Перспективы развития сотрудничества Украины с Шанхайской Организацией Сотрудничествая

11.02.11
Эксклюзив

Перспективы развития сотрудничества Украины с Шанхайской Организацией Сотрудничествая

Эксперты МГИМО: Гусев Леонид Юрьевич, к.ист.н.

Доклад на конференции «Университетский потенциал исторического знания и исторического образования в контексте современной российской модернизации» 11 февраля в РГГУ.

В последнее десятилетие, на Украине, наряду с линией, предусматривающей тесное сотрудничество страны с евроатлантическими структурами, об этом, после прихода к власти, в начале 2005 года, как о своей стратегической задаче, заявляли видные украинские политики, во главе с бывшим президентом В. Ющенко, а за прошедший год, хоть не так явно, но все равно отмечается, как об основном пути, при президенте В. Януковиче существует ещё одна, менее выраженная, однако тоже заметная на украинском политическом горизонте. Это в той или иной степени сотрудничество Украины с Шанхайской Организацией Сотрудничества. С этой идеей выступали и продолжают выступать различные украинские журналисты, аналитики и политологи.

В начале несколько слов о самой организации. Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) — субрегиональная международная организация, которая была основана в 2001 году лидерами Китая, России, Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Узбекистана. За исключением Узбекистана, остальные страны являлись участницами «Шанхайской пятёрки», образованной в результате подписания в 1996—1997 гг. между Казахстаном, Киргизией, Китаем, Россией и Таджикистаном соглашений об укреплении доверия в военной области и о взаимном сокращении вооружённых сил в районе границы. После включения Узбекистана в 2001 году организация была переименована.

Общая территория входящих в ШОС стран составляет 61% территории Евразии. Её совокупный демографический потенциал — четвёртая часть населения планеты, а экономический потенциал включает одну из мощных после США мировых экономик, китайскую[1].

Официальные рабочие языки — русский и китайский. Штаб-квартира организации расположена в Пекине.

Предшествовала ШОС, как уже отмечалось, «Шанхайская пятёрка». Она возникла в 1996 году как естественная реакция ряда государств Центральной Азии на серьёзную опасность превращения региона в район перманентной нестабильности из-за резкой активизации международного терроризма, религиозного экстремизма и этнического сепаратизма. В качестве объединяющего фактора основную роль сыграла гражданская война в Афганистане между войсками «Северного альянса» и движением «Талибан», создававшая угрозу безопасности всех пяти государств. Для России и Китая это была привлекательная возможность объединить под своей эгидой усилия и потенциалы центральноазиатских государств для сдерживания возможной экспансии других мировых центров силы и влияния в Центральной Азии.

Последующие ежегодные саммиты участников «Шанхайской пятёрки» проходили в Москве в 1997 году, Алма-Ате (Казахстан) в 1998 году, в Бишкеке (Киргизстан) в 1999 году и в Душанбе (Таджикистан) в 2000 году.

Ко времени проведения саммита в столице Киргизии, Бишкеке, для всех участников «Шанхайской пятёрки» стала очевидной необходимость в согласовании действий по широкому спектру направлений, что потребовало создания постоянных механизмов сотрудничества в форме встреч министров и экспертных групп. Фактически начала складываться архитектура новой международной организации. Возник институт национальных координаторов, назначаемых каждой страной. Для борьбы с приграничной преступностью была создана «Бишкекская группа», куда вошли главы правоохранительных органов и спецслужб.

В 2001 году очередная встреча вновь была проведена в Шанхае (Китай). Тогда пять стран-участниц приняли в состав организации Узбекистан (что повлекло переименование организации в Шанхайскую организацию сотрудничества, или Шанхайскую шестёрку). Декларация о её создании была подписана на том же саммите 15 июня 2001 года.

Первыми документами, принятыми ШОС, стали «Декларация о создании Шанхайской организации сотрудничества», «Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом» и «Совместное заявление о подключении Узбекистана к механизму «Шанхайской пятёрки».

Для выполнения целей и задач Хартии ШОС в рамках организации были учреждены следующие органы:

  • Совет глав государств (СГГ);
  • Совет глав правительств (СГП);
  • Совет министров иностранных дел (СМИД);
  • Совещания руководителей министерств и ведомств;
  • Совет национальных координаторов (СНК);
  • Региональная антитеррористическая структура (РАТС);
  • Секретариат — постоянно действующий административный орган, возглавляемый Генеральным секретарём (с 2010 г. — представитель Киргизии М. С. Иманалиев). [2]

Кроме стран-членов, в Организацию входят страны-наблюдатели. Это Монголия, Иран, Пакистан и Индия.

В 2009 году возникла такая структура, как страны — партнёры по диалогу. Ими стали Белоруссия и Шри — Ланка.

Что касается сотрудничества Украины и ШОС, то, как уже отмечалось выше ряд украинских политических деятелей и аналитиков выступают с этим предложением.

Так, руководитель ЗАО «Украинские транспортные коридоры», Деев А.Е., в одном из своих выступлений отмечал, что современная Украина — это сто процентное транзитное государство.

