Новый курс президента Драги

12.12.11

Новый курс президента Драги

Эксперты МГИМО: Буторина Ольга Витальевна, д.экон.н.

Месяц назад в Европейском центральном банке (ЕЦБ) произошла смена власти: кресло президента перешло от француза Жана-Клода Трише к итальянцу Марио Драги. Перемены не заставили себя ждать. 8 декабря главный банк зоны евро объявил о революционных изменениях в его денежно-кредитной политике. Тактика количественного смягчения, за которую громко критиковали денежные власти США, добралась до другого берега Атлантики. Согласно опубликованному пресс-релизу, Совет управляющих ЕЦБ принял решение о дополнительных мерах расширения кредитования банковского сектора и предоставления ликвидности денежным рынкам. Среди них я выделю три.

Во-первых, с 20 декабря ЕЦБ начинает проведение беспрецедентной по продолжительности операции длительного рефинансирования (Longer-term refinancing operations) сроком на три года — 36 месяцев. Никогда ранее ЕЦБ ничего подобного не делал. С началом мирового экономического кризиса, а конкретно с 3 апреля 2008 г., он в дополнении к традиционным трехмесячным кредитам начал предоставлять полугодовые кредиты. Через некоторое время практика американских тендеров с множественной ставкой была отменена, и банковское сообщество получило доступ к займам по фиксированной ставке. Трижды в своей истории — 25 июня и 1 октября 2009 г., а также 27 октября 2011 г. — главный банк зоны евро провел операции длительного рефинансирования продолжительностью в один год (до 371 дня). Теперь ликвидность будет предоставлена с 21 декабря 2011 г. до 29 января 2015 года сроком на 1134 дня. Вторая подобная операция начнется 28 февраля 2012 года.

Условия кредитов будут немыслимо благоприятными: тендер пройдет по фиксированной ставке с полным размещением. Другими словами, банки получат от ЕЦБ столько средств, сколько смогут взять под имеющееся у них залоговое обеспечение, притом что требования к нему будут еще раз и значительно смягчены. Проценты по кредиту будут уплачиваться в момент его погашения. Еще одно важное положение — через год после начала действия кредитов банки получат возможность досрочного погашения любой выбранной ими части кредита. Для этого им потребуется всего-навсего предупредить за неделю национальный ЦБ. Те коммерческие банки, которые уже участвуют в кредитных операциях сроком на 12 месяцев, смогут переключить полученные средства на новую трехлетнюю программу рефинансирования.

Во-вторых, ЕЦБ понижает норму обязательного резервирования, которая на протяжении всех 13 лет существования единой валюты ни разу не менялась и составляла 2% от пассивов банков сроком до двух лет. Новый учетный период, начинающийся с 18 января 2012 года, принесет коммерческим банкам зоны евро значительное облегчение: теперь они должны будут держать на счетах национальных ЦБ только 1% среднесрочных пассивов.

Одновременно ЕЦБ принял решение о понижении основной ставки рефинансирования на 25 процентных пунктов. С 14 декабря 2011 г. она будет составлять 1% и таким образом вернется к своему историческому минимуму, до которого она опустилась в наиболее острой фазе кризиса ликвидности в зоне евро в мае 2009 года.

Каким образом следует трактовать произошедшие изменения? Сделаю четыре основных вывода.

Во-первых, принятые меры свидетельствуют о том, что возврата к докризисной философии денежно-кредитной политике ЕЦБ и докризисному набору ее инструментов (о чем на протяжении последнего года многократно заявляло прежнее руководство) не будет. Точка невозврата пройдена, тактика осторожных и точно выверенных шагов, свойственная первому десятилетию единой валюты, больше не вернется. Что ж, свое 13-летие евро встречает закономерным вхождением в период пубертата. Отныне ЕЦБ будет действовать более масштабно и решительно, а его амбиции будут только расти.

Во-вторых, принятые меры следует рассматривать в увязке с принятым на саммите 8-9 декабря решением о создании бюджетного союза. Данный союз накладывает жесткие ограничения на государственные расходы и фактически запрещает национальным правительствам иметь дефициты госбюджетов. Это означает, что и без того вялый экономический рост в странах ЕС может вообще остановиться. Чтобы этого не произошло, ЕЦБ готов максимально расширить кредитные возможности коммерческих банков, насытить денежные рынки ликвидностью и таким образом стимулировать инвестиционную активность.

В-третьих, ЕЦБ постепенно становится полноценным центральным банком и берет на себя все больше функций, свойственных национальным ЦБ. Окончательно уходит в прошлое стерильная ориентация ЕЦБ на выполнение его главной цели — поддержание ценовой стабильности в зоне евро. Хотя сама формулировка не меняется (и вряд ли будет измена в будущем), сегодня ЕЦБ всю свою мощь направляет на достижение другой цели — антициклического регулирования и поддержания экономического роста. Он также (и уже без всяких оправданий) берет на себя функции кредитора последней инстанции. ЕЦБ покупает и будет покупать государственные ценные бумаги задолжавших стран еврозоны, чтобы облегчить им бремя выплаты долгов и успокоить рынки. Недавняя публикация Зеленой книги ЕС об общих евробондах, названных стабилизационными, сигнал к тому, что данный процесс скоро станет еще более масштабным.

В-четвертых, начатая Марио Драги политика количественного смягчения означает, что Евросоюз сделал свой выбор относительно методов выхода из экономического и долгового кризиса. То, что казалось невозможным год или два назад, становится реальностью. Миновав полосу, грозившую дефляцией, ЕЦБ готов вновь понизить ставки даже в ущерб возможному росту цен. Другими словами, умеренный разгон инфляции считается меньшим злом, нежели длительный экономический застой и нагнетание социальной напряженности. Еврозоне и Евросоюзу нужны новые рабочие места, и за это ЕЦБ готов поступиться ценовой стабильностью. А раз так, то евро может постепенно терять покупательную силу. На фоне общего ослабления доллара эта тенденция будет не столь выраженной, хотя и заметной.

Есть основания думать, что ЕЦБ рассматривает сценарий постепенного снижения курса евро в определенной увязке со снижением курса доллара. Его смысл в том, чтобы переложить бремя адаптации к новым условиям мировой экономики на третьи страны. До введения евро слабые страны ЕС прибегали к девальвациям, чтобы восстановить конкурентоспособность национальных производителей, от чего, в первую очередь, страдали их европейские соседи. Теперь они не могут этого сделать, что, безусловно, хорошо для Германии и других сильных стран ЕС. При этом понижение курса единой валюты могло бы стать общим для зоны евро автоматическим стабилизатором экономики, позволяющим получить передышку в конкурентной борьбе с быстроразвивающимися странами.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Блог Ольги Буториной
Распечатать страницу