Лукашенко торгует поцелуями и обещаниями

15.12.10

Лукашенко торгует поцелуями и обещаниями

Эксперты МГИМО: Коктыш Кирилл Евгеньевич, к.полит.н.

Какова роль Российской Федерации в существующем положении дел в Белоруссии? Чем объясняется предвыборная антироссийская кампания Александра Лукашенко?

Гость программы «Ваш час» — Кирилл Евгеньевич Коктыш, политолог, доцент МГИМО МИД РФ.

Гурнов: Добрый вечер, дорогие друзья! Как обычно, мы будем обсуждать события прошедших семи дней в России и в странах ближнего зарубежья, как принято называть бывшие союзные республики. Мне кажется, главные события, если брать СНГ, разворачиваются в Белоруссии, где в ближайшее воскресенье будут очередные президентские выборы. Я пригласил к нам в эфир доцента МГИМО, политолога Кирилла Коктыша для того, чтобы вместе со мной провести эту программу. Здравствуйте, Кирилл Евгеньевич.

Коктыш: Добрый вечер!

Гурнов: Кирилл Евгеньевич, сразу вопрос. В воскресенье выборы. Ни у кого нет сомнений, что выиграет их Лукашенко. Больше того, Павел Павлович Бородин, наш ответственный за Белоруссию в Москве (секретарь Союзного государства — прим.ред.), уже заявил: «У действующего президента Белоруссии Александра Лукашенко нет реальных конкурентов на декабрьских выборах главы государства». Он сказал это еще пару недель назад. Как вы думаете, на чем основана такая уверенность всех, что на сегодня у батьки нет конкурентов, и что выборы он выиграет?

Коктыш: Вопрос не очень простой. Проблема в том, что Беларусь столкнулась с целым рядом проблем, в частности Россия к 2011 году запустит обходные газо- и нефтепроводы. Для президента встанет вопрос о том, где брать ресурсы. Предположительно, Россия вряд ли будет платить пять миллиардов долларов в год, как это было до сих пор. Проблема в том, что ответа на этот вопрос не было у действующего президента, но точно так же его не было ни у одного из кандидатов. Никто не предложил альтернативу.

По сути программы остальных кандидатов сводились к тому, что, мол, я смогу поддерживать существующий порядок вещей лучше, чем это делает действующий президент. Но это не очень сильный пункт программы, и в этом плане программно, содержательно Александр Григорьевич имеет преимущество как действующий президент. Худо-бедно, но статус-кво существующего положения дел — это его ответственность. Видно, как он функционирует. Естественно, он был в отдельной весовой категории.

Гурнов: Кирилл Коктыш у нас в гостях на радио «Голос России». Я напомню, что весь этот час вы можете принять участие в нашей программе, позвонив нам по телефону. Можно звонить, общаться с нами, друг с другом, задавать вопросы или высказывать вашу точку зрения. А также можете немножко сэкономить деньги, если просто пошлете sms-сообщение. Те, кто это уже пробовал, знают, что я всегда зачитываю все внятные и цензурные sms, которые мы получаем. Нецензурные иногда тоже зачитываю, если они того стоят.

Итак, мы продолжаем говорить о предстоящих выборах в Белоруссии. Кирилл Евгеньевич, бывают ситуации, когда ясно, что кто-то выиграет, понятно, что этот президент одержит победу. Это бывает не только у нас, но и за границей, и в так называемых классических демократиях бывают сильно популярные люди. Но во-первых, эти самые сильно популярные люди, когда нет войны или прочей невзгоды, не меняют конституцию так, чтобы увеличивать себе количество сроков, в отличие от Александра Григорьевича Лукашенко. Хотя там народ проголосовал на референдуме, но всем все было понятно. Во-вторых, когда вообще нет серьезных конкурентов, людей, которые могли бы реально претендовать на президентское кресло, можно, по-вашему, называть это демократией или нет?

Это не так называемые загруженные вопросы. Я понимаю, что ответ здесь очевиден, а просто хочу с вами порассуждать. У них на Западе своя демократия, а у нас немножко другая модель. В Белоруссии — третья модель. Но ведь демократический режим — не тот, когда народу говорят, что выбор есть формально, а тот, который создает возможность этого выбора.

То есть, вы приходите в магазин и говорите: «Какие ботинки я могу купить? У меня есть выбор?». Вам говорят: «Одни ботинки есть за 200 рублей, а другие за 5 тысяч долларов». У вас есть выбор. Но реально-то его нет. То же самое в Белоруссии. Если режим, государственное устройство и то, как функционирует политика в стране, не создает реального выбора, можно ли считать этот режим демократическим?

