

Проблем у коалиции две. Первая — непонятно, как с ней проводить заявленную модернизацию. В нее входят и те, кто, как московское начальство, живет на административную ренту и заинтересован лишь в сохранении сложившегося положения вещей. Коалиция опутана многообразными и многочисленными сетями личного патронажа, блокирующими решительные действия игроков, к таким действиям способных.

Вторая — чем дальше, тем больше в коалиции балласта. Президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский прошлой весной так высказался о политических сложностях «Единой России»: «Руководители партии превратились в потребителей имиджа Путина, который они поглощают со страшной быстротой, потому что комизм происходящего, комизм заявлений Бориса Грызлова, комизм заявлений Лужкова таков, что они просто уничтожают возможность идентифицироваться с партией». И это беда не одной только партии. Путин и Медведев как лидеры коалиции, по факту объединяющей все российские элиты, в нынешних условиях должны нести ответственность за всех. От московского мэра, с его транспортным коллапсом, его пчелами и его идеей поворота северных рек, до какого-нибудь районного милицейского начальства, с его привычными безобразиями. Балласт — это те, кто потребляет выгоды и преимущества от коалиции в индивидуальном порядке, издержки своей деятельности перекладывая на всех. А именно таково поведение московского мэра.

Лужков сделал лидерам коалиции подарок, когда развязал конфликт сам. Он дал им шанс сбросить большой кусок балласта без риска слома самой коалиции. Московский мэр стоит во главе крупной элитной группировки. На его деловые и политические практики ориентируются многие губернаторы и большинство мэров. При этом политические ресурсы мэра в противостоянии с Кремлем и Белым домом стремятся к нулю. У его окружения нет ни идей, ни воли. Организовать сопротивление Лужков не может. А дисциплинирующий эффект от его отставки — если уж ты пользуешься благами коалиции, сделай вклад в общую копилку политической ответственности или хотя бы сократи издержки от своей деятельности — почувствуют все элиты.

На этом фоне расчеты, кто из дуумвиров больше выиграет от отставки мэра, кажутся мелочью. На самом деле, чем быстрее Лужков перестанет быть мэром Москвы, тем больше выиграют. Оба.

Столичный тупик

Есть несколько предрассудков, которые уже много лет мешают снять московского мэра с его должности. Первый и главный из них заключается в том, что в Москве без Лужкова якобы наступит административный ад и погибель. На самом деле неприятности нас ждут в случае сохранения этой команды у власти в городе.

Содержательные претензии к московским властям сформулированы так давно, что даже неудобно повторяться. Москва близка к транспортному коллапсу, причем новая застройка ведется без всякой оглядки на возможности инфраструктуры, в городе при приличном бюджете годами не решаются социальные проблемы среднего класса (взять хоть хронический дефицит мест в детских садах), все хуже экологическая ситуация, исторический центр почти уничтожен, развитие Москвы идет без всякой координации с развитием области, принятый недавно Мосгордумой Генплан фиксирует уже стихийно сложившиеся тенденции (см. «Город для инвесторов и автомобилей», «Эксперт» №15 за 2010 г.).

Московское правительство требует от федерального центра дополнительного финансирования для решения транспортной проблемы (последняя названная мэром цифра — 4 трлн рублей на 15 лет, прежняя версия — 2 трлн до 2015 года), но, во-первых, это попытка переложить ответственность за бездумное городское планирование на налогоплательщиков всей страны, а во-вторых, едва ли разумно отдавать такие деньги под контроль команды, которая собирается строить в городе дороги по 700 млн долларов за километр. Затратное расширение существующих магистралей не решает проблему крайне низкой связности городских сетей, зарезервированные с советских времен участки под новое дорожное строительство отданы под коммерческую застройку (см. «Транспортная несостоятельность», Эксперт №34 за 2009 г.).

Московские власти обладают способностью многократно усугублять транспортную проблему своими изящными управленческими решениями: можно вспомнить хоть перекрытое в июне Ленинградское шоссе. Летом ходили разговоры о скором ремонте — разумеется, с перекрытием движения транспорта — Нагатинского моста. Если такое случится, несколько огромных спальных районов на юге столицы окажутся фактически отрезанными от остального города.

В общем, проблемы, стоящие перед Москвой, эти люди решать уже не смогут. Законсервировать эти проблемы тоже невозможно: все становится хуже с каждым годом. Непонятно, почему при бурном обсуждении личной судьбы московского мэра мы не задаемся самым важным в нынешнем положении вопросом: что делать в Москве, когда он уйдет? Федеральная исполнительная власть ведет себя бюрократически, вопросом этим не задаваясь, поскольку формально он не входит в ее компетенцию. Но почему бы, например, не провести по этому поводу специальное заседание Общественной палаты (которая уже обсуждала Генплан Москвы), а то и парламентские слушания в Государственной думе?

Нервничают не все

Второй предрассудок заключается в том, что московский бизнес — это Лужков, а Лужков — это московский бизнес и что невозможно уволить мэра, не задев при этом колоссальных экономических интересов. Десять лет назад, возможно, так все и было. Но сейчас ситуация сильно изменилась.

