Кто вы, китайский Зорге?

07.12.10

Кто вы, китайский Зорге?

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

О подвиге советского разведчика Рихарда Зорге широко известно. О деятельности китайского коммуниста Янь Баохана, который передал точную информацию о планах нападения Германии на СССР, неизвестно даже многим специалистам.

7 декабря 1941 года Япония совершила нападение на Пёрл-Харбор, что послужило поводом для вступления США во Вторую мировую войну. Удар оказался абсолютно неожиданным для американцев. Но в Москве о предстоящей атаке знали. И не от Рихарда Зорге, который к этому моменту уже был арестован японской контрразведкой, а от китайских коммунистов. Имени разведчика, добывшего столь ценную информацию, в Москве тогда не знали.

В биографиях Рихарда Зорге и китайского разведчика Янь Баохана очень много совпадений. Начнем с того, что они одногодки. Оба родились в 1895 году. Оба получили европейское образование. «Доктор Зорге» — во Франкфуртском университете, его китайский коллега — в Эдинбургском университете в Великобритании. Имена обоих долгое время были незаслуженно забыты. И если о подвиге Рихарда Зорге широкой публике стало известно через двадцать лет после его казни в японской тюрьме, то правда о китайце, передававшем важную информацию о планах Гитлера, скрывалась намного дольше — более полувека. Первые упоминания о его разведывательной деятельности появились в китайской прессе только в 1995 году.

С 1940 года расположенный в центральном Китае город Чунцин начинает играть роль «второй столицы» Китая. Туда на время войны переехали правительственные учреждения Китайской Республики, а также дипломатические представительства. Янь Баохан, работавший в Чунцине по заданию китайской компартии, имел множество близких знакомых в верхушке Гоминьдана. В военном Чунцине генерал-майор Янь Баохан работал в Политическом отделе Военного комитета правительства и был известен как один из советников Чан Кайши. В круг его непосредственных контактов входили, например, куратор гоминьдановских спецслужб Дай Ли и даже супруга генералиссимуса Чан Кайши Сун Мэйлин. Был близок он и к видному политику, и сыну Сунь Ятсена — Сунь Кэ, который представлял в Гоминьдане «просоветскую» группировку. У Янь Баохана было много знакомых и среди западных дипломатов, прежде всего, в посольствах Германии, Великобритании и США.

Именно на приеме в посольстве Германии Янь Баохан узнал дату готовящегося нападения гитлеровских войск на Советский Союз. Непосредственным руководителем разведчика был один из лидеров Коммунистической партии Китая, будущий премьер Госсовета КНР Чжоу Эньлай.

Сообщение Янь Баохана Чжоу Эньлай тут же переслал в Яньань, где размешалась ставка Мао Цзэдуна. 16 июня шифрованная радиограмма ушла в Москву. К тому времени в Яньани уже было известно содержание заявление ТАСС от 14 июня. В нем говорилось, что, по мнению советских кругов, слухи о намерении Германии напасть на СССР лишены всякой почвы. Тем не менее Мао не решился игнорировать информацию от одного из наиболее надежных агентов.

Почему нацистская Германия делилась столь важной информацией с гоминьдановским Китаем? Похоже, немецкие аналитики считали, что, несмотря на тесные связи Чан Кайши с Москвой, антикоммунистическая сущность китайского генералиссимуса никуда не ушла. Союз Гоминьдана и КПК в борьбе с Японией также виделся из Берлина недолговечным тактическим ходом. Кроме того, сам Чан Кайши, стремясь извлечь выгоду из противоборства двух держав, поддерживал достаточно доверительные отношения и с Москвой, и с Берлином. И если родной сын Чан Кайши Цзян Цзинго был послан на учебу в Москву, то его приемный сын Цзян Вэйго отправился в Мюнхен, где прошел курс военной подготовки в Мюнхенской военной академии. Во время австрийского аншлюса он был командиром танка, чуть было не принял участия во вторжении в Польшу. Цзян Вэйго также прошёл обучение в отряде альпийских стрелков Вермахта и получил право ношения нашивки «Эдельвейс». Так что нет ничего удивительного в том, что о Плане Барбаросса стало известно в Чунцине, далеком от европейского театра военных действий.

Как говорится в последних китайских публикациях, за годы войны Янь Баохану удалось еще дважды получать сведения чрезвычайной важности. В последней декаде ноября 1941 года из источников в гоминьдановской разведке он узнал о готовящемся нападении японцев на Пёрл-Харбор. Об этом немедленно были уведомлены ЦК КПК, а также представители советской разведки в Китае.

Еще одну виртуозную операцию по добыче ценной информации Янь Баохан провел в 1944 году. Тогда ему удалось получить большое количество секретных документов, касающихся размещения японской Квантунской армии в Маньчжурии. Среди них — карты дислокации войск, планы фортификационных сооружений, перечень военной техники и списки высших офицеров японской императорской армии.

После образования КНР, несмотря на свои заслуги, Янь Баохан занимал достаточно скромные должности в МИДе и архивной службе. Жизнь его закончилась в китайской тюрьме. Туда 72-летний ветеран был брошен с ярлыком «контрреволюционный элемент» во время «культурной революции». Умер Янь Баохан 22 мая 1968 года.

Лишь после смерти Мао Цзэдуна он был реабилитирован. А в 1995 году, к 50-летию окончания Второй мировой войны, в российском посольстве родственникам Янь Баохана была вручена памятная медаль «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

«Нынешний 65-летний юбилей показал, что интерес в Китае к деятельности тех своих граждан, которые ковали победу во Второй мировой войне, не ослабевает. О них снимают фильмы, историки пытаются найти новые архивные документы, — сказал в интервью „Голосу России“ заместитель директора Института Дальнего Востока РАН Сергей Лузянин. — По контексту бесед с китайскими коллегами ясно, что в Китае есть документы, свидетельствующие о том, что КПК давала много полезной информации советскому руководству по военным аспектам. Причем информация касалась и японской армии, и, что совершенно неожиданно, — военных планов гитлеровской Германии. Тем важнее, как мне кажется, дальнейшие научные дискуссии ученых России и Китая в поисках исторической правды».

Игорь ДЕНИСОВ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу