Россия и «страна в окружении спорных территорий»

09.09.11
Эксклюзив

Россия и «страна в окружении спорных территорий»

Эксперты МГИМО: Мунтян Михаил Алексеевич, д.ист.н., профессор

8 сентября 1951 года в Сан-Франциско завершилась конференция, на которой 49-ю из 52-х участвовавших государств был подписан мирный договор с Японией. СССР, Польша и Чехословакия отказались участвовать в его одобрении, посчитав саму конференцией сепаратной:

— на конференцию не были приглашены представители Китайской Народной Республики, Тайваня, обоих корейских государств, Северного Вьетнама, Монголии, отказались участвовать в конференции Индия и Бирма, то есть активные участники войны против Японии, серьезно пострадавшие от ее агрессии;

— текст договора был подготовлен США и Великобританией, его критика не допускалась, а поправки — отвергались;

— в результате Сан-Францисского мирного договора Япония в глазах своих соседей стала «страной в окружении спорных территорий». Токио оспаривает не только принадлежность Южных Курил России, но и архипелаг Токто (Токусима) в Восточном (Японском) море — у Южной Кореи. В свою очередь, японцы наотрез отказываются возвращать Китаю острова Сенкоку (Дяоюйдао) в Восточно-Китайском море, что они обязаны были сделать после Второй мировой войны. На эти острова заявляет свои претензии и Тайвань. Соседние народы считают, что по спорным территориям Токио руководствуется формулой: «что наше — то наше; что ваше — то тоже наше»;

— предложение СССР о внесении в мирный договор после его ратификации пункта о выводе из Японии всех иностранных войск был провален большинством голосов. Более того, в тот же день, то есть 8 сентября 1951 года, был подписан американо-японский договор о гарантии безопасности, регламентировавший дальнейшее пребывание военных баз США на территории Японии;

— один из пунктов мирного договора провозглашал «отказ Японии от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и на ту часть Сахалина и прилегающие к нему острова, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутскому мирному договору от 5 октября 1905 года». Он подтверждал решения Ялтинской и Потсдамской конференций «большой тройки», но в мирном договоре не указывалось, в пользу кого производилось такое отторжение. конференцией не было принято советской предложение перечислить в этом пункте названия всех отторгаемых Курильских островов. Это, как показали дальнейшие события, спровоцировало острую территориальную проблему в отношениях между Японией и Россией;

— на чем же были основаны территориальные претензии Японии к России и откуда взялись пресловутые «северные территории»? Все началось с того, что в конце апреля в 1952 г. конгресс США принял бессрочную резолюцию о необходимости пересмотра условий Сан-Францисского мирного договора и союзных документов по Японии. В той же резолюции правительству США было «рекомендовано считать незаконно отторгнутыми японскими территориями» не только все Курилы, но и Южный Сахалин. С этого времени США придерживались упомянутых рекомендаций — по крайней мере, в отношении Южных Курил. А с апреля 1953 года с подачи США четыре южно-курильские острова (Кунашир, Итуруп, Шикотан, Хабомаи) с примыкающей акваторией были официально включены японским правительством в состав провинции Хоккайдо в качестве «северных территорий».

В отечественной историографии, особенно постсоветской, вслед за Н. С. Хрущевым, отказ СССР от подписания Сан-Францисского мирного договора с Японией называют ошибкой или «большой ошибкой». Ясно, почему это делал Хрущев, ниспровергатель «культа личности» Сталина. Но из известных почти 8 тысяч мирных договоров в истории человечества можно заключить, что в них всегда решались вопросы, возникшие в связи с войной между ее участниками: о прекращении состояния войны, выводе оккупационных войск с территории побежденного государства, о территориях и границах, и т. д. Мирные договоры создавали, таким образом, правовую базу для развития отношений между ранее воевавшими государствами в послевоенное время. Решал ли эти все проблемы Сан-Францисский мирный договор для СССР в такой степени, чтобы это отвечало его интересам?

Ответ может быть только отрицательным. Должна ли была учитывать при этом Москва интересы Китая, Вьетнама, КНДР, Польши, Чехословакии, Монголии, также не подписавших этот документ, и союзничество с которыми укрепляло советскую сверхдержавность? В условиях «холодной войны» это было необходимо, также, как США было нужно, чтобы решения Сан-Францисской конференции укрепляли их блок в биполярном мире. После образования в 1949 году Китайской Народной Республики госсекретарь США Д. Ачесон в январе 1950 г. призвал «восстановить Японию как один из основных барьеров против коммунизма в Азии».