По его словам, вхождение Украины в ШОС и в Единое евразийское экономическое пространство даст державе миллиардные инвестиции, использование старых и строительство новых транспортных коммуникаций, миллионы рабочих мест, стабильный и прогнозируемый бюджет. Украина вернётся на свои традиционные рынки, а также освоит новые (что немыслимо при «атлантической» ориентации Украины).

Он отмечает, что никто не против дружбы с «Атлантической цивилизацией», лишь бы эта дружба не противоречила или совпадала с положительным вектором развития всей Украины и всего «Восточно-Европейского суперэтноса».

Его итоговое заключение: «Участие Украины в качестве наблюдателя, а затем и постоянного члена ШОС принесёт ей следующее — политическое единство, экономическое процветание, вернёт ей старые и даст новые рынки.»[3]

А народный депутат Украины от фракции Партии Регионов Инна Богословская, бывший кандидат в президенты, считает, что Украина должна учитывать фактор ШОС, организации, «которая будет предопределять мировые процессы в ближайшие 100 лет».[4] Она также отметила, что ШОС объединяет более 3 млрд. населения, в организацию входят все наиболее быстро растущие экономики в мире, и это необходимо учитывать Киеву. [5]

Кроме того, она указала на то, что «Мы (Украина — Л.Г.) не можем не обращать внимания на эту организацию и никак себя не позиционировать по отношению к ней. Ведь она объединяет… все быстроразвивающиеся экономики и почти все ядерные державы». Она предположила, что через 7–10 лет организация может ввести собственную валюту. «Это может быть и российский рубль, и новая конвертационная валюта ШОС. И эта валюта может стать межгосударственной, как доллар и евро», — подчеркнула депутат[6].

Виталий Кулик, Директор Центра исследований проблем гражданского общества из Киева, отметил, как немаловажный факт, тот момент, что потенциал сотрудничества между ШОС и Украиной есть. Он, по его мнению, состоит в необходимости части среднеазиатских стран иметь сильного и надежного партнера вне Шанхайской организации, но в рамках постсоветского пространства. Своего рода «окно в Европу», через которое можно работать с «третьими странами», минуя Пекин и Москву. В свою очередь, Украина заинтересована в Центральной Азии как источнике энергоресурсов. Каспийская нефть и туркменский газ греют сердце украинскому ТЭКу. Поэтому, в своей «восточной политике» Киеву необходимо искать новые форматы взаимодействия с ШОС (начиная от статуса наблюдателя). Шанхайская организация стала влиятельным фактором региональной политики и с ней необходимо считаться. Украине следует более взвешенно подходить к вопросу и просчитывать возможные дивиденды. «Восток, как известно, — дело тонкое».[7]

Некоторые украинские журналисты отмечают, что «в интересах Украины вооруженные силы нашей страны должны принимать участие во всех военных учениях, как НАТО, так и ШОС и добиваться статуса наблюдателя в шанхайской организации. Это позволит нам правильно выбрать момент для достижения реального нейтралитета».[8]

В мае 2010 года министр иностранных дел Украины К. Грищенко в Верховной Раде заявил о том, что «Я целиком соглашусь с тем, что нам (Украине Л.Г.) необходимо устанавливать отношении с ШОС…» и добавил, что Виктор Янукович уже осенью посетит Китай с официальным визитом. «За это время будут проведены переговоры, и это даст возможность говорить о сотрудничестве с Китаем на ближайшие 5–10 лет, а также обсуждать вопрос относительно возможность привлечения Украины к ШОС».[9]

В июне 2010 года в Киеве прошла международная научно-практическая конференция «Шанхайский проект для Украины», организованная Международным фондом «Единый мир», под руководством главы правления Эдуарда Прутника. На ней были обсуждены основные моменты и ключевые решения заседания Совета глав государств-членов Шанхайской Организации Сотрудничества, прошедшего в Ташкенте, 10—11 июня 2010 года. На конференции также был рассмотрен ряд первоочередных задач дальнейшего наращивания взаимодействия в рамках Организации.[10]

На конференции отмечалось, что Украина, в настоящее время, стремится найти свое место в современных интеграционных процессах, вернуть себе статус субъекта регионального политического пространства. Этого требует ее экономическая безопасность, тенденции развития, как мировой, так и национальной экономики. Развитие Украинского государства может быть успешным лишь при условии самого активного участия не только в евроинтеграционных, но и в трансрегиональных интеграционных проектах в Евразии, таких как Шанхайская организация сотрудничества (ШОС).[11]

Говорилось о том, что Концепция евразийской интеграции, заложенная в основу деятельности ШОС предполагает разноскоростную и разноуровневую интеграцию. Каждая страна-участник сама избирает для себя формат интеграции, берет на себя столько сколько может переварить национальная экономика, воспримет общество. Региональная экономическая интеграция может начаться с ключевых секторов и потом перейти на уровень институциональной интеграции. Такими секторами в евразийском контексте могут стать энергетика, транспорт, телекоммуникации и сельское хозяйство.[12]

На конференции была принята декларация, в которой в частности отмечается —

— Поддержать идею о подаче официальной заявки Украиной на приобретение статуса партнера по диалогу ШОС, с перспективой трансформации в статус наблюдателя. В дальнейшем участие Украины в тех или иных проектах или инициативах ШОС могло бы оформляться путем заключения отдельных соглашений. Обратиться к руководству стран-членов ШОС с призывом в кратчайшие строки рассмотреть заявку Украины.

