США и Китай на пороге торговой войны?

12.10.11

США и Китай на пороге торговой войны?

Эксперты МГИМО: Лукин Александр Владимирович, д.ист.н., PhD

О. ЖУРАВЛЕВА: В Москве 16–35. «Дневной разворот» опять развернулся. Ольга Журавлева и Алексей Осин теперь пристально смотрят на сенат США. Этот самый сенат одобрил противоречивый законопроект, как сообщают некоторые агентства, направленный на то, чтобы заставить Китай повысить стоимость юаня и тем самым сохранить рабочие места в Америке. Теперь документ попадет на обсуждение в Палату представителей. Как сообщает Reuters, закон позволит правительству США облагать пошлинами товары из стран, которые субсидируют свой экспорт с помощью сдерживания курса национальной валюты. В общем, всё понятно, но ничего не понятно. Поэтому мы хотим узнать. У нас на связи Александр Владимирович Лукин — директор Центра исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО. Александр Владимирович, вы нас слышите?

А. ЛУКИН: Да, слышу. Здравствуйте.

О. ЖУРАВЛЕВА: Здравствуйте. Не могли бы вы высказать свое видение этой ситуации? Что конкретно хочет сделать Америка против Китая эти законопроектом?

А. ЛУКИН: Тут ничего непонятного нет. Эта история давно длится. Китай продает огромное количество товаров в США своего производства по довольно низкой цене. Огромный, примерно 200 млрд. в год дефицит торгового баланса между двумя странами, т. е. в пользу Китая. Естественно, США это не нравится, поскольку у них считается, что некоторые производства уничтожаются, они теряют рабочие места и так далее. Кроме того, у них дефицит торгового баланса.

А. ОСИН: А каким образом Китай занижает курс национальной валюты? Интервенциями на бирже или как?

А. ЛУКИН: Нет. Китай не обвиняют в том, что они делают это, что существует какой-то специальный механизм. Просто говорят о том, что, поскольку в Китае не соблюдается трудовое законодательство, или его вообще нет такого, как в США, поэтому китайские товары дешевле. В Китае слишком низкая зарплата.

А. ОСИН: Получается анахронизм. Многие западные компании переносят производство в страны Юго-Восточной Азии, в том числе в Китай. Зачем же тогда они переносят, разрушая собственную экономику?

А. ЛУКИН: Так они туда и переносят, потому что там маленькая зарплата.

А. ОСИН: Может, тогда лучше не разрешать переносить, а потом не наказывать Китай.

А. ЛУКИН: А как не переносить? Вы же не можете запретить, это же свободная страна.

А. ОСИН: А запретить китайские товары путем завышения пошлин или ввода пошлин?

А. ЛУКИН: Тут есть вопрос, проблема. Запретить китайские товары тоже нельзя, потому что эта история — это полная ерунда. Потому что, с одной стороны, Китай — член ВТО. Поднять просто так тарифы нельзя. Китай уже несколько раз подавал на США в суд и выигрывал. Китай со своей стороны говорит, что мы просто лучше работаем и за меньшие деньги, поэтому у нас такая ситуация. Но на самом деле обе страны находятся в ситуации взаимной зависимости. И вот эти лозунги и крики, они на самом деле вряд ли приведут к серьезным действиям. Потому что, с одной стороны, Китай закупил огромное количество американских государственных облигаций. Т. е. фактически Америка живет за счет Китая.

О. ЖУРАВЛЕВА: Т. е. если она будет подрывать экономику Китая в свою пользу, она всё равно проиграет.

А. ЛУКИН: Если она будет подрывать экономику Китая, то в Китае начнется кризис, но тогда в Америке тоже начнется кризис. С другой стороны, Китай, если он будет сбрасывать эти облигации, тогда он стимулирует кризис в Америке. Но тогда в Китае тоже начнется кризис. Потому что там упадет спрос, как это было во время последнего кризиса. В Китае начнется безработица, потому что им некуда будет свои товары продавать. Поэтому, несмотря на взаимные обвинения, этим странам объективно все равно необходимо договариваться. И это они и делают. На самом деле Китай постепенно поднимает курс юаня. Буквально вчера-позавчера курс достиг исторической цифры 6,35 юаня к доллару. А еще несколько лет назад он был около 8. Т. е. курс юаня повышается. Но просто он повышается не так быстро, как хотелось бы США. Но Китай не может повышать его слишком быстро. Потому что в Китае проблема безработицы большая, инфляция сейчас впервые там 6%. Поэтому если он уступит США и начнет повышать его слишком быстро, тогда там возникнет кризис, и этот кризис перекинется, кстати, и на США.

О. ЖУРАВЛЕВА: А в США это же прекрасно понимают, наверняка есть специально обученные люди, которые это видят.

А. ЛУКИН: Понимают. Но, с другой стороны, это свободная страна, там есть политическая борьба. Постоянно оппозиция говорит: вот у нас такая плохая ситуация из-за Китая. И начинают ругать администрацию, независимо от того, какая это партия, что у них недостаточно жесткая позиция. Любая же администрация, которая находится у власти, она понимает, что у нее вариантов действий не так уж много. Это просто политический вопрос, который стимулируется оппозицией.

А. ОСИН: Получается, это просто демонстрация мускулов, в итоге ничего так и не будет принято?

А. ЛУКИН: Скорее всего ничего не будет. А если и будет принято, то ведь этот законопроект, он разрешает вводить пошлины. Но это не значит, что эти пошлины будут введены. А если они будут введены, Китай может подать в суд и может даже выиграть как член ВТО. Уже такое было. И их снова отменят, или даже заплатят штраф.

О. ЖУРАВЛЕВА: Вы видите в этом всего-навсего некую политическую игру без больших последствий, на самом деле никакой торговой войны между этими странами быть не может, потому что они зависят друг от друга слишком сильно.

А. ЛУКИН: Во-первых, да. Во-вторых, в США действительно есть проблемы. Но проблемы эти не в Китае, а в том, что США живут не по средствам: они тратят больше, чем производят. Это проблема. Но США не хотят или не могут решать это за свой собственный счет, они хотят решить это как-нибудь за счет других. Это тоже понятно. Проблема такая существует.

О. ЖУРАВЛЕВА: Нам слушатель Владимир пишет через Twitter: «Один из факторов экономического кризиса — это искусственно заниженный курс юаня. Это не только претензии США, это мировые претензии» Это действительно так?

А. ЛУКИН: Да. Но такая же ситуация и в других странах, например, в Европе. Но это позиция Европы и США. Т. е. они считают, что не они живут не по средствам, а Китай занижает курс юаня. Что значит заниженный курс? Трудно понять, какой курс нормален, т. е. какой курс отвечает рынку. Наверное, с их точки зрения, он будет не заниженный, если в Китае действительно будут соблюдаться всё такое же законодательство о труде, как в этих странах. Но этого добиться довольно трудно. Потому что в Китае, действительно, люди работают по 14 часов в день.

А. ОСИН: У нас тоже зарплата меньше, чем в Америке.

О. ЖУРАВЛЕВА: У нас производительность труда несколько пониже, и все-таки условия трудно несколько иные.

А. ЛУКИН: В России ничего не производится из того, что можно было бы продавать в США. Здесь речь идет об экспорте товаров, который убивает производство в США — текстильное производство, любое другое.

О. ЖУРАВЛЕВА: Даже американские флаги делаются в Китае, это понятно.

А. ЛУКИН: В России может вытеснить только нефтяную промышленность США, но это не такой острый вопрос.

О. ЖУРАВЛЕВА: Спасибо большое. Это комментарий от Александра Лукина, директора Центра исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО, по поводу заявлений с американской, да и с китайской стороны касательно курса юаня.

*******

О. ЖУРАВЛЕВА: Сейчас у нас на связи Сергей Дубинин — бывший председатель Центробанка РФ, член оргкомитета движения «Центр содействия сближению России и США». Сергей Константинович, вы нас слышите?

С. ДУБИНИН: Да, здравствуйте.

А. ОСИН: Здравствуйте.

О. ЖУРАВЛЕВА: Ольга Журавлева и Алексей Осин вас приветствуют. Оцените со своей точки зрения эти попытки США пригрозить Китаю, что если Китай не повысит стоимость юаня, то будет им плохо, будут пошлины повышены. Как вы считаете, это к чему-то может привести в реальности? К принятию закона, к введению пошлин, к принципиальному изменению ситуации на рынке? Или это все-таки просто угроза?

С. ДУБИНИН: Это угроза, для того чтобы занять более сильную позицию на переговорах. Безусловно, США заинтересованы в повышении курса, и это ослабит давление на американского потребителя, на платежный баланс. Т. е. китайское промышленности будет сложнее продавать свое изделие в США, да и в Европе. Кстати, и в России, если курс будет меняться. Но сегодня курс юаня определяется административно, и поэтому это давление на китайское правительство на рынке могло бы быть разрешено просто в силу потоков рыночных, где бы курс определялся спросом и предложением. Но этого не происходит. Китай, как страна с административно жесткой системой, не хочет переходить к этому рыночному валютному курсу своей валюты.

А. ОСИН: А так могли бы сказать — отпустите юань, и всё само собой установится. Или это вообще невозможная ситуация?

С. ДУБИНИН: В принципе, именно такова позиция большинства и экономистов, и западных правительств. Надо переходить к свободно конвертируемой валюте, и рынок всё отрегулирует при условии вмешательства Центрального банка и сглаживания волатильности, т. е. повышения и понижения резко. Но для Китая это сейчас выгодная позиция, они этого делать явно не стараются. Но на всё это накладывается, безусловно, внутренняя политическая борьба в США. И те, кто сейчас критикуют особенно громко политику администрации, прежде всего, это предвыборные лозунги оппозиции США, т. е. Республиканской партии против Демократической партии и против президента Обамы. Насколько я знаю, вносили эти законы, угрожающие торговой войной, именно республиканские конгрессмены. Таким образом они считают, что сразу двух зайцев могут поймать, убить, себя отрекламировать как патриотов американской экономики и промышленности и одновременно каким-то образом понизить возможность президента Обамы и какое-то давление на Китай осуществить.

А. ОСИН: А не слишком ли самоуверенно со стороны Западной Европы и США (у Западной Европы понятно, какие проблемы: дефолт грозит Греции, в США государственный долг просто зашкаливает уже по отношению к валовому национальному продукту) — давать советы Китаю, который, может быть, и не живет по рыночным законам, но как раз в Китае-то экономика растет, в отличие от США и Европы.

С. ДУБИНИН: В этом смысле вы правы. Но ведь политическая и экономическая жизнь не регулируются понятиями кто имеет право давать советы, кто не имеет права давать советы. Все будут действовать для своей целесообразности. Опасный здесь прецедент в том, что если начнется какая-то война таможенных пошлин, то она может быть распространена на очень широкий круг взаимоотношений. И то, что это становится актуальной проблемой, несмотря на усилия ВТО, которые уже несколько десятилетий направлены на исключение подобных ситуаций, вообще инструментарий этих взаимоотношений между странами, это как раз то, против чего выступали на протяжении последних кризисных лет в «двадцатке». Как раз угроза торговых войн, таможенных войн — это, действительно, очень страшные угроза, потому что она может быть распространена на огромный круг товаров и услуг, в том числе и финансовых, и тогда произойдет что-то подобное Великой депрессии 30-х годов, когда мир распался на торговые блоки и нормального развития не было на протяжении нескольких десятилетий, исключая, правда, военные годы. Только после войны это удалось разгрести, только после 40-х годов.

О. ЖУРАВЛЕВА: И как раз благодаря войне тоже. Потому что начался рост определенных видов промышленности. Правильно?

С. ДУБИНИН: Это сильно сказано. Во время войны, может быть, в США начался рост, а в остальных странах всё было разбомблено. Я надеюсь, что до войны дело не дойдет, и даже до торговой войны нельзя допускать. Поэтому безответственность этой позиции политиканов, которые прибегают к подобным угрозам, она немножко пугает. Это не первый раз ведь Республиканская партия заняла сейчас какие-то экстремальные позиции. Они пугали весь мир дефолтом США по своему внутреннему долгу. Он же и внешний одновременно, поскольку доллар — это резервная валюта. И как-то они на грани фола, что называется, играют на политической арене. Для американского истеблишмента это было нетипично. А вот сейчас это выглядит очередной экстремистской выходкой.

А. ОСИН: При любом ли развитии событий экономика России пострадает? Или есть какие-то варианты, что они между собой воюют в торговом плане, а мы от этого как-то выиграем?

С. ДУБИНИН: Я не вижу таких вариантов. Потому что могут применить ведь закрытие рынков и к России тоже. Вот проблема дискуссий по газу. Пока мы занимаем позицию исключительного поставщика, нам кажется, что мы занимаем какую-то очень сильную позицию. Но ведь газ, уже сжиженный, может привозиться достаточно издалека и из других источников. Из тех же США в Европу через некоторое время эти поставки будут осуществляться. Скажем, в Японию газ завозится именно сжиженный и из азиатских стран. Если поставщиком газа станет Иран, мы опять можем потерять. Подвергать себя еще угрозе наложения всевозможных таможенных и не таможенных ограничений, а их великое множество изобрело человечество, и втягиваться во всё это, это мы окажемся заторможенными в этой ситуации. Потому что в 30-е годы, конечно, в Советском Союзе развивалась экономика быстрее, как бы изолированно. Но это же было ценой поставки огромного количества зерна, просто изъятого из сельского хозяйства.

О. ЖУРАВЛЕВА: И ценой уровня жизни.

С. ДУБИНИН: Ценой голодомора, колхозного как раз строя, который позволил изъять это зерно, вывезти и привезти технологии. Но это впечатляло, когда весь мир стагнирует и в депрессии, а Советский Союз растет. Но повторить это мы просто не в состоянии, даже если бы кому-то пришло в голову повторить эксперимент. К счастью, я считаю, что не в состоянии. Поэтому будем надеяться, что торговые войны минуют.

О. ЖУРАВЛЕВА: Спасибо большое. Это Сергей Дубинин — бывший председатель Центробанка РФ, член оргкомитета движения «Центр содействия по сближению России и США». На этом наш «Разворот» незаметно…

А. ОСИН: Истек.

О. ЖУРАВЛЕВА: И подошел к концу. Я всё время слушала наших комментаторов и думала: с одной стороны, как хорошо — дешевые товары для потребителя. Но когда в результате из-за этих дешевых товаров перестает развиваться экономика страны, потребителю в какой-то момент становится нехорошо. Тяжела жизнь потребителя, я тебе скажу, Алексей. Вот что я поняла из вышесказанного. Большое спасибо всем участникам сегодняшнего «Дневного разворота». Ольга Журавлева, Алексей Осин его провели для вас.

А. ОСИН: Счастливо.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: «Эхо Москвы»
Распечатать страницу