Коктыш: Дело в чем, что белорусский режим построен особым образом. Примерно треть ресурсов, которые потребляются страной, извлекаются извне, причем за счет политики. Есть такая известная шутка, что Александр Григорьевич, наверное, самый счастливый и самый удачливый политик XXI века, потому что ни одному из действующих политиков не удавалось продать поцелуев и обещаний на 55 миллиардов долларов.

Гурнов: Это столько он уже заработал?

Коктыш: Да, примерно таков взнос России в белорусскую казну. Правда, тут есть и другая сторона вопроса. Украина за это время получила порядка 70–80 миллиардов долларов. Становится очевидно, что это плата в том числе и за безопасность российского углеводородного транзита через Беларусь. Но так или иначе каждый гражданин Белоруссии (Беларусь — небольшая страна) знает, что примерно треть потребляемых денег добывается лично Александром Григорьевичем, и в Белоруссии возникает особая система перераспределения, поскольку Александр Григорьевич — главный добытчик.

Гурнов: Я немножко конкретизирую то, что вы сказали. Александру Григорьевичу удалось убедить свое народонаселение в том, что только благодаря его политическому гению (он талантливый человек, я не спорю, и белорусы тоже не идиоты, а довольно умные и сметливые люди) приходят такие деньги. А есть ли стопроцентная уверенность, что так оно и есть на самом деле? Что другой на его месте не добыл бы больше или, например, не построил экономику таким образом, чтобы она стала что-то зарабатывать сама?

Коктыш: Начиная примерно с 2006 года, Россия ясно маркировала, что она будет разговаривать только с Лукашенко. Вот почему, собственно, к России в Белоруссии очень особое отношение. В 2006 году был парламентский кризис. Трое из четырех первых лиц российского государства (я имею в виду оба спикера и премьер-министр) утвердили, легитимировали тот порядок вещей, который мы имеем в Белоруссии сегодня.

Это медицинский факт, когда Черномырдин, Строев и Селезнев разрешили конфликт в пользу Александра Григорьевича и фактически подтвердили, что Россия будет давать Лукашенко деньги и вряд ли будет разговаривать с кем-то другим. Собственно говоря, это и маргинализовало на тот момент и впоследствии других потенциально пророссийских белорусских политиков.

Проблема в том, что в Белоруссии, как правило, конкуренция идет за нишу прозападных политиков, но, как правило, не возникает политиков пророссийских. Во-первых, это гораздо опаснее, потому что это направление, которое белорусский президент резервирует за собой. Во-вторых, он и гораздо менее благодарен, потому что тут игра сыграна, понятно, как идут рельсы, и очень тяжело, что-то может отклониться.

Россия — главный спонсор сегодняшней белорусской ситуации, точно так же она и главный спонсор украинской ситуации. Это даже не потому, что ее устраивает либо не устраивает режим, а потому что Россия тем самым обеспечивает свои углеводороды. И дальше получается особая вещь: Лукашенко благодаря такой системе (это особый социальный контракт Белоруссии), убедил население уйти из политики.

Гурнов: Займитесь делом!

Коктыш: А в политике оставьте монополию мне. Это очень похожая система на ту, которая была в Османской империи, когда карьеру могли делать янычары, то есть фактически захваченные в плен воины, а граждане могли заниматься торговлей, но не имели права занимать мест на госслужбе, не могли делать военную карьеру. В отношении публичной политики в сегодняшней Белоруссии — примерно то же самое. Политическая сфера — это монополия действующей власти до той поры, пока она гарантирует относительно высокий социальный уровень жизни. Как только это перестанет происходить, контракт разрушится, так, конечно, общество будет возвращаться в политику.

Гурнов: Вы упомянули Россию, отношения с ней. Но Дмитрий Медведев, наш российский президент, недавно сказал, что удивительно то, что предвыборная кампания там целиком строится на антироссийских сюжетах. Это были его слова. И действительно, если посмотреть в этом году на избирательную кампанию, то там очень много материалов антироссийской направленности.

Раньше было абсолютно верно то, что вы сказали сейчас. Я двумя руками голосую за. Действительно, батька стоял на том, что мы друзья с Россией, братья навек, и болгарский слон — лучший друг советского слона. А теперь все наоборот — на общем враге. Теперь батька противостоит злобным москалям. Почему он избрал такую штуку? Как на это реагируют белорусы? У них крышу не снесет? Вчера было так, а сегодня эдак. Все диаметрально противоположное…

Ведущий — Александр ГУРНОВ

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу