Мой бедный, бедный, бедный, бедный русский язык...

13.03.12

Мой бедный, бедный, бедный, бедный русский язык...

Эксперты МГИМО: Миловидов Владимир Дмитриевич, к.экон.н., доцент

С некоторых пор я начинаю чувствовать себя в какой-то совершенно новой среде обитания. Я говорю, говорят со мною, я слышу разговоры других. Знакомые слова, выражения, фразы, но что-то чужое или точнее незнакомое, не моё проступает в них.

Я вынужден признать, что русский язык изменился. Причем, не потому, что в нем появились иностранные слова или какие-то неологизмы, вполне естественные для общества, которое стремительно становится все более и более открытым. Я даже не говорю о лексике интернета — она везде особая. Интернет — мощный стимул появления и новых смыслов, и новых слов, и нового языка. Я говорю о словах, которые исконно русские, даже литературные, но на глазах одного поколения превратившиеся в жаргон, ставшие двусмысленными, потерявшие приличие...

Ведешь беседу, говоришь с кем-то, а будто идешь по топи подтекстов и аналогий. Иносмыслие — становится ловушкой, грозящей перевернуть настрой беседы, заменить серьезность иронией и сарказмом. Сказав: «Я так трахнулся на улице», — вызовешь у собеседника не сочувствие или интерес к размере ушиба или ссадины, а некое смешение чувств от насмешки до зависити. Рассказывая о своей или чьей-то учебе и перечисляя: физфак, геофак или экономфак, — сам начинаешь испытывать неожиданную неловкость.

Слова «грохнуть» и «замочить» в принципе могли бы оказаться в одном предложении или в разговоре на тему о погоде, грозе и воде. Но теперь они почти однокоренные с убийственно совпадающим смыслом. Перечислять можно много слов-перевертышей. Они произносятся нами совершенно по иному поводу или в ином смысле, чем буквально несколько лет назад. Более того, они не просто двусмыленно наполняют чью-то речь или чей-то слух, они их портят и оскорбляют...

Вот буквально недавний пример. Один активный оппозиционный депутат в конце нервно завершающейся манифестации в прямом эфире креативного тв-канала убеждает тв-корреспондента (на 2-ой с небольшим минуте репортажа), мол, задержанные участники акции волнуются и боятся провокаций, ведь у них «с собой есть план, настоящий план», мимикой лица и интонацией голоса напирает на последние слова депутат. «И что?» — недоумеваю я. Что за план такой, который может быть столь важен и секретен?... Только благодаря всезнающему интернету я прощаюсь со своим девственным неведением: оказывается так именуют наркотики...

А сегодня еще один депутат поверг в шок интернет сообщество, оценив редеющие «ряды оппозиции». Да всего лишь и сказал, что они «жидеют». Прочитав эту новость и некоторые высказывания на сей счет, я ужаснулся своей «нездешности» и почти «понаехавшести». Ведь я точно чужак! Мне бы и в голову не пришло увидеть в этом что-то националистически-оскорбительное. Нетолерантное. А ведь люди-то оскорбились! Мой же «ненормальный» мозг на автомате выдал слово синоним — редеть. Я не поверил в свой мировоззренческий и языкознательный диссонанс с окружающим меня общественным мнением и полез в «Толковый словарь живого великорусского языка» В.И. Даля. Читаю: «Жидеть, см. жидкий». Я и обрадовался своему традиционному пониманию старорусского говора, но и почувствовал себя опять-таки посторонним...

Глядя на то, как меняется язык, какие смыслы все мы вкладываем в привычные фразы и слова, я прихожу к выводу, что меняется прежде всего не язык. Меняемся мы. Увы, мы придаем именно те значения словам, которыми они потом и значат нам в ответ. Которыми они нас веселят, оскорбляют, убеждают, пугают...

Русский язык всегда отличался своим богатством. Только на русском языке можно было написать целый осмысленный рассказ, используя всего одну лишь букву. И сейчас, казалось бы, язык становится богаче. Ведь смысл привычных слов множится. Это так, да вот беда, что множатся негативные и отрицательные, малопривлекательные смыслы. Мы не лепим красоту слов, мы уродуем словесность...

Когда-то интеллигенты, старовременный «креативный класс», придумывали новые слова, слова-пародии на ругань, но применимую в культурном и интеллектуальном обществе. Эдакий интеллигентский жаргон. Нынешний жаргон «креативного класса» становится не то воровским, не то варварским. И пропадает тонкость и истинная ирония двойных смыслов, игривость богатого русского языка, и проступает оголтелое и охамевшее нутро невежды...

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.

Источник: Блог Владимира Миловидова
Распечатать страницу