СССР урегулировал свои отношения с Японией в 1956 году, подписав Московскую декларацию, в которой были решены все основные вопросы послевоенного урегулирования. В ней, в частности, указывалось, что «состояние войны между СССР и Японией… прекращается со дня вступления в силу настоящей Декларации, и между ними восстанавливаются мир и добрососедские, дружественные отношения». В ходе переговоров о Декларации Япония добивалась возвращения ей 4-х островов Южно-курильской гряды. Эти попытки были отклонены советской стороной. В п. 9 Декларации было указано, что СССР, «идя навстречу пожеланиям Японии, учитывая интересы японского государства, соглашается на передачу Японии островов Хабомаи и острова Шикотан», то есть 2-х из 4-х, но их передача будет произведена после заключения мирного договора. Последующие переговоры о мирном договоре, как правило, сводились в основном к получению указанных 4-х островов, в обосновании чего приводились три основных довода:

— термин «Курильские острова», отторжение которых предусмотрено в Сан-Францисском договоре, не включает южные Курилы;

— южно-курильские острова были открыты, освоены Японией и исторически всегда принадлежали ей. Их отторжение у Японии противоречит Каирской декларации союзников 1943 г. в которой было указано, что Япония будет изгнана с территорий, которые «она захватила при помощи силы и в результате своей алчяности»;

— в Сан-Францисском договоре указано, что Япония отказывается от Курильских островов, но не сказано, кому они передаются. Права России на них не подтверждены международными договорами.

Все эти доводы, чаще в большей, чем в меньшей степени, противоречили документам и фактам:

1. Согласно «Британской энциклопедии» (1939, т. 13, с. 522), Курильские острова как географическое понятие обозначают цепь островов, простирающихся от Камчатки до Хоккайдо;

2. С 1768 г. жители южно-курильских островов — айны,- платили ясак Российской империи, которая «застолбила», установив знаки-кресты, Курильские острова. И только с конца XVIII в. здесь начали появляться и оседать на жительство японцы;

3. И. Сталиным, Ф. Рузвельтом и У.Черчиллем в ходе Ялтинской конференции 11 февраля 1945 года было подписано соглашение трех великих держав по вопросам Дальнего Востока. Союзники согласились с тем, что СССР вступает в войну с Японией в обмен на передачу Советскому Союзу южной половины о. Сахалина и Курильских островов. Это решение было повторено на Потсдамской конференции.

Но для Токио никакие доводы такого рода не имели и продолжают не иметь никакого значения. С момента подписания Сан-Францисского мирного договора в стране началась пропагандистская истерия, призванная убедить весь мир и заодно жителей Страны восходящего солнца, что четыре упомянутых острова представляют собой «исконно японские земли». Территориальные претензии практически ко всем соседям можно считать фундаментальным аспектом внешней политики Японии, от которой она не отказывается, как впрочем, и не преуспевает ни по одному из направлений. Возникает вопрос — если не преуспевает, то почему не отказывается? На кого и на что рассчитывает Япония в затяжной конфронтации со всеми соседями и, в данном случае, с Россией? Ответ на этот вопрос дала госсекретарь США Х. Клинтон 30 октября 2010 г. в Ханое на трехсторонней встрече Китая, Японии и США по территориальным проблемам. Она, в частности, заявила, что «США не имеют определенной позиции по территориальной принадлежности островов (Сенкаку), но они определенно подпадают под положения американо-японского договора о безопасности, а, значит, нуждаются в защите (читай: американской). На той же встрече Х. Клинтон предложила китайской делегации посредничество США в урегулировании проблемы, но это предложение было твердо отвергнуто китайской стороной с формулировкой как «исключительно неправильное». После такого ответа территориальные претензии Японии к Китаю притихли и были переадресованы к России, что было поддержано Вашингтоном.

Прошло уже 55 лет с тех пор, как СССР признал наличие территориального вопроса с Японией. Предложенное советской стороной так называемая «среднеарифметическая формула» его разрешения, когда два острова из 4-х отдавались Японии, а два оставались за СССР, не была принята Японией. Страна восходящего солнца оставалась на позиции «или все 4 острова, или ничего», в том числе и потому, что на этом настаивали США. С 60-х годов ХХ века Токио, основываясь на концепции «северных территорий», стал осуществлять постоянное информационно — психологическое давление на СССР и впоследствии на Россию, мобилизуя для этого все возможные средства государства и поощряя националистические настроения среди японцев. В 2005 году обе палаты японского парламента одобрили резолюцию, в которой требовали не только возвращения Шикотана, Хабомаи, Итурупа и Кунашира, но и других «северных районов по решению премьер-министра». Дело дошло до того, что в ноябре 2010 году премьер-министр Японии Наото Кан высказался против посещения Курильских островов российским президентом, назвав эту поездку Д. А. Медведева «непозволительной грубостью». Выступая в японском парламенте, премьер-министр Японии Таро Ассо заявил, что «продолжается незаконная оккупация Россией Южных Курильских островов».

Выходящие за пределы дипломатической этики и политической толерантности решения и заявления японских официальных лиц не остались без ответа с российской стороны. «Не можем не отметить некоторые предпринятые не так давно попытки японских партнеров поставить под сомнение суверенитет России над Курильскими островами, используя любые односторонние, лежащие за рамками правового поля, неприемлемые оценки в этой сфере», — заявил Д. А. Медведев. «Если применительно к Южным Курилам что-либо и является незаконным, то это упорные, не имеющие под собой никаких юридических оснований претензии Японии на упомянутые российские земли. Вынуждены обратить внимание японской стороны на недопустимость подобных высказываний», — заявил официальный представитель МИД России Андрей Нестеренко. В конце июня 2011 года МИД РФ в резкой форме отреагировал на поддержку США Японии в споре за Курилы: «Считаем неуместной ситуацию, когда так или иначе ставится под сомнение суверенитет России над Южными Курильскими островами».

В ситуации, когда и Россия, и Япония не хотят «поступиться принципами» в территориальном споре, трудно рассчитывать на прогресс в российско-японских отношениях. Государства, безусловно, обязаны охранять и сохранять свои границы, беречь свою территориальную целостность. Но это не единственная их обязанность. Они также обязаны обеспечивать мирное сосуществование с другими странами и, прежде всего, со своими соседями, создавать благоприятные условия для повышения жизненного уровня своих народов. Официальные позиции России и Японии по территориальной проблеме диаметрально противоположны, и создавшаяся «подвешенная» «ситуация — не в интересах будущего обеих стран. Бесконечное настаивание Российской Федерации на территориальном status quo и непоколебимое требование Японией «возврата» всех островов Южных Курил ведут к кризису в двусторонних отношениях, от которого, пусть и в разной мере, обязательно пострадают обе стороны. Единственный выход — отказ обеих сторон от прошлых стереотипов, крайних позиций и стремление к сближению в точке баланса их интересов.

Ставший на прошлой неделе премьер-министром Японии Есихико Нода в телефонном разговоре с президентом РФ Д. А. Медведевым уведомил, что «хочет поставить своей целью создание подлинно дружеских отношений между Россией и Японией», подчеркнув, что для этого «необходимо решить проблему спорных островов и заключить мирный договор». Российский президент, поздравив своего собеседника с назначением на высокий пост, обещал, что РФ и в дальнейшем будет оказывать помощь пострадавшим весной этого года от землетрясения, цунами и аварии на АЭС «Фукусима-I» районам Японии. Министр иностранных дел в правительстве Е. Нода Коитиро Гэмба в это же время заявляет, что «Россия не имеет юридических прав на Курильские острова». «Я не смогу принять то, что неприемлемо, и буду это четко говорить», — констатировал Гэмба, дав понять, что намерен придерживаться прежнего подхода официального Токио к территориальной проблеме.

Стоит ли драматизировать в этой связи ситуацию? Да нет, если помнить, что на земном шаре существует около сотни примеров, когда между государствами имеются разногласия о территориях (Фолькленды), границах (линия Макмагона между Китаем и Индией), о разграничении исключительных экономических зон и континентальных шельфов, но это не мешает развитию между ними нормальных отношений. Разные позиции Великобритании и Испании по поводу статуса Гибралтара существуют уже три столетия, но это не мешает им быть членами глубоко интегрированного Евросоюза. Что касается России и Японии, то им нужны мужество для разработки стратегии достижения взаимоприемлемого согласия и добрая воля для ее реализации. В отношениях с Японией Россия будет, по всей видимости, продолжать терпеливую работу по развитию двусторонних отношений, сотрудничества и партнерства, которые со временем выведут стороны на взаимоприемлемое решение проблемы территориального размежевания. Ибо России для устойчивого развития Япония нужна не меньше, чем Японии — Россия.

 
Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу