Куда плывет китайский «айсберг»?

06.10.11

Куда плывет китайский «айсберг»?

Эксперты МГИМО: Лузянин Сергей Геннадьевич, д.ист.н., профессор

Китай начал создавать проект, цель которого — презентация будущей сверхдержавы

Мировой интерес к традиционной китайской культуре напрямую связан с «глубиной» исторического времени китайской цивилизации. Возраст ее — 5 тыс. лет, из которых 2,5 тыс. документально описаны. Ее архитектурные и археологические памятники давно превратились в коммерческие бренды, являющиеся обязательными вехами на многочисленных маршрутах мирового туризма: Великая Китайская стена, храмы Конфуция, терракотовые воины императора Цинь Шихуанди, монастырь Шаолинь.

По сути, Китай представляет собой огромный культурно-исторический «айсберг», аналогов которому нет в мировой истории. Этот «айсберг» при желании может дрейфовать в ту или иную сторону и даже столкнуться с американским «культурным Титаником». Пока нет ощущения приближающейся катастрофы — лобового столкновения двух мегагосударств, несмотря на наличие массы взаимных обид и претензий (курс юаня, Тайвань, Тибет, права человека в КНР). Но китайский «айсберг» существует. При этом он растет, и его движение ускоряется — за счет новых амбиций, желаний и геополитических надежд. Культура и политика, как известно, связаны неразрывно.

Мы не можем предугадать точный маршрут движения китайской махины, но очевидно другое: Китай начал создавать большой культурный проект, цель которого — презентация миру и самим китайцам нового Китая — будущей сверхдержавы с иным, более привлекательным (по сравнению с США) обликом и гармоничным содержанием.

Контуры проекта пока не до конца ясны и понятны. Но есть первые «наброски». Успешно развивается сеть институтов Конфуция — международных культурно-образовательных центров, занимающихся распространением китайского языка и китайской культуры. Сеть эта раскинулась на страны Европы, Северной и Латинской Америки, Африки и государства СНГ, включая Россию. Достаточно успешно поработали на новый проект пекинская Олимпиада и всемирная выставка ЭКСПО в Шанхае.

Важным средством реализации проекта остается кино. В КНР создаются тысячи кинофильмов и сериалов на историческую и современную тематику. На больших и малых экранах мудрые наставники, добродетельные правители и бесстрашные воины изо дня в день побеждают зло, неустанно делая добро. На наших глазах создается аналог американскому Голливуду, но по китайским канонам и на основе китайских ценностей.

Есть и проблемы в формировании проекта. Одна из них — как органично вписать в него элементы западной поп-культуры и реалии глобализации? Ведь в КНР так же, как и везде, сформировалось свое «поколение пепси». Там имеется самый большой в мире класс интернет-пользователей (около 500 млн человек) со своим языком и культурой, а также много очень богатых людей, не сильно отягощенных идеологическими ценностями Компартии.

Как разновидность политической культуры в Китае появилось диссидентство. Это чисто западная вещь, которой Китай раньше не знал. Антиправительственная энергетика традиционно концентрировалась в различных сектах, тайных обществах и религиозно-мистических движениях. В сфере же культуры оппозиционность демонстрировалась с помощью неких символов и специфики китайского языка, когда разные явления, например «гармония» и «речные раки», на слух созвучны. Западному человеку подобные хитрости покажутся странными и непонятными, но сами китайцы (и простые, и не простые) все прекрасно понимают. Появилась даже форма скрытого политического протеста через некую символику и «безобидные слова», например деятельность современного художника Ай Вэйвэя.

В сфере культуры принцип соблюдения гармонии для китайцев особенно важен. Любой китаец (на уровне рефлексов или подсознания) всегда чувствует второй смысл и многослойность произведения независимо от жанра. Если же этого нет, значит, это не искусство, а дешевая поделка для продажи лохам-иностранцам. Иносказание, двусмысленность — часть традиционной культуры живописи, каллиграфии, литературы, театра.

Парадоксально, но все перечисленные сложности китайские «режиссеры» скорее всего сумеют так или иначе адаптировать к культурному проекту. Специфика китайской цивилизации — переваривать и сочетать несоединимое: черное и белое, горькое и сладкое, социализм и капитализм. Китайцы на основе полутонов и противоречий могут достичь определенной гармонии и в культуре, и в политике.

Однако для западного человека все это выглядит искусственным и непонятным. Тем более что для китайцев победа добра над злом — это не конечная цель, а скорее постоянный путь самосовершенствования по бесконечному маршруту Великого Дао.

Воспримет ли Запад положительно китайский «культурный проект» — открытый вопрос. Сейчас большинство европейцев скажут, что это скрытая экспансия. Хотя на фоне агрессивных и напористых действий представителей исламской цивилизации оценки культурных инициатив китайцев могут диаметрально измениться. Возможно, что китайская культура может стать даже неким противовесом исламскому цивилизационному «прессу».

 

 

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Московские новости»
Распечатать страницу