Аппарат Илизарова для еврозоны

02.06.11
Эксклюзив

Аппарат Илизарова для еврозоны

Эксперты МГИМО: *Буторина Ольга Витальевна, д.экон.н.

Еврозона хромает, говорит эксперт МГИМО, заведующая кафедрой европейской интеграции Ольга Буторина. В последние полтора года руководящие органы ЕС бросили все силы на то, чтобы сконструировать для еврозоны аппарат Илизарова. Принимаемые меры (и их социальные последствия) тяжелы и неприятны. Но выход из зоны евро приведет к еще более тяжелым экономическим последствиям. Подробнее — в эксклюзивном комментарии Ольги Буториной «Экспертам МГИМО».

20 мая Исполнительный комитет Международного валютного фонда (МВФ) одобрил выделение трехлетнего кредита в размере 23,7 млрд. СДР (около 26 млрд. долл.) Португалии для стабилизации экономической ситуации и оздоровления государственных финансов. Заем является частью согласованного с Евросоюзом пакета помощи общим объемом в 78 миллиардов евро. Уже в 2011 году Лиссабон получит 12,6 млрд. евро от МВФ и 25,2 млрд. евро от партнеров по Евросоюзу.

Португалия стала третьей — после Греции и Ирландии — страной еврозоны, вынужденной прибегнуть к внешней помощи. Это спровоцировало очередное понижение курса евро, правда, далеко не такое сильное, как в первой половине прошлого года. А недавно в прессе появилось сообщение, что в правительстве Греции имеется план выхода из зоны евро.

Происходящее ставит три взаимосвязанных вопроса. В чем причина долговременных проблем в еврозоне? Можно ли ее устранить? Не пора ли слабым странам вернуться к национальным валютам?

Нынешняя хромота еврозоны — дефект врожденный, она была лишь спровоцирована мировым экономическим кризисом. С самого начала две опоры (в ЕС их называют «pillars») Экономического и валютного союза (ЭВС) отличались по силе и масштабу. Общая экономическая политика проводилась в меньших объемах и слабее, чем единая денежно-кредитная политика. При относительно благоприятной конъюнктуре дефект не слишком мешал повседневной жизни еврозоны. Теперь же стало ясно, что длительное и болезненное лечение неизбежно. Экономическую «ногу» ЭВС нужно дотягивать до денежно-кредитной, за которую отвечает Европейский центральный банк.

В последние полтора года руководящие органы ЕС бросили все силы на то, чтобы сконструировать аппарат Илизарова[1] для еврозоны. Он состоит из нескольких частей.

Первая — проведение «Европейского семестра», который позволяет Комиссии и Совету ЕС участвовать в формировании бюджетов и экономических программ стран ЕС на стадии разработки и до утверждения национальными парламентами.

Вторая — новое законодательство Евросоюза, которое ужесточает правила бюджетной политики и выравнивает макроэкономические дисбалансы. Ужесточается надзор за выполнением Пакта стабильности и роста. Санкции по нему становятся почти автоматическими: решение Комиссии вступает в силу, если только Совет не отклонит его квалифицированным большинством голосов.

Третья — «Евро плюс пакт» (Euro Plus Pact). По решению мартовского саммита Евросоюза, участниками этого «Пакта» стали все страны еврозоны, а также присоединившиеся на добровольной основе Болгария, Дания, Латвия, Литва, Польша и Румыния. Цель «Пакта» — укрепить экономическую часть ЭВС, повысить степень конвергенции национальных хозяйств. Участники «Пакта» обязуются в 12-месячный срок внедрить комплекс мер, соответствующих принципам и количественным показателям, разработанным Европейской комиссией.

Четвертая — создание Европейского стабилизационного механизма (ЕСМ). Для этого на мартовской сессии Европейского совета были одобрены изменения в ст. 136 Договора о функционировании ЕС (Лиссабонский договор). Благодаря им Евросоюз сможет создать фонд, который бы гарантировал «стабильность зоны евро в целом». Средства фонда будут выделяться «на началах строгой обусловленности», то есть при широком вмешательстве органов ЕС в национальную макроэкономическую политику. С июня 2013 г. ЕСМ возьмет на себя роль, которую ныне играют Европейский инструмент финансовой стабилизации и Европейский механизм финансовой стабилизации. Общий объем его средств составит 500 млрд. евро.

Принятые меры тяжелы и неприятны в реализации. Как и их социальные последствия. Но распад зоны евро — еще хуже. Резать ногу за то, что она короче другой — не слишком мудро.

Для отдельных стран выход из зоны евро обернулся бы экономической катастрофой. В техническом плане возврат к национальной валюте почти невозможен. Покидающая валютный союз страна сама должна будет напечатать банкноты и монеты. По всей стране предстоит обновить парк банкоматов, аппаратов проверки подлинности банкнот, а также автоматов по продаже билетов на общественный транспорт, газет, напитков и снэков. Придется выработать и ввести в действие соответствующую законодательную базу. Кстати, введение евро решалось на референдуме по ратификации Маастрихтского договора. Что, если какая-то из политических сил потребует референдума о возврате к национальной валюте?

Национальным денежным властям нужно будет снова взять на себя функции, которые 12 лет назад перешли к ЕЦБ. То есть разработать принципы и механизмы денежно-кредитной политики и набрать людей в соответствующие подразделения. А так как в стране этого никто давно не делал, то заполнять вакансии придется отозванными из ЕЦБ сотрудниками — хороша замена. Вспомним, что переход к единой валюте проводился за счет интеллектуального ресурса всего ЕС: его обдумывали и воплощали в жизнь самые светлые умы и лучшие профессионалы. Дорогу назад предстоит пройти в полном одиночестве. Местные экономисты, которые уже довели страну до дефолта, едва ли будут опорой обществу.

Любой, даже самый слабый сигнал о выходе из зоны евро привел бы к моментальному росту доходности новых выпусков государственных ценных бумаг. То есть их размещение стало бы еще дороже. При огромном долговом бремени слабых стран это нужно им меньше всего. Вновь введенные национальные валюты стали бы легкой добычей спекулянтов, фактически они обречены на девальвацию. Следовательно, правительства, бизнес и население должны будут отдавать взятые в евро долги в сильно обесценившихся драхмах, песетах, эскудо или эре.

Оказавшись вне Еврозоны, центральный банк страны-расстриги, наверняка, стал бы проводить менее осторожную, чем ЕЦБ, процентную политику. Пытаясь подстегнуть экономический рост, он снизил бы ключевую ставку и таким образом ослабил бы контроль над инфляцией. Как следствие страна имела бы все шансы попасть в полосу стагфляции, выбраться из которой не легче, чем из нынешнего долгового кризиса.

Общий итог: зона евро будет хромать еще долго. Но к ее распаду это не имеет отношения.

[1]Гавриил Абрамович Илизаров — прославленный советский врач-ортопед (1921 — 1992), разработал аппарат, позволяющий наращивать кости и удлинять конечности.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу