Саакашвили — фигура отыгранная

25.09.10
Эксклюзив

Саакашвили — фигура отыгранная

Эксперты МГИМО: Силаев Николай Юрьевич, к.ист.н.

Вечером 24 сентября парламент Грузии принял в первом чтении проект новой конституции. Журналист портала www.mgimo.ru Андрей Завадский поговорил об этом с Н.Ю. Силаевым, старшим научным сотрудником Центра проблем Кавказа и региональной безопасности ИМИ МГИМО, участником секции «Закавказская геополитическая конъюнктура и мировой кризис: сценарные варианты» на VI Конвенте РАМИ.

— Понятно, что поправки в грузинскую конституцию вносятся для того, чтобы Саакашвили остался у власти. Запад — по крайней мере, США — всегда в той или иной мере поддерживал Саакашвили. Не скажется ли данная конституционная реформа на репутации Саакашвили, как это, например, произошло с Лукашенко?

— Я думаю, что репутация Саакашвили уже очень плоха, и этого не исправить. С ним почти не разговаривают: например, недавно Кондолиза Райс уехала из Батуми, не повидавшись с грузинским президентом. Летний визит в Грузию Хилари Клинтон в большой степени был утешительным — чтобы дать понять, что США не бросили Грузию и по-прежнему остаются ее союзником. Что касается самого Саакашвили, то он, конечно, фигура отыгранная. Почему? Я думаю, потому, что атака на военнослужащих, обладающих международным статусом миротворцев — это вещь, лежащая далеко за пределами принятых обычаев. И в целом, спровоцировать такой масштабный политический кризис — это тоже не то, что может украсить репутацию политического деятеля. Однако, на мой взгляд, нужно разделять два процесса. Во-первых, собственно репутацию Саакашвили, а во-вторых, какие-то серьезные изменения в отношении США к Грузии. Соединенные Штаты явно взяли паузу, Грузия определенно не входит в число приоритетов. Проблема Грузии выведена за рамки российско-американских отношений. Думаю, нынешняя ситуация в Грузии и невмешательство Соединенных Штатов в то, что происходит в этой стране, продолжатся, пока США не определятся, что будет с Ираком, что будет с Афганистаном, что будет с глобальным экономическим кризисом. Но я бы не стал ожидать, что Саакашвили станет кем-то вроде Лукашенко.

— Учитывая позицию Соединенных Штатов и сравнительно юный для политика возраст Саакашвили, как долго, по вашему мнению, он сможет удерживать власть в Грузии? Насколько его власть консолидирована?

— Власть Саакашвили консолидирована в огромной степени. У него уверенно самый большой рейтинг среди грузинских политиков. Без сомнения, у него прочный, устойчивый политический режим, который только за последние три года перенес два крупных внутриполитических кризиса, один крупнейший внешнеполитический кризис. Так что режим Саакашвили достаточно устойчив, и такая ситуация может продолжаться долго.

— Вы называете режим Саакашвили «рациональной диктатурой». С кем из диктаторов Вы могли бы его сравнить? Можно ли его сравнивать с Пиночетом (которого иногда называют «позитивным» диктатором) или с отцом сингапурского «экономического чуда» Ли Куан Ю?

— Я не уверен, что Пиночет — это позитивный диктатор. А что касается Ли Куан Ю, то он действительно создал экономическое чудо. Но в Грузии нет экономического чуда. И тот вульгарный либерализм, который исповедуют отцы грузинских экономических реформ, не дает никаких оснований надеяться на такое чудо. Да, видимо, небольшой экономический рост будет. Но те средства, которые были выделены Грузии Брюссельской конференцией доноров после войны 2008 года, скоро подойдут к концу и будут возмещаться за счет повышения налогов или пошлин. Грузия все же остается бедной страной, в большой степени деиндустриализированной. И пока не видно каких-то действий грузинских властей, которые способствовали бы решению этих проблем.

— А чем режим Саакашвили отличается от других режимов на постсоветском пространстве?

— Режим Саакашвили в меньшей степени опирается на клиентельно-патронажные сети и в большей степени — на механизмы рациональной бюрократии: например, полицию, которая не берет взяток. Или резкое сокращение государственных регулирующих функций, что, с одной стороны, снижает возможность для коррупции, а с другой, — уменьшает число центров извлечения коррупционной ренты. Режим Саакашвили гораздо более централизован, чем большинство постсоветских автократий. В этом заключается главное его отличие, и это очень любопытная модель политической трансформации на постсоветском пространстве.

— Сможет ли Саакашвили найти пути демократизации Грузии?

— Что касается путей демократизации Грузии, я не очень в это верю, по крайней мере, на отрезке в 3–5 лет. Дальше все зависит от того, какой будет позиция внешних игроков. Насколько удастся поддерживать хотя бы минимальный уровень экономического роста. Насколько быстро будут нарастать социальные проблемы. Но тут есть другая проблема: даже если социальные проблемы будут нарастать, само по себе их наличие не гарантирует демократизации.

— Это точно. Это видно хотя бы на примере той же Беларуси.

— Да, или на примере других постсоветских республик. И я не думаю, что демократизация Грузии возможна в скором будущем. Что касается более эффективной экономической политики, здесь возникает вопрос о российском рынке, который явно недоступен при той политике, которая ведется властями Грузии в отношении России. А, на мой взгляд, без этого соседнего рынка нет смысла говорить о каком-то экономическом развитии в Грузии.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу