Гордость не позволяет

07.02.11

Гордость не позволяет

Эксперты МГИМО: Стрельцов Дмитрий Викторович, д.ист.н., профессор

Японские радикалы в очередной раз отметили «день северных территорий». Премьер Наото Кан высказался о том, что считает недавнюю поездку президента России Дмитрия Медведева на Южные Курилы «непозволительной грубостью». Вместе с тем, в Токио выступают за продолжение переговоров с Москвой о мирном договоре и экономическом сотрудничестве, а на днях глава японского МИД должен прибыть в РФ с визитом. О том, почему политика Страны восходящего солнца в отношении России выглядит непоследовательной, в интервью «Росбалту» рассказал заведующий кафедрой востоковедения МГИМО, известный японовед Дмитрий Стрельцов.

— Скандальное надругательство над российским флагом в «день северных территорий» в Токио и неприятные высказывания японского премьера предваряют визит в Россию главы японского МИД Сэйдзи Маэхара. Что можно ожидать на таком фоне от российско-японских переговоров в Москве?

— При оценке высказываний японского премьера нельзя не учитывать внутри- и внешнеполитическую ситуацию в Японии, на фоне которых эти заявления прозвучали. Внутри страны — длительный процесс утраты популярности правящей администрации от ДПЯ (Демократическая партия Японии — прим. «Росбалта»), поиски партнеров и союзников в среде коалиции, а также дополнительных ресурсов для поддержания кредита доверия избирателей вынуждают поднимать тему «северных территорий».

Что касается внешнеполитического фона, то следует вспомнить события конца прошлого года, когда появились очень большие проблемы в японо-китайских отношениях, а отношения Токио и Москвы в этом контексте подверглись острой критике в японском парламенте. В частности, прозвучала точка зрения, что на Японию оказывается консолидированное давление со стороны Китая и России. Такая точка зрения активно пропагандировалась в СМИ. Все это заставляет японского премьера быть более агрессивным и наступательным.

Наконец, «день северных территорий» — это своего рода ритуал, демонстрация единства политических сил, популистское мероприятие. Япония крайне нервно относится к визитам российских официальных лиц на Южные Курилы. А череда недавних поездок, начиная с визита президента Медведева, затем — Басаргина, Сердюкова, Шувалова, воспринималась в Японии как давление. Так что все стоит рассматривать в комплексе. А очередной виток «курильской истерии» — это один из беспроигрышных вариантов, которые могут в какой-то степени консолидировать правящий кабинет и помочь в решении задачи повышения рейтинга правящей администрации у народа.

Что же касается визита главы японской дипломатии в Россию, — можно ожидать рутинного продолжения политического диалога. На фоне нарастания напряженности такие визиты носят сдерживающий и стабилизирующий характер. Кроме того, есть еще и вопросы, связанные с международной повесткой дня. Это сотрудничество на международной арене, борьба с терроризмом, вопросы ооновской дипломатии, помощи развивающимся странам. В общем, комплекс проблем, который нас объединяет.

Наверняка будет затронута тема подготовки возможного визита Наото Кана в Россию. Стоит отметить, что президент Медведев предложил идею совместного с японской стороной освоения Южных Курил. В Токио это предложение отвергли. Так что для Маэхара важно сейчас обеспечить определенный уровень доверия и политического диалога с Россией.

— Почему японская сторона отказалась от предложения о совместном освоении Южных Курил?

— А насчет этого, кстати, у российской стороны не было никаких иллюзий. Они отказываются не по экономическим причинам, это просто их принципиальная позиция на протяжении ряда лет: вы признаете, хотя бы номинально, японский суверенитет, а мы готовы на любые гибкие варианты решения курильского вопроса. Если Япония отойдет от своей позиции, это может быть воспринято как потеря лица, на что они не готовы.

— Как вы полагаете, хватит ли у России сил, чтобы осваивать Курильскую гряду?

— Это вопрос политической воли. На мой взгляд, экономических ресурсов у России достаточно даже для того, чтобы сделать там некую «модельную зону», некую «витрину жизни». Дело в том, что когда пограничные территории плохо освоены, контраст по сравнению со странами-соседями бросается в глаза. Так что этот вопрос имеет определенное политическое звучание.

— По большому счету, Япония не считает Россию очень уж важным политическим и экономическим партнером. Может быть, это России больше нужна связь с Японией как с важным игроком в азиатско-тихоокеанском регионе?

— Я бы не сказал, что это игра в одни ворота. Существует достаточно высокий уровень взаимной заинтересованности. Да, экономики двух стран не носят взаимодополняющего характера. По большому счету, все, что Россия поставляет в Японию, может быть куплено на рынках других стран. То есть нет таких прочных логистических цепочек, которые существуют у Японии с ее экономическими партнерами в Восточной Азии.

С другой стороны, Япония во всех программных заявлениях позиционирует Россию в качестве крайне важного партнера — с точки зрения экономической безопасности — и как важного поставщика сырья и энергоресурсов. В контексте диверсификации источников поставок сырья и материалов Россия важна для Японии.

Взаимную экономическую заинтересованность нельзя недооценивать. Японии будут требоваться ресурсы. Россия еще в прошлом году начала активно поставлять нефть на японский рынок, чего никогда не было. С 2009 года РФ занимает одно из основных мест на рынке топлива для атомной энергетики. Есть экономические интересы, связанные с российской территорией как со сборочной базой для японской продукции, поставляемой на европейский рынок.

Еще один момент — китайский фактор. За последние несколько месяцев произошли определенного рода подвижки, в частности, связанные с резким ухудшением японо-китайских отношений. Я имею в виду то, как Китай повел себя во время инцидента вокруг спорных островов Сенкаку, когда был арестован китайский траулер. В России, может быть, об этом мало знают, но в Японии это произвело определенную революцию в умах. Холодный душ, с точки зрения восприятия Китая на бытовом уровне, на уровне рядовых японцев. Китай в жесткой форме оказал давление на Японию, было арестовано несколько японских бизнесменов. Китай приостановил экспорт в Японию стратегических материалов, в том числе редкоземельных металлов.

Тогда японское правительство повело себя, с точки зрения рядовых японцев, не лучшим образом: нарушители были депортированы в Китай, хотя по законодательству их следовало судить. В общем, это вызвало острейшую критику японского правительства. Позиция Китая воспринимается в Японии как «вероломная». Так вот с учетом переоценки Китая идет и переоценка места России как некоего балансира при решении геостратегических интересов Японии.

— Вопросы территорий не могут решиться в ближайшие годы. Насколько остро в японском обществе стоит вопрос об островах? Как молодое поколение японцев смотрит на эту проблему? Можно ли ожидать, что лет черед 30–40 страсти улягутся?

— Конечно, эта проблема политизирована. Многие японцы сами не верят, что она может быть решена. Потом, международная практика такова, что та страна, которая длительное время управляет одной и той же территорией, имеет на нее больше прав по факту. Примечательно и то, что политики не могут занимать компромиссную позицию. Их жесткость проистекает от внутриполитической обстановки. Например, бывший премьер-министр Хатояма, занимавший в свое время достаточно жесткую позицию по Южным Курилам, высказался недавно в парламенте в том плане, что японская позиция требовать все четыре острова — не совсем реалистична.

Японское политическое руководство напирает на гуманитарный аспект, связанный с судьбой японцев, которые были в 1945–1946 годах насильно выселены с Южных Курил. Какая-то часть их еще жива, даже существует Лига жителей северных территорий. Но эти люди уже уходят, поколения меняются.

Что же касается рядовых японцев, не стоит переоценивать эмоциональный накал в данном вопросе. Сказать, что японцы только и говорят о «северных территориях» — значит переоценить их значение. Это уже определенного рода ритуал. Япония сама себя загнала в угол вопросом национальной гордости. Теперь любая уступка может восприниматься очень болезненно. Им трудно выйти из порочного круга.

Беседовал Дмитрий ПАНОВКИН

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Росбалт
Распечатать страницу