Необходим диалог

13.12.11
Итоги года

Необходим диалог

Эксперты МГИМО: Лебедева Марина Михайловна, д.полит.н., к.психол.н., профессор

Заведующая кафедрой мировых политических процессов Марина Лебедева считает, что 2011 год позволяет говорить о формировании устойчивых тенденций в мировом развитии. О том, что это за тенденции и каким образом необходимо менять политическую систему мира, — в ее экспертном комментарии.

В отличие от журналистов, комментирующих текущие события, эксперты по вопросам мировой политики обычно рассуждают в долгосрочных категориях: они говорят и пишут о трендах, проблемах мирополитического развития, глобальном регулировании и т.п. 12 месяцев — слишком маленький отрезок времени, чтобы размышлять об устойчивых мировых тенденциях. И, тем не менее, 2011 год, как мне кажется, довольно четко демонстрирует проявление именно таких устойчивых тенденций.

«Арабская весна» продолжалась весь 2011 год. В июле мир с ужасом узнал о взрыве в центре Осло и расстреле молодых людей на острове Утойя. В августе мы стали свидетелями беспорядков в Великобритании, с сентября — акции «Захвати Уолл-стрит» в США. Затем последовали демонстрации в Греции, проблемы с Евросоюзом в целом... Заметим, что практически все страны, в которых наблюдались протесты, — не самые слабые с точки зрения экономического развития. Более того, ряд из них занимает ведущие позиции в мировой экономике.

«Неладно что-то в датском королевстве…» Эта знаменитая фраза У. Шекспира как нельзя лучше подходит для описания того, что происходит сейчас в мире. И дело не в том, что жизнь становится все более неспокойной, что слишком распространены вооруженные конфликты, террористические акты, политические и экономические кризисы, уличные манифестации. Конфликтов и опасностей у жителей средневековой Европы, античной Греции и Древнего Египта было, наверное, не меньше. Но сегодня мы столкнулись с тем, что, с одной стороны, есть вроде бы общее понимание того, что надо что-то делать в области мировой политики и международных отношений, чтобы обеспечить мирное и поступательное развитие человечества, а с другой стороны, предпринимаемые в этом направлении шаги не очень эффективны. В лучшем случае удается как-то сдерживать «старые» угрозы, но сразу же появляются новые.

Что же все-таки происходит с миром? Неоднократно отмечалось, что причины протестов, как и сами выступления в арабских странах, не одинаковы; крайне правые взгляды Брейвика, казалось бы, прямо противоположны взглядам тех, кто оккупировал Уолл-стрит и т.д. Различий во всех этих событиях действительно больше, чем сходства. И, тем не менее, участников выступлений объединяет недовольство политическим устройством современного мира, их «отчуждением» от идущих политических процессов, причем не только в своей стране. Участники ощущают, что происходящие внутри страны события обсусловливаются более общими, глобальными трендами развития. Экономический кризис, вторая волна которого как раз пришлась на 2011 год, четко показал, насколько уязвимым в своей взаимозависимости оказался мир. И если на экономическую глобализацию потребовалось более столетия, то политическая глобализация происходит буквально на наших глазах. Во многом способствуют данному процессу современные интернет-технологии. Отменить или приостановить их влияние невозможно.

Выход один: постепенно менять политическую систему мира, делая ее более адекватной современным реалиям и при этом учитывая интересы различных групп, вовлекая их в политические процессы и ведя диалог. Разумеется, речь не идет о диалоге с экстремистскими группировками. К счастью, их всегда не так уж много. Более того, как только начинается диалог, экстремизм теряет свою силу.

Важно иметь в виду, что речь идет именно о диалоге, который требует времени и знаний, но главное — он не может быть односторонним. Диалог — это всегда «двустороннее движение». Удивительно, но на этот факт мало кто обращает внимание. Даже те авторы, которые подчеркивают необходимость не только силового воздействия, но и оказания влияния за счет привлекательности предлагаемого или навязываемого (в частности, Дж. Най), исходят из односторонности воздействия. Такой же логикой руководствуются и политики. Так, крах мультикультурализма, о чем в уходящем году заявили, кстати, лидеры ряда европейских государств, случился именно потому, что в выстраивании и осуществлении этой политики не было диалога. Влияние шло одностороннее, причем, в основном, через диаспоры, которые тем самым обособлялись.

Конец года — это не только подведение итогов, но и прогноз на будущее. Боюсь, что 2012 окажется не менее беспокойным годом. И, тем не менее, необходимо снизить нарастающие процессы хаотизации путем координации усилий разных участников мирового сообщества с целью решения международных проблем. Иными словами, речь идет о глобальном управлении. Здесь нет одного пути. Спектр действий должен быть очень разнообразным. В современном мире выстроена целая система управления. Это международные организации (ООН, Группа восьми, Группа двадцати и др.), международные режимы, другие двухсторонние и многосторонние формы. Их необходимо развивать и укреплять, подключая негосударственных акторов, а также ориентируясь на диалог, предполагающий в результате изменение всех сторон.

Еще одно направление, которое представляется перспективным в развитии современного глобального управления, — сетевая дипломатия. Пока эта идея только сформулирована в общем виде в Концепции внешней политики РФ 2008 года. К сожалению, дальнейшей разработки данная идея пока не получила. По сути же, сетевая дипломатия представляет собой механизм решения международных проблем по сетевому принципу, когда наиболее заинтересованные в решении той или иной проблемы участники выступают своего рода организационными, интеллектуальными, финансовыми и т.п. центрами. Эти центры увязываются как между собой, поскольку один и тот же актор включен в решение многих проблем (в каких-то в качестве центра, в каких-то — просто участника), так и с ООН, являющейся главным центром современного глобального управления. Развитие идей и организационных форм сетевой дипломатии могло бы быть важным вкладом России в процессы глобального управления. Это особенно важно, если принять во внимание высказанную английской исследовательницей С. Стрэндж идею о том, что будущее определят не армии или ресурсы, а то, насколько влиятельным окажется участник международного взаимодействия при определении новых «правил игры», т.е. тех норм и принципов, на основе которых будет строиться взаимодействие.

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.
Распечатать страницу