Япония откажется от шантажа

08.11.10

Япония откажется от шантажа

Эксперты МГИМО: Стрельцов Дмитрий Викторович, д.ист.н., профессор

В Токио не видят быстрого решения проблемы Южных Курил, заявил в понедельник глава японского кабинета министров Наото Кан, которому предстоит в конце недели встреча с Дмитрием Медведевым. Россия же готова вести продуктивный диалог по вопросу принадлежности островов, но не может согласиться с жесткой позицией Японии. О том, сможет ли Страна восходящего солнца поступиться своими принципами ради улучшения отношений с северным соседом, в интервью «Росбалту» рассказал заведующий кафедрой востоковедения МГИМО (У), известный японовед Дмитрий Стрельцов.


— Японский премьер Наото Кан высказался за изменение тактики ведения диалога с Москвой по решению вопроса Южных Курил. В то же время он не уточнил, что именно намерен делать. Что японская сторона может подразумевать под словами «изменение тактики»?

— Как мне представляется, речь идет об отходе от политики дипломатических демаршей, силового давления и шантажа. На первый план выходит тактика компромиссного решения данной проблемы за столом переговоров. Сейчас трудно сказать, на какой основе японская сторона будет строить свою позицию на переговорах: пойдет ли она на варианты, предложенные российским руководством, или будет выдвигать какие-то встречные предложения, но в любом случае это будет цивилизованный диалог, подразумевающий совершенно новое качество двусторонних отношений.

— Официальный Токио заявлял об «адекватных ответных мерах» на посещение президентом РФ Дмитрием Медведевым Курильских островов. Из Москвы был отозван японский посол. Насколько этот дипломатический демарш японской стороны был чувствительным для России и каких еще «адекватных» ответов можно ждать от Токио?

— Данный вопрос можно рассматривать в двух аспектах. Во-первых, что считать демаршем? Был ли нынешний отзыв японского посла демаршем? Я не склонен к радикальным оценкам. Дело в том, что даже японская сторона не квалифицировала отзыв своего посла для консультаций в качестве ответной меры на визит российского президента на Курилы. Это было обычным в дипломатической практике шагом, когда руководство отзывает посла для обсуждения различных вопросов, получения указаний, согласования позиций по какой-то сложной проблеме. На мой взгляд, ничего обидного для России здесь не произошло.

Что касается второго аспекта проблемы, то следует посмотреть более широко на дипломатическую ситуацию, в которой оказалась Япония в настоящее время. На мой взгляд, это определенного рода дипломатический кризис, который продолжается уже несколько месяцев. Это не только проблема «северных территорий», но и вопросы японо-китайских отношений — достаточно сложные в свете недавних событий вокруг островов Сенкаку, это и застарелые проблемы с Южной Кореей вокруг острова Токто. Это и сложные вопросы японо-американских отношений, связанных с проблемой американских военных баз на Окинаве. То есть это целый сонм проблем, который возник перед нынешним кабинетом Наото Кана. И ни по одной из них не найдено какого-либо удовлетворительного решения. Возглавляемый нынешним премьером японский кабинет министров оказывается бессильным.

На этом фоне новое обострение отношений с Россией совершенно не соответствует специфике момента. Японская сторона уже продемонстрировала свою позицию, в основном, японскому общественному мнению. Но в то же время в Японии не строят планы ухудшения отношений с Россией. Это совершено не в интересах японского государства.

— Дмитрий Медведев и Наото Кан собираются обсудить вопрос Южных Курил в ходе двусторонней встречи «на полях» предстоящего в Йокогаме саммита АТЭС. Можно ли ожидать каких-то подвижек?

— Я так не думаю. Я отношусь к лагерю скептиков в отношении перспектив решения этой проблемы. Я считаю, что она вряд ли может быть решена, с учетом, прежде всего, ситуации в Японии. И это уже не связано с падением рейтинга Наото Кана и правящей Демократической партии. Скорее всего, это связано с длительным воспитанием японского общественного мнения, с тем, что японские политики десятилетиями создавали из этой проблемы вопрос национального престижа, в решении которого не может быть никаких компромиссов. Любой отход от линии «либо все острова, либо ничего» — это признак предательства национальных интересов. Таким образом, каким бы решительным ни был премьер, он не сможет пойти на компромисс.

С другой стороны, этой проблеме можно просто придать статус вялотекущей, которая может годами обсуждаться на переговорах. Постепенно переводить проблему «северных территорий» на периферию двусторонних отношений. А там, как она будет решаться, будет ли она решаться вообще, — это проблема японской стороны.

— Иными словами, не муссировать этот вопрос, чтобы для новых поколений японцев он перестал быть предметом национального престижа?

— Здесь вопрос уже в том, заинтересована ли Япония в установлении полномасштабных, так сказать, полнокровных дипломатических отношений с Россией? Если бы это было так, они, наверное, давно нашли бы возможности для компромиссов и сглаживания позиций. Но, по всей видимости, Япония не считает Россию таким уж важным политическим партнером и, может быть, готова пожертвовать отношениями с Москвой ради интересов своей внутриполитической конъюнктуры. Кроме того, по всей видимости, в Японии не считают, что затянувшийся спор и периодическое обострение проблемы Южных Курил на политическом уровне мешает, например, развитию экономических отношений.

Беседовал Дмитрий ПАНОВКИН

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Росбалт
Распечатать страницу