— Предложить ШОС распространить проекты сотрудничества с государствами-наблюдателями при ШOC в области транспорта на «партнеров по диалогу» и привлекать их к участию в процессе развития транспортного и торгово-экономического сотрудничества ШОС, особенно в области разработки программ развития и строительства транспортной инфраструктуры.

— Предложить программу согласованной инвестиционной политики по развитию приоритетных инвестиционных проектов для реализации транзитного потенциала и взаимной торговли между государствами-членами ШОС и странами-партнерами по диалогу, направленных на: строительство приоритетных участков железных и автомобильных дорог; строительство логистической и приграничной инфраструктуры; обновление вагонного и автопарка (в качестве пилотных проектов).

— Разработать комплексную программу интеграции Украины в транспортный проект ШОС «Великий Шелковый Путь».[13]

В декабре 2010 года с важным заявлением выступил посол Украины в Китае Ю. Костенко. Он указал на то, что Украина заинтересована в экономическом взаимодействии с Шанхайской Организацией Сотрудничества. «Мы сейчас стучим в эту дверь, изучаем, насколько нам интересно экономическое измерение этого проекта», — сказал он. Посол отметил, что ШОС — региональное образование, поэтому Украина не может стать его членом, однако может получить статус приглашенного гостя и сотрудничать в строительных и нефтегазовых проектах. При этом он подчеркнул, что вопрос такого участия Украины в организации пока не решен.[14]

По поводу того, как видится сотрудничество Украины и ШОС из России, то по этому поводу высказывался, например, президент Фонда национальной и международной безопасности (Фонд НИМБ), генерал-майор запаса Леонид Шершнев. Он выразил мнение о целесообразности принятия в ШОС Украины и Белоруссии, что придало бы ей более сбалансированный характер.[15]

Что же касается моего видения сотрудничества между Украиной и ШОС, то я считаю, что оно было бы очень полезным, как для Украины, так и для России. Ведь Украина представляет для ШОС большой интерес как государство, обладающее громадным геополитическим потенциалом, высокообразованным и интеллектуально развитым населением, значительными возможностями в сферах промышленности, сельского хозяйства, инфраструктуры, немалыми земельными и водными ресурсами. Украина занимает важное пространственное положение, соединяя Запад и Восток, Европу и Азию. Она имеет обширное побережье Черного моря с сетью портовых сооружений.

Очень важным моментом, на мой взгляд, является то, что Украина могла бы принять участие в создании Системы евразийских транспортных коммуникаций. Несомненно, Украина могла бы внести весомый вклад в реализацию этого глобального Проекта, предпосылкой чему стало бы ее сотрудничество в той или иной мере с Шанхайской Организацией Сотрудничества. Сегодня она многое теряет, находясь в стороне от интеграционных процессов, идущих в Евразии. Сотрудничая с ШОС, она могла бы рассчитывать на значительные инвестиции, на быстрое развитие инфраструктуры и объектов ее обслуживания, на новые рабочие места, на возвращение на свои традиционные рынки и на освоение новых, на оздоровление экономики и рост благосостояния населения. Многие на Украине свои надежды на будущее связывают с тем, что она станет «окном ШОС в Европу», транзитным мостом между Востоком и Западом.

В настоящее время, после саммита ШОС в Екатеринбурге в 2009 году, в рамках организации разработаны следующие правила приема в ШОС. Существует такая градация стран — партнёр по диалогу, страна-наблюдатель, страна-член организации. Я думаю, что Украина могла бы вначале стать партнёром по диалогу, как и отмечалось в декларации конференции «Шанхайский проект для Украины» и в рамках этого статуса развивать все совместные с ШОС проекты. А это, в свою очередь нисколько не ущемило бы её суверенитет.

[1] http://www.rian.ru/spravka/20060615/49512776.html

[2] http://www.sectsco.org/RU/secretary.asp

[3] http://forumrussdom.russtv.ru/cgi-

[4] http://www.infoshos.ru/?idn=1584

[5] Там же

[6] http://www.sdev.ru/sdev/zarubezhnuee-novosti/news_2008-03-15-22-18-01-145.html

[7] http://www.analitika.org/article.php?story=20060525005019938

[8] http://www.40a.kiev.ua/ideas/politics/44b4cdfb97a6f

[9] http://www.newsland.ru/News/Detail/id/506205/cat/94

[10] http://for-ua.com/ukraine/2010/06/21/170905.html

[11] http://for-ua.com/ukraine/2010/06/21/170905.html

[12] Там же

[13] http://for-ua.com/ukraine/2010/06/21/170905.html

[14] http://www.regnum.ru/news/polit/1360002.html

[15] http://www.inforos.ru/?id=17671

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу