Теракт в Белоруссии

12.04.11

Теракт в Белоруссии

Эксперты МГИМО: Коктыш Кирилл Евгеньевич, к.полит.н.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Один из этих вопросов я хотел бы обсудить с Кириллом Евгеньевичем Коктышем. Кирилл Евгеньевич, вы у нас?

К. КОКТЫШ: Да, здравствуйте.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я напомню, что Кирилл Евгеньевич Коктыш, это член совета ассоциации политических экспертов и консультантов, доцент кафедры политической теории МГИМО МИДа России. Вот взрыв произошёл, вы наверно знаете, что господин Лукашенко сказал: «Работайте день и ночь, чтобы найти виновных». Уже появились виновные, вы знаете, это грузины. Уже существует такая точка зрения, что это месть проклятых Грузинов за то, что Беларусь отменила визы с Грузией, вернее безвизовое общение с Грузией. Вы придерживаетесь этой точки зрения, или, скажем так, могут быть варианты?

К. КОКТЫШ: Я бы сказал, что эта точка зрения не менее вероятна, чем любые другие. Дело в том, что внутри Белоруссии найти бенефициаров крайне сложно. Даже если предположить то, что за этим может стоять власть, то демонстрация властью своей способности предотвратить теракт, это делегитимация власти. То есть по сути это для власти противоестественно, она чудовищно вегетарианская, и вегетарианская по убеждению. Поэтому представить, что это могла сделать оппозиция, либо белорусское общество, в равной степени невозможно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, давайте пару коротких вопросов.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я сейчас уточнение задам. Те слова, которые сказал Александр Лукашенко на вчерашнем совещании, что это скорее пришло извне. Вы придерживаетесь этой точки зрения?

К. КОКТЫШ: Перебирая между различными версиями, я должен признать, что белорусской традиции всё-таки это радикально противоречит. До сих пор любые острые углы не срезали человеческие жизни, как бы остро это противостояние не было. Поэтому тут в это на самом деле очень тяжело поверить, что здесь есть белорусский (невнятно).

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кирилл Евгеньевич, давайте сделаем так, в такую игру поиграем, я вам буду версию высказывать, а вы буквально двумя словами, почему она может быть или нет. Хорошо?

К. КОКТЫШ: Давайте.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Первая версия, какой-то из национал-радикалов местных, доведённый этой ситуацией, когда ничего не меняется в белорусском обществе, и Лукашенко навсегда, решился на одиночный такой выплеск протеста?

К. КОКТЫШ: Теоретически возможно, практически неосуществимо. Во-первых, любая политическая оппозиция сейчас находится в тюрьме, и любой теракт, в котором оппозиция может быть обвинена, ухудшит судьбы арестованных, поэтому это невозможно со стороны оппозиции. Со стороны атомизированного общества профессионализм исполнения отрицает сам факт любителя одиночки. 7 тонн тротила, пронесённых…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не тонн.

К. КОКТЫШ: Пардон, 7 килограмм тротила, пронесённых в достаточно охраняемом помещении при наличии ОМОНа и спецслужб, потому что речь идёт о месте вблизи администрации президента, исключено, честно говоря.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Следующая версия, Лукашенко, возмущённый тем, что запад продолжает антилукашенковские акции, не пускает на запад чиновников и так далее, он разрубает это дело, есть такая агрессия против Белоруссии, поэтому запад сиди, и молчи?

К. КОКТЫШ: Я думаю, что развитие будет совершенно противоположным. После предыдущего теракта, это было в июле 2008-го года, в отставку ушёл Виктор Шейман, глава Совбеза, который являлся главным камнем преткновения на пути сближения с западом. Сейчас если спецслужба будет обвинена, как и КГБ, в некомпетентности, то фактически Александр Григорьевич получит возможность дезавуировать и жёсткость 19-го декабря, и, по сути, отыграть на позиции, которые были до того, как обострились отношения с западом. Поэтому капитализация ситуации с западом может быть совершенно противоположной. Но это не значит, что Лукашенко мог стоять за этим терактом. На самом деле проигрыши его персональные здесь более существенные, чем выигрыши. Если же говорить про группу внутри, на самом деле мы тут не знаем, любая ситуация, любая организация, это очень разнородная организация.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо вам большое. Давайте так напоследок такой вопрос короткий. Никто не взял на себя ответственность, тут какая-то иррациональность в этом деле, и даже намёка нет, вот непонятно. Если взрыв в России, то типа ясно зачем, даже если никто не говорит. Почему никто не берёт на себя ответственность, и какое может быть виртуальное требование в этом взрыве?

К. КОКТЫШ: Дело в том, что предыдущий теракт, который был в 2008-м году, а это второй теракт у нас по счёту вчера произошёл, он был, в общем, таким же, и его можно было интерпретировать, как борьбу одних парней против других парней. Но там взрывное устройство было сделано, это принципиальный момент, таким образом, что кроме незначительных травм ног, никто больше не пострадал, и все раненые достаточно быстро выздоровели. А здесь сам почерк подрыва достаточно противоречит тому, что внутриэлитные белорусские группировки могли бы сгенерировать, как аргумент в своём противостоянии.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо большое. Кирилл Евгеньевич Коктыш, член совета ассоциации политических экспертов и консультантов, доцент кафедры политической теории МГИМО МИДа России.

Кандидат в президенты Белоруссии 2010-го года, руководитель научно-исследовательского центра «Мисес» Ярослав Романчук. Ярослав, доброе утро.

Я. РОМАНЧУК: Доброе утро.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Но не очень доброе, понятно всё. Ярослав, у нас конечно много здесь информации о том, как руки, ноги оторвали, сколько свидетельств, очевидцев, всё это есть. Вы кандидат в президенты Белоруссии были. Скажите, как вам кажется, два вопроса простых. Первый, мог ли это быть кто-то из национал-радикалов организатором этой истории. И второй, будет ли использовано Лукашенко против оппозиции?

Я. РОМАНЧУК: Знаете, предыдущая история поведения всех политических группировок в Белоруссии показывает, что на такого рода очень сложные операции они не способны. Даже когда шла речь об организации более лёгкого мероприятия, то получалось всё комом. Здесь же, насколько я понимаю, всё было очень чётко продумано. Всегда речь шла о том, что политические группировки вне зависимости от того, какой ориентации, они всегда были принципиально мирными, никогда не были замечены в том, что они имели какое-то оружие, арматуру, подготовку к чему-то. Я не слышал ни одной серьёзной группировки, людей, лидеров, даже членов группировки, которые бы призывали к неким терактам, к некому насилию в отношении органов власти. Поэтому, я исключаю практически возможность того, что это сделали политические оппозиции, потому что это не их почерк, не их характер, не их традиция. Всё, что было сделано, противоречит духу того, что представляют собой политические оппоненты Александра Лукашенко, поэтому очевидно нужно искать причины и авторов этого зверского акта в других сферах, в других коридорах.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И второй мой вопрос, использует ли это Лукашенко против оппозиции?

Я. РОМАНЧУК: Посмотрим, пока были попытки, даже не то, что попытки, был приказ провести достаточно глубокое расследование, был намёк на то, что это может быть связано с 3-м июля 2008-го года.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Давайте я иначе задам короткий вопрос, просто нам надо уходить из эфира. Сейчас, когда это произошло, не пошли какие-то аресты привинтивные оппозиций?

Я. РОМАНЧУК: Пока арестов нет, многие оппозиционеры до сих пор находятся в тюрьме, но этот теракт, я думаю, что слишком мало времени прошло для того, чтобы делать какие-то такие вещи, связанные с арестами. Поэтому будем смотреть, но я не думаю, что это приведёт к ужесточению действий против оппозиций. Действия против оппозиций и так находятся на слишком жестоком уровне.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое, Ярослав Романчук, кандидат в президенты Белоруссии 2010-го года, руководитель научно-исследовательского центра «Мисес».

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Иван Викторович, здравствуйте, это Матвей Ганапольский, прямой эфир радио «Эхо Москвы», Татьяна Фельгенгауэр, здесь Лев Гулько.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте Иван Викторович.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Пара минут нам уделите.

И. МОКУШОК: Вне всякого сомнения, конечно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, мы тут конечно всем звоним по поводу взрыва в Белоруссии. Скажите пару слов, ваше мнение, кому это выгодно?

И. МОКУШОК: Это выгодно, прежде всего, тем силам, которых очень сильно раздражало, это выгодно тем, кто никак не мог смириться с экономическим благополучием и стабильностью Белоруссии, это первое. И с безопасностью, о которой уже даже и не думают белорусы, потому, что страна действительно безопасная и спокойная, и всех тех ужасов, которые пережила Россия за её историю, новая Россия, в Белоруссии не знали.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Смотрите, мы тут сегодня в утренней программе довольно долго рассуждали и со всеми говорили, звонки телефонные делали, мы пытались понять, кто они. Извините, я радиослушателям не сказал, Иван Викторович Макушок, пресс-секретарь госсекретаря союзного государства Россия и Белоруссия, ради Бога извините. Так вот мы никак не можем понять, мы и в Белоруссию звонили, и белорусским правозащитникам звонили, они тоже в растерянности, они не понимают, как сформулировать, кто они эти, потому что совершенно непонятно, кому это выгодно.

И. МОКУШОК: Выгодно расшатать ситуацию кому, а выгодно тому, кто расшатывает ситуацию во всём мире сейчас. Был нанесён очень большой удар по экономике, вы знаете, что сложная ситуация с рублём, это не секрет. И в тот момент, когда все силы направлены на стабилизацию экономической нестабильности, когда думают о рубле, пошли разговоры о введении российского рубля. Нельзя сказать, что забыли о безопасности, дело в том, что в Белоруссии настолько хорошо работают спецслужбы, не только спецслужбы, но и милиция, не как у нас, люди жили спокойно, и, во всяком случае, за свою жизнь и за жизнь своих детей никогда не волновались. Это можно было отнести к большим достижениям Александра Григорьевича. Сейчас кому-то очень выгодно показать, что не всё в порядке с безопасностью простых жителей Белоруссии, простых минчан.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Затребовала ли Белоруссия какую-то помощь? Я знаю, что Россия сказала: «Мы поможем», и это логично и понятно.

И. МОКУШОК: Да, готова Россия уже оказывать помощь, и, по-моему, специалисты из Англии едут, с европейского союза расследовать это злодеяние. И мы очень надеемся, что в ближайшее время заказчики будут раскрыты. Если это не какой-то одиночка сумасшедший, что тоже может быть.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но вроде уже были сообщения, что несколько подозреваемых, сейчас это всё прорабатывается, это не один человек.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У меня к вам последний вопрос такой. Мы знаем, что у России непростые взаимоотношения с Грузией, и уже причём не в Белоруссии, а в России, стали сливать информацию, что это месть Грузии Белоруссии за то, что Белоруссия ввела визы с Грузией. Насколько вам кажется, вероятна версия, я тут свою точку зрения скрывать не могу. Потому, что я считаю, что российская пропаганда ведёт себя абсолютно по сволочному в отношении второго, довольно близкого нам государства. Насколько вам такая версия кажется невероятной, и как вы оцениваете, что сливается такая версия, в то время, как нет никакого указания на то, что это какие-то злодейские действия Саакашвили?

И. МОКУШОК: Подобные события всегда рождают массу кривотолков, и массу мнений, ясно, что истина может быть совершенно неожиданной. Но посеять эту нервозность в отношениях и с Грузией, и с Россией, конечно, было просто одной из самых главных задач тех, кто этот террористический акт изготовил.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И последнее, помните, мы с вами разговаривали о Халип, уж не знаю, вы ли помогли.

И. МОКУШОК: Мы помогали.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Всё, снято. Иван Викторович, в прямом эфире «Эхо Москвы» я вам благодарен, потому что вы помните, у нас был разговор не политический, а гуманитарный.

И. МОКУШОК: Мы по-человечески разговаривали.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я понимаю, просьба номер два. Я понимаю, что сейчас не до этого, но вы один из тех людей, кто имеет влияние, чего там говорить. Халип сидит дома под домашним арестом. Я хочу вам честно сказать, вы меня хорошо знаете, и вряд ли вы можете себе представить, что какой-то американский (невнятно) платит мне деньги, давайте без дураков говорить.

И. МОКУШОК: Я знаю, вы бережёте своё честное имя.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, у меня к вам просьба, если у вас будет какая-то возможность, между нами, чтобы нас никто не слышал, если будет у вас какая-то просьба, когда схлынет это сумасшествие с этим взрывом, может быть, вы сможете посодействовать, чтобы Халип выпускали из дома почему. Потому, что она может сидеть дома, женщина, мать ребёнка, она может сидеть дома бесконечно, это просто невозможно, потому что следствие в силу тех или иных политических интересов может длиться пять лет. И вот пять лет будет сидеть человек дома, просто она всё равно никуда не уедет, я понимаю это, и какое будет принято юридическое решение по поводу неё, это уже другой вопрос, но в общем, вы меня поняли.

И. МОКУШОК: Я вас понял, но в отличии от вас, Халип Белоруссии известна, как раз средства с запада получает.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ещё раз, мне наплевать, кто получает какие средства, женщина сидит дома, ещё раз, я говорю только про гуманитарный аспект, я надеюсь, вы меня поняли.

И. МОКУШОК: Я понимаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я не прошу вас делать какие-то чрезмерные вещи, но если вы решите такой гуманитарный вопрос, и посодействовать для вас будет несложно, вот лично я буду вам очень благодарен.

И. МОКУШОК: Спасибо, я с удовольствием помогу.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо вам большое.

И. МОКУШОК: Дай Бог, чтобы у нас получилось.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Иван Викторович Мокушок, пресс-секретарь госсекретаря союзных государств Россия и Белоруссия.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Эхо Москвы»
Распечатать страницу