Транскаспийский газопровод может иметь последствия для прикаспийских стран

19.09.11

Транскаспийский газопровод может иметь последствия для прикаспийских стран

Эксперты МГИМО: *Панова Виктория Владимировна, к.ист.н., доцент

Нынешние резкие заявления европейских чиновников, в частности еврокомиссара по энергетике Эттингера, связаны с успехами России в продвижении проекта «Южный поток», сказала в интервью «Новости-Азербайджан» кандидат исторических наук, доцент кафедры международных отношений и внешней политики России МГИМО Виктория Панова.

Совет Евросоюза одобрил мандат на проведение переговоров ЕС с Азербайджаном и Туркменией о заключении юридически обязывающего договора о строительстве Транскаспийского газопровода.

МИД РФ во вторник выразил удивление решением Совета ЕС по проекту Транскаспийского газопровода (ТКГ) и считает, что это может осложнить ситуацию в регионе.

На это тут же среагировал Брюссель в лице еврокомиссара по энергетики Эттингера, посоветовавшего Москве «не мешать этому проекту, который является составной частью системы «Nabucco».

«ЕС традиционно поддерживает маршруты, идущие в обход России. Нынешние решительные заявления европейских чиновников не являются чем-то необычным. Новая волна высказываний поднялась по вполне понятным причинам.

Не случайно резкие предложения со стороны еврокомиссара по энергетике Гюнтера Эттингера Москве „не мешать“ прозвучали именно накануне подписания соглашения между „Газпромом“ (51%), немецкой Wintershall (15%), французской EdF(15%) и итальянской ENI (20%) о строительстве Южного потока.

Еврокомиссар по вопросам энергетики Гюнтер Оттингер квалифицировал этот шаг как попытку Москвы помешать развитию альтернативных газопроводов „Nabucco“ и ТКГ, хотя, по заявлениям официальных лиц, „Южный поток“ в первую очередь предназначен для российского газа, и не представляет конкуренции „Набукко“. В данном контексте вполне можно рассматривать данное заявление как попытку, правда, не вполне удачную, оказать давление на европейские компании», — заявила Панова.

Хотя, как она считает, то, что такие заявления исходят от Эттингера, может говорить о том, что ЕС сохраняет за собой возможность на смягчение позиции, т. к. этот еврокомиссар в принципе известен своими не вполне дипломатичными высказываниями по различным направлениям.

«Так, совсем недавно он высказал мнение, что Греции нужно отказаться от части суверенитета, пригласив для управления экономикой, вместо неэффективных национальных, европейских чиновников; а также предложил приспустить флаги всех стран-должников, на что Баррозу отреагировал в том плане, что это скорее „частное высказывание“, а не официально обсуждаемая позиция», — продолжила Панова.

По ее мнению, в случае со строительством Транскаспийского газопровода, Россия руководствуется тем, что реализация каких-либо проектов на Каспии — это прерогатива прикаспийских государств, а вмешательство третьих стран и институтов с прямым указанием суверенным государствам (в данном случае Азербайджану и Туркмении) о том, что им следует делать, можно рассматривать, как неуважение со стороны ЕС к ним, а также как попытку вбить клин между пятью прикаспийскими государствами.

«Более того, говорить о любом Транскаспийском проекте в условиях неурегулированности юридического статуса Каспийского моря (ведь в соглашениях о разграничении участков дна участвуют только три из пяти прикаспийских государств: Азербайджан, Казахстан и Россия), а также важности последствий проекта для всех стран региона, как минимум неправильно, с международно-правовой точки зрения.

Ситуация еще более осложняется ввиду близости региона к нестабильному ближневосточному пространству и протекающим там ныне процессам насильственной смены власти в результате революций. С учетом того, что в Центральной Азии подобные сценарии уже были опробованы ранее, с разной долей успешности, а также учитывая, что у ряда прикаспийских государств есть те или иные проблемы, способные спровоцировать дестабилизацию обстановки в регионе (нагорно-карабахская проблема в Азербайджане, иранская ядерная программа, вопросы прав человека и оппозиции во всех странах Каспия), возможность дестабилизации региона усиливается. В данном контексте, как для Азербайджана, так и Туркмении, особенно актуальной становится политика балансирования, т. к. явный отказ от сотрудничества с ЕС может спровоцировать желание ряда стран использовать вопрос о правах человека в похожем контексте — распространение революций через защиту гражданского населения и смену режима.

С другой стороны, в пользу переговоров с ЕС говорит и тот факт, что он позволит иметь дополнительный козырь во взаимоотношениях с Россией и демонстрировать независимую политику на международной арене», — подчеркнула Панова.

© Google.az

газопровод нефтепровод строительствоЭксперт считает, что обеспокоенность ЕС максимальной диверсификацией поставщиков и маршрутов энергоносителей вполне законна, так же, как не менее законны усилия России, Азербайджана и других стран-экспортеров по диверсификации покупателей и маршрутов транзита.

«Поэтому не вполне понятно, почему с точки зрения Оттингера строительство „Южного потока“ — это свидетельство использования Россией „энергетического давления“. Пока действия Еврокомиссии можно квалифицировать лишь как не вполне удачную попытку балансирования на грани существующих противоречий при ослаблении общей глобальной роли ЕС.

В принципе, нервная реакция ряда официальных лиц на успех России в „Южном потоке“ на фоне углубляющегося кризиса еврозоны вполне закономерна. Ведь для обеспечения наиболее комфортных условий для выхода из кризиса Европе будет необходимо иметь возможность не просто стабильного обеспечения себя энергоносителями, но энергоносителями по наиболее низким ценам. Отсюда необходимость обеспечить максимальное количество конкурирующих между собой поставщиков и возможность добиваться снижения цен», — сказал собеседник агентства.

Также политолог уверена, что истерика ряда европейских чиновников по поводу сверхзависимости от России не является новым явлением.

«Политическая эксплуатация западными странами „неблагонадежности“ российского поставщика является одним из инструментов давления на Россию, в том числе с точки зрения приобретения влияния на стратегически важные отрасли экономики страны. При этом почему-то подобной реакции более высокая зависимость Западной Европы от поставок из Советского Союза не вызывала, даже несмотря на различия в идеологии и разгар „холодной войны“», — заявила Панова.

Что касается возможности противостояния России и ЕС на Каспии и новой газовой войне в данном регионе, то, по мнению российского эксперта, это представляется маловероятным.

«В первую очередь потому, что, несмотря на заявления чиновников и деятельность Брюсселя, никто не отменял интересы отдельных стран в рамках ЕС, а тем более интересы бизнеса этих стран. В частности, та же Германия, гражданином которой является Гюнтер Оттингер, заинтересована в тесном сотрудничестве с Россией. Именно поэтому германские компании участвуют в обоих крупных транзитных проектах Северного и Южного потоков», — отметила Панова.

По ее мнению, Азербайджан, со своей стороны, старается проводить сбалансированную и независимую политику взаимодействия со всеми сторонами.

«Нельзя ожидать, что отрицательная реакция Москвы будет способна привести к отказу от переговоров с европейцами. Тем не менее, Россия представляет для Азербайджана значительный экономический и политический интерес, для обоих государств характерны тесные связи не только на культурно-психологическом уровне, но и, что еще более важно, на уровне бизнес взаимодействия.

Каспийское мореПоэтому Азербайджан будет объективно стремиться к возможности сохранения партнерских отношений с Россией при сохранении независимости своего внешнеполитического курса. Также, объективно, Азербайджан, как страна, доходы которой на 90% зависят от экспорта энергоресурсов, заинтересован в максимально выгодном ценообразовании на углеводороды. В этом плане, ЕС, как и Китай, действительно являются основными покупателями, и экономическое благосостояние Азербайджана напрямую зависит от возможности нормальных поставок по этим направлениям.

Тем не менее, интерес Азербайджана в поддержании максимально выгодных цен на углеводороды входит в противоречие с обратными интересами игры на противоречиях между поставщиками покупателей из Европы», — резюмировала Панова.
Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Нефть России»
Распечатать страницу