Россия и АТР: новые задачи российской дипломатии

12.12.11
Итоги года

Россия и АТР: новые задачи российской дипломатии

Эксперты МГИМО: Стрельцов Дмитрий Викторович, д.ист.н., профессор

«2011 год был своего рода переломным для российской внешней политики в Азиатско-тихоокеанском регионе», — считает заведующий кафедрой востоковедения Дмитрий Стрельцов. О том, какие новые задачи стоят перед российской дипломатией в связи с вступлением России в Восточноазиатский саммит и будущим председательством страны в АТЭС, — в итоговом экспертном комментарии Дмитрия Викторовича.

Связи России со всеми основными партнерами по региону развивались в 2011 году в позитивном русле, а на отдельных направлениях были достигнуты прорывные договоренности.

В уходящем году продолжалось развитие стратегического диалога с Китаем; в ходе октябрьского визита премьер-министра В.В. Путина был подписан ряд важных соглашений. В направлении «перезагрузки» шло развитие российско-японских отношений, существенно ухудшившихся в 2010 году. Здесь продолжал действовать «эффект симпатии», под которым подразумевается солидарность с японцами в связи с испытаниями, которые легли на их плечи после «тройной катастрофы» 11 марта. Существенный прогресс был достигнут и в отношениях России с государствами Корейского полуострова. Итоги августовского визита Ким Чен Ира в Улан-Удэ показали, что Россия может и должна играть активную роль в деле возобновления шестисторонних переговоров. Можно надеяться, что предложенный Москвой проект строительства транскорейского газопровода будет способствовать налаживанию экономического сотрудничества России с КНДР и РК в трехстороннем формате, а, следовательно, и стабилизации взрывоопасной обстановки на полуострове.

Однако становится ясно, что ставка только на теплые и доверительные отношения с ключевыми странами региона уже не отвечает реалиям сегодняшнего дня, если такие отношения не дополняются взвешенной дипломатией в отношении активно формирующихся в регионе экономических интеграционных объединений. Особую значимость это обстоятельство приобрело после вступления России в Восточноазиатский саммит осенью 2010 года. Новые задачи перед российской дипломатией встали и в контексте предстоящего российского председательства в АТЭС.

Россия традиционно строила отношения с восточноазиатскими партнерами на двусторонней основе, выступая поставщиком энергоресурсов, цветных металлов, рыбопродуктов и лесоматериалов, иногда вооружений. Главный интерес, который представляла Россия для стран Азии, — это возможность купить сырье подешевле, диверсифицировать географию поставок, обеспечить их большую стабильность и предсказуемость. Поскольку российские товары, как правило, не облагаются ввозной пошлиной, а российская территория так и не стала объектом крупных зарубежных инвестиций, России не приходилось всерьез заниматься решением вопросов тарифного, валютно-финансового, миграционного и иных видов регулирования, которые стоят в центре повестки дня в отношениях между странами с более глубоким типом интеграции.

Безусловно, Москва и раньше активно наращивала свое присутствие на различных многосторонних диалоговых площадках: прежде всего, АТЭС, ШОС, АРФ и т.д. Однако участие России либо сводилось к пассивному присутствию (low presence), либо проявлялось главным образом в сфере обеспечения безопасности, в то время как на ход решения экономических вопросов Россия, находясь в стороне от основных товарно-логистических потоков региона, повлиять была не в состоянии.

Теперь же, в связи с вступлением России в ВАС и предстоящим председательством в АТЭС, ей нужно будет учиться отдавать приоритет интересам региональной интеграции, которые не всегда совпадают с ее собственными. Например, России, вероятно, хотелось бы поставить в центр повестки дня саммита АТЭС проблемы энергобезопасности, под которой подразумевается в первую очередь стабильность и предсказуемость энергетических рынков стран-потребителей российской нефти и газа. Однако в АТР, очевидно, приоритетом будут пользоваться совершенно другие вопросы: «зеленое развитие», стимулирование рынков страховых и медицинских услуг, трудовая миграция, интеллектуальная собственность, защита прав инвесторов и т.д.

Опять же, стремление России активно продвигать в АТЭС концепцию трансконтинентального коридора и даже концепцию развития Севморпути совершенно необязательно встретит поддержку морских держав АТР, в которых сформировалась собственная развитая инфраструктура морских перевозок, которая ориентирована на южное направление. Нужно учитывать, что эти страны совсем не горят желанием сдавать свои позиции в пользу конкурентов, даже если расчеты будут показывать прямую выгоду от переориентации транспортных коммуникаций на Россию.

Вектор регионального развития в АТР направлен, в первую очередь, на постепенное формирование единого свода правил, некоего «кодекса поведения», от которого будет в конечном счете зависеть будущее процесса экономической интеграции. России придется набираться опыта существования в новом для себя геоэкономическом пространстве, где реальные договоренности могут достигаться не в ходе двусторонних переговоров, а в рамках гораздо более широких форматов, в которых согласование интересов происходит в соответствии с иной логикой.

Российская стратегия по наполнению повестки дня предстоящего саммита АТЭС должна быть сконцентрирована на тех проектах экономического сотрудничества, которые отвечают интересам как можно большего числа стран. Следует учитывать тот факт, что по отношению к проектам модернизации инфраструктуры на российском Дальнем Востоке партнеры России по АТР пойдут лишь на такие капиталовложения, которые будут прямым или косвенным образом стимулировать их собственные экономики. Поэтому наиболее перспективными будут инвестиционные проекты, которые отвечают потребностям экономической безопасности стран региона либо имеют для них существенный мультипликативный эффект.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу