Белорусский ПАСЕв

27.01.11

Белорусский ПАСЕв

Эксперты МГИМО: Гусев Леонид Юрьевич, к.ист.н.

Что пожнешь, то и ПАСЕешь

По всему выходит, что 27 января Белоруссию ждет продолжение. И международной реакции на события 19 декабря. И известной народной мудрости: кто посеет ветер — пожнет бурю. Здесь только казалось, что подул свежий ветер, когда ЦИК зарегистрировал аж девять оппозиционных кандидатов. Но потом, после выборов, была даже не буря, а бурелом. И теперь официальному Минску дадут понять, что именно он ПАСЕял. Не в смысле потерял. Хотя, когда от тебя отворачивается все, как оно себя называет, цивилизованное человечество — это, безусловно, потеря. А в смысле выговор от ПАСЕ.

Двадцать седьмого января Парламентская ассамблея Совета Европы принимает резолюцию по Белоруссии. И уже из размещенного 26 января в Интернете проекта стало известно, что она будет крайне жесткой. Настолько критичной, насколько позволяет регламент этой организации.

ПАСЕ подтверждает свое решение приостановить контакты на высшем уровне с властями Белоруссии до тех пор, пока не будет существенного прогресса в отношении демократических ценностей и принципов, которые отстаивает Совет Европы. Ассамблея встревожена «той беспрецедентной волной насилия, запугивания, массовых арестов и судебного преследования политических противников, которая последовала за объявлением о результатах президентских выборов». Кроме того, ПАСЕ не намерена отменять приостановку статуса «специально приглашенного» для парламента Белоруссии до тех пор, пока там не будет введен мораторий на смертную казнь, и до тех пор, пока не будет ощутимого прогресса в отношении демократических ценностей.

В общем, формулировки ожидаемые. Но в отличие от резолюции Европарламента, который призвал страны ЕС ввести жесткие санкции против официального Минска, это, так скажем, вариант «лайт». К примеру, оценивая европейские запреты, Ассамблея намерена высказать сожаление в связи с этим фактом, поскольку «любые санкции не должны вести к дальнейшей изоляции белорусского народа».

Вообще, ПАСЕ — тот еще институт. Ему только волю дай. Вот, например, решили своим большинством в сентябре 2008 года политически проучить Россию за спасение Абхазии и Южной Осетии от агрессии Саакашвили, и до сих пор не знали, что с этим, как они его назвали, российско-грузинском досье делать. И продолжать нет оснований (ведь теперь-то всем все ясно, и кто начал, и чем закончилось), и закрывать жалко. Хотя уже заявили, что спецдокладчика по этому досье назначать больше не станут. А это почти финита ля комедия.

Но с Белоруссией — другой случай. Всерьез и надолго. Как минимум, настолько, насколько здесь сам Лукашенко. Напомним, что Белоруссии в контексте ПАСЕ имеют давнюю и печальную кредитную историю. Как в середине девяностых годов республику лишили статуса «специально приглашенного» в ПАСЕ, так и не реабилитируют. И теперь, кажется, чтобы вернуться в семью одной отмены смертной казни Минску уже будет недостаточно. Хотя здесь, по большому счету, и не переживают. Накануне заседания Ассамблеи представители местного МВД подтвердили, что 37 человек останутся за решеткой за попытку госпереворота и что извиняться силовики ни перед кем не намерены. Не за что, утверждают они.

Кстати, Россия, скорее всего, против резолюции, как минимум, возражать не станет. Министр иностранных дел Сергей Лавров уже как-то заявлял, что Москва, в целом, разделяет выводы Совета Европы по ситуации в Белоруссии. И здесь нет абсолютно никакого противоречия с тем, что Россия 26 января возобновила поставки нефти в Белоруссию и определилась со строительством здесь АЭС. Это лишь подчеркивает новый российский принцип, о котором можно сказать старыми словами: мухи отдельно, котлеты отдельно.

Кстати, любопытно, что ситуацию в Белоруссии ПАСЕ рассматривает параллельно с событиями в Тунисе. Хотя, так уж параллельно? Ведь в Африке президента свергли. Никакой связи, но все-таки — намек.

Тему продолжит старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Леонид Гусев.

Шейнкман: Здравствуйте, Леонид Юрьевич! Резолюция ПАСЕ по событиям в Белоруссии, обещает быть жесткой, категоричной. Как вы считаете, способны ли такие документы образумить белорусского президента? Они направлены именно на это?

Гусев: Я не думаю, нет. Потому что и раньше принимались всевозможные резолюции против Лукашенко, против руководителей белорусской власти. Им запрещали въезд в Европейский союз, принимали и другие санкции. Но это не действовало. Все равно контакты представителей Белоруссии и различных стран Европейского союза проходили на двухсторонней основе или один на один. Я думаю, что здесь ничего нового для Белоруссии не будет и ничего слишком страшного для Лукашенко и его окружения тоже не будет. Для него это, я бы так сказал, дело привычное.

Шейнкман: Но, тем не менее, это новый документ, и документ по новым событиям в Белоруссии. Как вы считаете, какой должна быть позиция Москвы? Поддержит ли российская делегация такую резолюцию?

Гусев: Однозначно сказать сложно. Но мне кажется, скорее, может быть, даже воздержится. Может быть, не будет голосовать «против», но и воздержится. Потому что у нас слишком сильные завязки на сотрудничество с Белоруссией. С этого года мы состоим в едином Таможенном союзе вместе с Казахстаном. Поэтому идти против довольно сложно. Тем более, совсем недавно договорились с белорусским руководством по нефти. Я думаю, наверное, где-то в таком ключе все это будет.

Шейнкман: Сейчас очевидно, что Россия пытается разделить политику и экономику. Мы осуждаем то, что произошло в Белоруссии, но при этом сотрудничаем с ней. Скажите, пожалуйста, такой принцип и дальше будет преобладающим?

Гусев: Все-таки по отношению к Белоруссии разделять политику и экономику довольно сложно. Потому что экономика Белоруссии полностью зависит от руководства, от главного человека в стране. Если в отношении с другими странами мы можем совершенно ясно говорить, что мы с какими-то компаниями или организациями экономического профиля сотрудничаем, а с какими-то высшими руководителями не сотрудничаем, то здесь просто нельзя обойти. Такая уж система устройства экономики в Белоруссии. Поэтому хочешь, не хочешь, но нам придется. Даже с тем же Таможенным союзом: пока Лукашенко не отдал команду, парламент Белоруссии документы не ратифицировал. Поэтому ситуация такая, какая она есть.

В студии программы работает Михаил ШЕЙНКМАН

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: РГРК «Голос России»
Распечатать страницу