Конечно, судя по слухам, доносящимся с московского рынка недвижимости, многие игроки в панике. «Все нервничают и боятся. Весь строительный бизнес за его широкой спиной. Они настолько были все расслаблены, он их крышевал от, А до Я, они не знают, кто такие федералы, кто такие питерские и вообще, где город Петербург. По всем их объектам есть косяки, нарушения, они все на крючке. Если применить букву закона, то им конец, так устроена система. Большие деньги были потрачены на то, чтобы его поддержала „Единая Россия“. Лоббируются Дума, Совет Федерации, администрация президента. Если придут и будут тащить новых людей, никто просто так не отвалит. Есть мнение, что это Путин подставил Медведева», — это ответ одного из московских предпринимателей на вопрос из редакции «как дела?».

Но есть и другие примеры. «Хуже, чем сейчас, инвестиционная атмосфера в Москве, думаю, не будет. Средние компании, как наша, все ждут перемен, конечно. Хотя бы что хамить тебе не будут, когда задаешь какие-то вопросы. Сейчас все время хамят. Мы аукцион выиграли, получили площадку. И вдруг — на ней строить нельзя. А нам говорят: пошел ты, обращайся в суд. В суде говорят: извини, был бы ты Батуриной, тебе разрешили бы строить. Может быть, конечно, хуже. Придет новая команда, начнется передел рынка. Сложно сказать. В целом на инвестиционный процесс неопределенность с Лужковым мало влияет. Сейчас, может, Елена Николаевна съежилась, но остальных это мало колышет. Ну, по крайней мере, мы, на моем уровне, компании с оборотом около 10 миллионов долларов, не чувствуем. Это владельцев каких-то крупных инвестиционных активов коснется. Конечно, в сохранении Юрия Михайловича огромное количество таких людей заинтересовано. Там есть какие-то перекрестные владения. Я не могу сказать, что с приходом другого будет лучше. Но сейчас практически невозможно выиграть на конкурсе, получить площадку. Год ничего не проводится», — рассуждает средний столичный застройщик, не связанный с московским чиновничеством.

Наконец, есть крупные компании — «Главстрой», ПИК, владельцы которых контролируют слишком большие активы, чтобы на них оказывала решающее влияние судьба московского мэра. Так что отставка мэра не станет концом света. Конечно, некоторые приближенные к столичным чиновникам бизнесы разорятся — так это рынок, могли бы за два десятилетия создать какие-то иные запасы прочности, кроме административного ресурса.

Москвичи не расстроятся

Предрассудок третий: москвичи так обожают Лужкова, что только он может поддерживать политическую стабильность в столице.

В прошлую пятницу портал Super-Job.ru провел опрос среди москвичей, входящих в его аудиторию. Им был задан вопрос: «Если бы выборы мэра в Москве были восстановлены, вы бы проголосовали…» Ответы распределились так: «За Юрия Лужкова» — 18%, «За другого кандидата» — 45%, «Не пошел бы на выборы» — 23%, «Затрудняюсь ответить» — 14%. Выборка составила 1,2 тыс. человек. Заметен отчетливый тренд: чем больше зарабатывают москвичи, тем меньше им хочется голосовать за нынешнего мэра (см. таблицу). Надо учитывать, что среди аудитории SuperJob.ru практически нет или мало пенсионеров, которые составляют главный электоральный ресурс Лужкова. Но мнение экономически активных жителей города уничтожающе. Результат мэра сравним с долей не определившихся и ниже доли тех, кто на выборы не ходит. Формулировка «За другого кандидата» оказалась особенно показательной. По сути, без малого половина работающих москвичей готовы видеть мэром кого угодно, только не Лужкова.

Как мэр поддерживает стабильность в городе, было хорошо видно из истории с последними выборами в Мосгордуму. Рейтинг «Единой России» в городе составлял 45%. По данным «Эксперта», администрацию президента такой результат на выборах устраивал. Но таинственным образом результат ЕР на московских выборах превзошел 66% голосов. Напомним, дело кончилось тем, что три оппозиционные фракции покинули зал заседаний Думы, протестуя против фальсификаций. При этом политическая ответственность за кризис и его разрешение легла на федеральные власти, а не на Лужкова. Зато мэр обеспечил себе максимально удобную Мосгордуму. Собственно, с его стороны это и было перекладыванием своих издержек на политический режим в целом.

Мы часто слышим, что «революции делаются в столицах», «Москва стратегически важна для сохранения власти в России». Как будто на дворе все еще 1992 год, по городу ходят озлобленные и голодные толпы сограждан, и лишь Лужков удерживает столицу от взрыва. Это даже не смешно. Москвичи больше остальных жителей России выиграли от десяти тучных лет и, кстати, в меньшей степени заметили экономический кризис. Здесь просто нет базы для недовольства, которое могло бы быть направлено против федеральных властей. Отставка Лужкова точно не повод для опасений, зато — основание для надежд.

В подготовке статьи принимали участие Лина КАЛЯНИНА и Илья СТУПИН

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Эксперт»
Распечатать страницу