Преследование Закаева будет продолжено

27.10.10

Преследование Закаева будет продолжено

Эксперты МГИМО: Лабин Дмитрий Константинович, д.юрид.н.

Профессор кафедры международного права МГИМО Дмитрий Лабин рассказал «Голосу России» о перспективах международного преследования Ахмеда Закаева

Апелляционный суд в Варшаве 26 октября прекратил дело об аресте лидера чеченских сепаратистов Ахмеда Закаева. 17 сентября Закаев, объявленный Россией в международный розыск, приехал в Польшу на третий Всемирный конгресс чеченцев. В тот же день он был задержан полицией и доставлен в прокуратуру. Россия направила в Польшу запрос на его экстрадицию. Прокуратура Варшавы обратилась в суд, но получила отказ. Это позволило Закаеву вернуться в Лондон. Закрытие дела об аресте не означает, что польские ведомства больше не будут рассматривать вопрос об экстрадиции. Запрос России рассматривает прокуратура Польши и в ближайшее время передаст дело в суд. Закаев обвиняется в терроризме, убийствах мирных граждан и сотрудников правоохранительных органов.

Ситуацию комментирует доктор юридических наук, профессор кафедры международного права МГИМО Дмитрий Лабин.

— Скажите, почему суд прекратил дело, это была вынужденная мера?

— Дело в том, что суд исходит из нормы национального закона. Он рассматривал это дело с точки зрения закона о Польше. И здесь также учитываются и нормы международного права. Поскольку Закаев не является гражданином Российской Федерации на сегодняшний день, поэтому, наверное, суд тоже это учел. И действует принцип о том, что только государство может требовать выдачи своего гражданина. И уже суд другого государства решает, судить ли его по собственным законам, если то деяние, о котором говорится в запросе, является тоже правонарушением, подлежащее наказанию, либо выдает тому государству, гражданином которого является.

Известно, что господин Закаев потерял гражданство Российской Федерации и у него имеется статус политического беженца. Он находится под, скажем, защитой, к сожалению, международной конвенции, которая регламентирует статус таких лиц. Естественно, этот статус не позволяет выдавать этих граждан, или этих лиц обратно в ту страну, из которой он уехал и попросил статус беженца.

— Имеются ли юридические права у польских ведомств как-то продолжать это дело, может быть заново рассматривать вопрос об экстрадиции?

— Конечно, абсолютно верно. Это не означает, что нужно прекращать работу. Дело в том, что те деяния, в которых он обвиняется на территории Российской Федерации, конечно, очень серьезные. Поэтому вопрос только об основаниях, правильном юридическом обосновании. Дело в том, что международное право говорит не только о том, что необходимо предоставлять определенную защиту политическим беженцам, но и предусматривает серьезную ответственность за преступления, которые, в общем то, являются серьезными, это терроризм и другие подобные вещи. Они, конечно, недопустимы не только с точки зрения национального закона, но и международного права.

— Что теперь будет с Закаевым, ему придется стать английским затворником? То есть, на континент ему путь закрыт и его будут постоянно брать, потом освобождать?

— Нет, как раз польский аппеляционный суд создал прецедент, который позволяет ему беспрепятственно приезжать на территорию Польши, на территорию других государств Европейского Союза.

— Насколько я понимаю, уже был прецедент в Дании?

— Совершенно верно, да. Есть такая тактика и, в общем то, наверное, она была подсказана адвокатами, я полагаю, но не могу утверждать, с тем, чтобы получать судебные решения, которые создают некий прецедент, хотя эти страны не относятся к государствам прецедентного права, но, тем не менее, в современном мире в государствах уже это учитываетс. Если есть судебное решение, то это в общем-то некое подтверждение каких-то прав, которые требовалось доказать или установить.

— У России какие есть правовые возможности достать Ахмеда Закаева? Это только экстрадиция?

— Я думаю, что несколько возможностей имеется у Российской Федерации. Прежде всего, конечно же, действовать в этом же направлении, предоставлять доказательства и совместно с правоохранительными органами других государств попытаться все-таки в национальных судах обосновывать свои требования. Во-вторых, я думаю, что международное сообщество государств сегодня относится к вопросам терроризма очень серьезно. И не исключаю, что в международном праве появятся соответствующие международно-правовые документы, которые, наверное, снимут эту коллизию, которая, к сожалению, сегодня существует, то есть, не хватает еще пока нормативно-правовых документов, чтобы государства совместными усилиями боролись с этим злом, которое существует сегодня в мире.

Аудиоверсия интервью

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу