Что дадут Белоруссии московские договоренности?

13.12.10

Что дадут Белоруссии московские договоренности?

Эксперты МГИМО: Коктыш Кирилл Евгеньевич, к.полит.н.

Переговоры Александра Лукашенко в Москве дали неожиданные результаты. Почему так быстро было создано Единое экономическое пространство? Возвращает ли Белоруссия себе статус нефтяного офшора? Каковы перспективы отношений между Минском и Москвой? На эти вопросы в программе «Экспертиза Свободы» отвечают журналистка газеты «Белорусы и рынок» Татьяна Маненок из Минска и доцент Московского государственного института международных отношений Кирилл Коктыш из Москвы. Ведущий — Валерий Карбалевич.

Единое экономическое пространство

Карбалевич: Неожиданность — не только сама встреча президентов Белоруссии и России на фоне информационной войны, но и то, что она стала результативной. Создание Единого экономического пространства (ЕЭП) произошло очень быстрыми темпами. Еще не прошло года, как заработал Таможенный союз, и вот уже создана более интегрированная экономическая структура. То, что Евросоюзу пришлось нарабатывать годами, здесь произошло в течение несколько месяцев. ЕЭП предусматривает унификацию экономической политики. Это означает, что Белоруссия, Россия и Казахстан согласны отдать часть своего экономического суверенитета каким-то наднациональным органам. Обычно интеграция авторитарных режимов происходит трудно, так как авторитарные лидеры не хотят отдавать даже часть своей власти. А вот же создали ЕЭП. Почему, например, Лукашенко согласился потерять часть экономической власти ради ЕЭП?

Коктыш: Потому что выхода нет. Кризис сильно ударил по всем. Без российского рынка Белоруссии трудно будет сохраниться как суверенному государству. И смысл этого соглашения в том, чтобы сохранить для Белоруссии российский рынок. Это правильный шаг Лукашенко.

Маненок: Я бы не оценивала это соглашение так однозначно. Пока ничего не создано. Для функционирования ЕЭП подписано 17 соглашений. Но конкретика из этих документов выброшена. Это рамочные соглашения, они напоминают декларацию о намерениях. Их еще нужно наполнить содержанием. К тому же они должны выполняться. Поэтому то они и не угрожают экономическому суверенитету стран-участниц ЕЭП. Белоруссия была заинтересована в создании ЕЭП, так как рассчитывала получать нефть и газ по льготным ценам.

Нефтяное соглашение

Карбалевич: Вот за эти декларации Белоруссия получит конкретные экономические дивиденды в виде нефтедолларов. Прибыль образуется за счет того, что размер пошлины на нефтепродукты меньше, чем пошлины на нефть. Так что, Белоруссия возвращает себе статус нефтяного офшора? Следующий год в России — предвыборный. И ЕЭП будет представляться российскому обществу как успех российской внешней политики.

Маненок: Пока неизвестны конкретные соглашения, которыми будут реализовываться эти политические договоренности. Но уступки со стороны России очевидны. Если верить словам первого вице-премьера Белоруссии Владимира Семашко, Белоруссия будет иметь право экспортировать нефть, добываемую в стране. Это — 1,71 млн. тонн. Это — 500–700 млн. долларов прибыли. Ранее Белоруссия могла экспортировать свою нефть только с согласия России. Кроме того, пошлина на нефтепродукты из венесуэльской нефти будет оставаться в белорусском бюджете. Россия пошла на эти уступки ради создания ЕЭП. Москва считает, что к ЕЭП присоединятся другие постсоветские страны: Кыргызстан, Таджикистан и др. Решение нефтяного вопроса для Белоруссии — это то, чем Россия платит за ЕЭП, этот политический проект. Это тоска России по СССР.

Коктыш: Можно сделать вывод, что Россия приняла решение признать результаты выборов в Белоруссии и поддержать Лукашенко. И это достижение белорусской дипломатии. И, кажется, позиция Медведева отличается от позиции Путина в этом вопросе.

Россия изменила свою позицию?

Карбалевич: Получается, что все прогнозы по поводу перспектив белорусско-российских отношений не оправдались. Говорили про точку невозврата, что мосты сожжены и др. А вот получилось все совсем не так.

Коктыш: Мы же не знаем всех условий, не знаем, что происходит в кулуарах. Дело в том, что ЕС решил признать белорусские выборы. И это подтолкнуло Москву поменять свою позицию. И для России стало проблемой, как при этом сохранить лицо.

Маненок: У меня никогда не было черных прогнозов по поводу признания Россией белорусских выборов. А вопрос по поводу признания выборов Евросоюзом еще открыт. Россия стремится теснее привязать Белоруссию к себе экономически. Новое нефтяное соглашение выгодно и российским нефтяным компаниям.

Карбалевич: Г-н Коктыш, к вам два вопроса. Что случится с ЕЭП, если Россия вступит во Всемирную торговую организацию (ВТО)? Не создается ли впечатление, что Россия сильно замахнулась на Лукашенко, но не рассчитала своих сил и уступила?

Коктыш: Согласно уставу ВТО, те интеграционные структуры, которые действовали до вступления страны в ВТО, сохраняются. Что касается уступок России, то мы не знаем, какие условия выдвинула Россия. Это все за кадром переговоров. Все противоречия не сняты этими переговорами.

Перевод: Светлана ТИВАНОВА

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: RTKORR.com
Распечатать страницу